«Чтоб не пропасть поодиночке»

Категории: Статьи
10.07.2016
На страницах охотничьей прессы, в социальных сетях и на форумах время от времени идет активное обсуждение вопросов пропаганды охотничьего движения, защиты прав охотников и лоббирования их интересов. Немало охотничьих объединений, клубов и рядовых трофейных охотников озабочены имиджем трофейной охоты, ее значением для рядовых охотников и общественности. Но лично у меня, например, остается устойчивое ощущение, что все эти обсуждения и рассуждения – нечто, варящееся в собственном соку, никем так и не услышанное, и не принятое к сведению на высоком уровне.


Каким образом охотник может иметь возможность влиять на общественное мнение в отношении охоты? Как изменять правила охоты, если в этом есть необходимость? Как влиять на законодательство об обороте охотничьего оружия? Свои неразрешимые проблемы у аутфиттеров и охотпользователей. Они постоянно сталкиваются со сложностями, начиная от ввоза иностранными охотниками оружия в страну и заканчивая все более усложняющимися правилами вывоза охотничьих трофеев.

Во всех этих вопросах сложно добиться позитивного решения, действуя поодиночке. Наши современные клубы и ассоциации охотников и охотпользователей слишком малочисленны и финансово не столь мощны, чтобы весомо влиять на изменения в законодательстве. А ведь если не убирать бюрократические препоны, то в скором времени можно лишиться вообще охотничьей отрасли как таковой.

Как же можно консолидировать все эти разрозненные усилия, объединить их в единое русло и попытаться улучшить ситуацию в охоте и охотничьем хозяйстве страны вообще, и в области трофейной охоты в частности?

На мой субъективный взгляд, только благодаря консолидации общественных объединений охотников и организации ими охотничьих выставок. Хочу обратить внимание читателя: выставок, ОРГАНИЗОВАННЫМ САМИМИ ОХОТНИКАМИ.



Охотничьи выставки

Естественным следствием и живым форумом охотничьего движения во всем мире являются охотничьи выставки. Именно на таких ежегодных собраниях можно ознакомится с новинками охотничьей индустрии, вживую пообщаться с аутфитерами и проводниками, запланировать будущие поездки. Такие выставки являются рупором охотничьего трофейного дела. И во многом от того, как, где и в какое время они проходят, зависит, будут ли охотники услышаны общественностью или выставка пройдет лишь как очередная ярмарка-распродажа.

В нашей стране организаторами таких мероприятий являются, как правило, собственники помещений и площадей, в которых эти выставки проходят. Как мне кажется, это является в корне неверным. Прежде всего из-за того, что конечной целью собственника помещения является получение прибыли от его сдачи в аренду. При этом ему важно не то, кто будет арендатором, а то, сколько он на этом заработает. Как следствие, мы видим, что российские выставки представляют собой в большинстве своем лишь ярмарки-распродажи, где количество участников обратно пропорционально стоимости аренды площадей. Охотничьи объединения почти не проводят на таких выставках массовых мероприятий для своих членов. И уж точно никак не участвуют в распределении доходов от проведения таких выставок. А, следовательно, все более ограничивается возможность их влияния на формирование общественного мнения об охоте, на лоббирование разумного охотничьего законодательства, на финансирование природоохранных программ.

Чтобы было понятно, к чему я хочу подвести, попробую рассказать о принципах организации и проведения нескольких крупнейших мировых выставок, проходящих под эгидой зарубежных охотничьих организаций. Речь идет о конвенциях и выставках Международного Клуба Сафари SCI), Далласского Клуба Сафари (DSC), Грэнд Слэм Клаб Овис (GSCO) и Фонда Диких Баранов (WildSheepFoundation). Первые два клуба проводят свои конвенции, соответственно, в Лас Вегасе и в Далласе и являются самыми крупными по количеству участников и посетителей. Две последние организации ориентированы на любителей горной трофейной охоты и потому несколько скромнее. Участие в перечисленных выставках возможно только для членов данных объединений. Выбор площадок для проведения выставочных мероприятий определяют сами клубы, заключая многолетние договора об аренде помещений на время проведения выставок и, естественно, получая от проведения выставок прибыль. В первую очередь эту прибыль получают от продажи площадей участникам-экспонентам. Во вторую очередь – от продажи входных билетов для посетителей. В третью очередь – от аукционов. Дело в том, что для участия в выставке экспоненты обязаны делать пожертвования либо в виде денежного эквивалента, либо в форме того или иного продукта, выставляемого на проводимые в рамках выставок аукционы. Аутфиттеры выставляют на аукционы охотничьи туры, художники-анималисты – свои картины и скульптуры, производители оружия, оптики и охотничьей экипировки – свою продукцию. С одной стороны, для экспонентов это служит хорошей рекламой и поддержкой их товара, с другой – средства, собираемые от таких аукционов, формируют фонды для поддержки различных природоохранных программ в различных регионах, которые заранее анонсируются и являются своеобразными имидж-проектами данных клубов, позволяющими наряду с прочими организациями участвовать в охране и защите дикой природы. В качестве примера можно назвать программу борьбы с браконьерством в различных странах Африки, направленную против нелегальной добычи и торговли слоновой костью. Это позволило во многих регионах предотвратить полное уничтожение слонов. Также в рамках данных аукционов проводятся торги специальными единичными лицензиями на редкие виды североамериканских баранов-толсторогов. Такие лицензии в разных штатах США благодаря подобным торгам продаются за десятки, а порой и сотни тысяч долларов. В результате формируются огромные средства на охрану и воспроизводство популяций баранов.

