БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ .275 RIGBY, ОН ЖЕ СКРОМНЫЙ 7х57 MAUSER

Категории: Статьи
13.04.2021
Может быть, не всем известно, но .275 Rigby и 7х57 мм Mauser – суть разные названия одного и того же патрона. У Джона Ригби и его компании были замечательные отношения с фирмой Маузера, и ему было позволено поставить свое клеймо на маузеровский патрон. Почему .275? Потому что это диаметр ствола (в тысячных долях дюйма) до нанесения нарезов. По нарезам новый диаметр уже будет 0.284 дюйма.

Так вот, под обоими наименованиями этот патрон стал одним из самых популярных охотничьих боеприпасов в Африке и в Северной Америке. По крайней мере, «Карамоджа» Белл был им премного доволен. Он и в наши дни делает все так же надежно, как и 120 лет назад. «От себя лично могу сказать, что мне удалось достигнуть своих наивысших успехов именно с 7мм Rigby-Mauser… Каким-то образом он обладал уникальной способностью безошибочно находить мозг слона», – писал Уолтер Дэлримпл Мэйтленд «Карамоджа» Белл. Охотничьи подвиги Белла всегда связаны с дискуссиями о применении «легких» калибров для охоты на самых больших и опасных животных Африканского континента. Его приключения и опыт охоты в Африке изложены в его трех книгах («Странствия охотника за слонами»; «Сафари в Карамодже»; «Белл Африканский») и в книгах многих его современников. Его охотничьи достижения с винтовкой от Rigby под маузеровский патрон во многом повинны в том, что скромный патрон был вознесен на уровень славы почти мифического уровня.
Белл владел разным оружием, но, легкую Rigby-Mauser выделял как любимую. Именно с этой винтовкой он взял большую часть своих слонов – около 800. В своей первой книге «Странствия охотника за слонами» он лестно о ней отзывался: «Факт остается фактом, я пользовался почти всеми вариантами винтовок и патронов, но моя Rigby-Mauser под .275 никогда меня не подводила в сочетании с патронами от DWM».
Когда Белл впервые прибыл в Африку, ему еще и 20 не было. В 1902 году он впервые прошел через очень удаленную территорию в северной Уганде, которая называлась Карамоджо, и эта область, известная своими воинственными жителями, стала его любимым местом охоты. Она дала ему знаменитую кличку – «Карамоджа» Белл.
Белл был дружен со знаменитым оружейником из Эдинбурга по имени Дэниэл Фрейзер. И имел возможность испытать, проверить и пострелять из разного оружия. Но в конце концов остановился на легких болтовиках – Mannlicher под .256 M-S (6,5x54 M-S) и Rigby под .275 (7х57 Mauser). Он был уверен, что при охоте на открытых пространствах эти винтовки имели преимущество перед тяжелыми двустволками, которые в то время были в ходу среди охотников за слоновой костью. Белл был убежден в том, что размер/масса пули имеют меньшее значение, чем точность выстрела, при условии достаточной проникающей способности.
Объясняя эту противоречивую концепцию применения малокалиберных пуль на очень больших животных, Белл писал: «У меня была двустволка под .450/.400 и болтовик .275 Rigby. Иногда я пользовался одной, иногда стрелял из другой. И стал обращать внимание на то, что, если мой выстрел был точен, то слон умирал так же быстро, получив легкую пулю, как и при выстреле из тяжелой двустволки. И наоборот. Ежели выстрел из любой винтовки был недостаточно точен, то и результат был схож: смерть не наступала». И, не смотря на то, что Белл не всегда точен в своих оружейных пристрастиях и заключениях, он по-прежнему остается одним из величайших охотников своей эпохи.

ОРУЖИЕ БЕЛЛА
Незадолго до кончины Белла в родной Шотландии в 1954 году о его достижениях, как охотника за слоновой костью, стало известно американскому писателю Роберту Руарку. Во время своего первого сафари с Харри Селби в 1952 году Руарк впервые услышал и был очарован рассказами о подвигах Белла. Вскоре после первого Руарк отправился на второе сафари с пересадкой в Лондоне. Он нашел время навестить магазин Westley-Richards, где узнал, что вдова Белла сдала его оружие на комиссию. Руарк приобрел две винтовки Белла – двустволку от Jeffery под .450/.400 NE и Rigby-Mauser под .275. И обе подарил своему крестнику Марку Селби (Марку тогда было 4 года).
Rigby была разборной – полезная особенность для путешествующего охотника. И уже богатая историей биография винтовки пополнилась новыми страницами. Семья Селби не держала ее за стеклом, Харри и Марк интенсивно пользовались ею, в основном стреляли антилоп. А в 1973 дочь Харри, младшая сестра Марка, Гейл взяла ее на слоновую охоту в Ботсване. Естественно, отец был ее пиэйчем. Для Гейл это было большим достижением. Охота прошла в стиле, который Белл наверняка бы одобрил.