Посетителями упомянутых форумов могут стать далеко не все желающие. Лишь на некоторые из упомянутых выставок вход свободный и относительно недорогой. В большинстве же своем это выставки для членов клуба, то есть необходимо стать членом клуба для получения права на вход, а также заплатить немалую сумму (например, билет на 4 дня на выставку SCIстоит $350). И, несмотря на это, посетителей ежегодно оказывается до 40-50 тысяч!

Эти четыре выставки считают своим гражданским долгом посетить нынешние и бывшие политики, общественные деятели, киноартисты, лидеры природоохранных движений.

Участие в таких и подобных им выставках обязывает аутфиттеров-организаторов трофейных охот придерживаться определенной клубами охотничьей этики и правил охоты тех государств, где такие охоты проводятся. При клубах существуют КОМИССИИ ПО ЭТИКЕ, куда может обратиться любой охотник, считающий, что с ним так или иначе поступили не по правилам или кто-то из членов клуба нарушил этические требования. И если где-либо кто-либо отошел от этических устоев клуба – будь то клиент или аутфиттер – клуб может принять решение об исключении такого нерадивого члена из своих рядов, после чего он становится нежеланным и в других общественных организациях.

Компаниям-неэкспонентам запрещается продажа охот или прочих товаров, связанных с охотой, в рамках выставки. Замеченные в этом изгоняются. Таким образом защищается право экспонентов на ведение бизнеса в процессе выставки. Хочешь продавать туры – заплати клубу за участие!

Обладая таким потенциалом – финансовым и людским – клубы реально могут влиять на формирование общественного мнения в отношении охоты вообще и трофейной в частности. Ряды клубов ежегодно пополняются все новыми членами и в их среде большое внимание уделяется охотничьей этике, моральным аспектам правильной трофейной охоты, поддержке и защите популяций редких видов животных в разных частях мира. Нередко клубы участвуют в программах учета диких животных, благодаря которым становится возможным рациональное использование популяций и их дальнейшая защита. Так было с архарами Марко-Поло в Таджикистане в 2010 году, где после внезапного закрытия охоты «защитниками» дикой природы были проведены учеты и сформирована Ассоциация охотпользователей Таджикистана, благодаря чему охоту вновь открыли и средства от продажи охот начали формироваться на нужды охраны редкой популяции архаров.

Пару лет назад, прилетев в Нью Йорк, на входе в международный терминал я обратил внимание на плакат: «Международный клуб Сафари – мы защищаем дикую природу». Так работает лобби охоты в Америке. У нас в аэропортах можно встретить лишь стенды для пожертвований во Всемирный Фонд Дикой Природы (WWF) – во многом антиохотничью организацию. Есть разница?



Но не все так гладко

Надо также сказать и про негативный зарубежный опыт. К примеру, недавно в европейский парламент обратилась группа из нескольких европейских «зеленых» парламентариев с просьбой запретить ввоз охотничьих трофеев из неевропейских стран. Это должно было стать ударом «ниже пояса» для всех европейских охотников! Панические настроения витали на всех европейских охотничьих выставках: что делать дальше!? Как противостоять таким веяньям? Кому выступить двигателем и лоббистом в деле защиты трофейной охоты. Было много разных предложений, вплоть до создания специального охотничьего фонда для отчисления средств в него, чтобы финансировать такое лобби. Охотники пожимали плечами, аутфитеры и турагентства готовились к закрытию своих операций. Голосование в Европарламенте состоялось в начале мая, и пока запрет не прошел большинством голосов. Но, кто знает, будет ли так же через пару лет, если вопрос вновь поставят на голосование? В чем причины подобной пассивности европейских охотников? По-моему, во многом в том, что организаторами европейских выставок так же, как и у нас, являются прежде всего не европейские клубы охотников, а выставочные центры, профитирующие на сдаче площадей в аренду. Европейские политики-охотники, а таких немало, в большинстве своем стесняются открыто говорить о своем увлечении трофейной охотой, чтобы не навредить своему имиджу. Фотографии, где они в традиционной охотничьей одежде на охоте, используются «зелеными» для их порицания – «убийцы невинных животных!». Посещать такие выставки опасно для имиджа политиков.

«Зеленые» же, «гринписовцы» и вегетарианцы всех мастей, в свою очередь создают свои фонды и конвенции для лоббирования своих идей. Свободный мир – каждый имеет право на защиту своих интересов. Пусть они даже противоречат здравому смыслу и всему эволюционному развитию человечества – жившему и живущему до сих пор едино с дикой природой (и не в последнюю очередь благодаря охотникам). Боюсь подумать, что бы было, не научись в свое время Хомо сапиенс охотиться, укрощать диких животных, благодаря чему в свое время он и получил пищу богатую жирами и белками, теплую одежду и кров.

А ведь все эти международные и североамериканские клубы начинали несколько десятилетий назад лишь с горстки охотников – 20-30 человек. Но они понимали, что отстаивать свое право на охоту, иметь возможность охотиться по всему миру, дать такую же возможность своим детям и внукам, можно лишь объединившись. Объединились и стали отстаивать свои права сначала внутри своей страны, а потом и на международном уровне. Так родились Международный и Далласский Клубы Сафари.

Такой путь и у наших клубов. Недавно основанный Клуб Горных Охотников и более закрытый МОК «Сафари», Федерация Охотничьего и Рыболовного Туризма, Ассоциация Охотпользователей придут весьма скоро, если уже не пришли к необходимости консолидации вокруг дела трофейной охоты и прежде всего – к необходимости организации собственной охотничьей выставки. Пускай для начала небольшой, но в будущем, я уверен, имеющей огромные перспективы роста.

Надеюсь, тогда мы придем к пониманию и общественному одобрению охоты.
Автор статьи: Максим Воробьев, исполнительный директор Федерации Охотничьего и Рыболовного Туризма (ФОРТ)

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.