НЕМНОГО ИСТОРИИ 7х57 Mauser
Как и многие патроны того времени, 7х57 Mauser был разработан для военных целей. Дата рождения – 1892 год. Патрон сразу же был принят на вооружение многими европейскими и латиноамериканскими государствами.
Американцы познакомились с этим патроном и с маузеровскими винтовками во время Испано-Американской войны 1898 года. Американцы превосходили испанцев количеством, но их оружие уже тогда можно было назвать архаичным – они были вооружены однозарядками под .45-70. Потери американцев оказались серьезными. Печальный опыт заставил их обновить арсенал, и так появился Springfield M-1903, в котором очевидны некоторые характеристики от Mauser К98. Они были настолько очевидны, что правительство США в течение нескольких лет выплачивало Маузеру по одному доллару за каждую сделанную винтовку.
7х57 Mauser и на британцев произвел неизгладимое впечатление во время их войн с бурами на юге Африки. Британские красно-камзольники понесли значительные потери от рук полупартизанских стрелков-буров. Буры практически без исключения были великолепными стрелками, большинство из них жили на земле, и охота составляла значительную часть их жизни. Предвидя назревавший конфликт, республики Трансвааль и Оранжевая закупили маузеровские винтовки в больших количествах и снабжали ими своих новоиспеченных «коммандос». Бурам удавалось сдерживать мощь Британской империи в течение 18 месяцев. Но в мае 1902 года они вынуждены были сложить оружие.
По окончании Бурских войн популярность 7х57 стала расти. Многие британские оружейники стали делать винтовки под маленький, но эффективный патрон. Сам Маузер, естественно, тоже не отставал.
Оригинальный вариант снаряжения, который применялся в армии: круглоносая неэкспансивная пуля массой 173 грана с дульной скоростью 2300 фут/сек. Применялись и более легкие пули, но 173-грановая стала классикой.
После Второй мировой в Штаты поступила масса оружия побежденного вермахта; большинство винтовок приобретались спортсменами, которые, как правило, перестволяли их под более популярные патроны. Большинство еще не понимали, что 7х57 значительно превосходит такие, как .30-30 Winchester и .300 Savage, и будет хорош для большинства североамериканских охот. Но все равно многие винтовки были сохранены в их оригинальном виде.
В наше время многие производители оружия выпускают винтовки под 7х57. Они производятся как в Европе, так и в Штатах, как большими компаниями, так и штучниками. Патроны также производятся многими производителями. Качеством выделяются американский патронный гигант Federal Cartridge и шведская Norma. В руках самозарядчиков этот патрон звучит громче. Дело в том, что фабричные патроны снаряжаются в расчете на самые слабые конструкции винтовок, которые еще есть в ходу, то есть они страхуются и недозаряжают патрон до его потенциала. Самозарядчики способны ускорить старый патрон до уровня 7мм-08 Remington, у них и пуль колоссальное разнообразие имеется.

.275 RIGBY
Компания Джона Ригби была одной из первых, кто увидел большое гражданское будущее боевого патрона. И в 1907 году приняла его, дав ему британское название (по диаметру ствола, а не по калибру пули). В тот период компания Rigby была эксклюзивным представителем Маузера в Британии. Маузер поставлял ствольные коробки (К98), Ригби собирал винтовки, и они пользовались спросом. Популярность спортивного патрона 7х57 достигла довольно высокого уровня. Такого, что к двадцатым годам прошлого столетия многие из больших лондонских оружейников (Jeffery, Westley-Richards, Purdy и Cogswell & Harrison) начали производить винтовки под германский патрон. Но в Британии он назывался .275 Rigby.
В своем каталоге от 1924 года Rigby предлагал три модели, рассчитанных на их .275-й. Модели отличались длиной стволов и каждой предназначался определенный заряд: заряд с пулей массой 175 гран считался стандартным, заряд с пулей массой 140 гран был высокоскоростным, с ним охотились на оленей в горах Шотландии. Модель №3 имела самый короткий ствол (21 дюйм), была самое легкой и считалась дамской или юношеской.
В общем, как его ни называй, а главный герой этого очерка и после более чем 100 лет боевых и охотничьих подвигов остается в нашем арсенале.
Автор статьи: Михаил Шукис
Фото: Михаил Шукис