Дорогие друзья нашего с вами журнала!

Категории: Статьи
01.03.2019
В сети получил распространение документ, подписанный министром МПР Дмитрием Кобылкиным. Если почитать комментарии охотников к нему, то они носят преимущественно негативный оттенок или полны откровенного пессимизма.

Честно говоря, у меня отношение к этому письму двоякое. С одной стороны, становится понятно, что министр не просто отделался заявлением на ноябрьском заседании Совфеда о намерениях разработать концепцию развития охотничьего хозяйства страны, но и приступил к сбору необходимой информации для реализации продекларированного. И это, я считаю, плюс. То есть, плюс не только в том, что Дмитрий Николаевич держит слово, но и в том, что собирает предложения, а не навязывает охотничьей общественности своего уникального механизма выхода из очевидного тупика.

С другой стороны, несколько напрягает тот факт, что письмо адресовано лишь руководителям высших исполнительных органов государственной власти субъектов федерации. Я не про то, что это письмо не адресовано руководству региональных профильных министерств и комитетов – они как раз получат задания от руководства субъекта подготовить соответствующие предложения. И не о том, что губернаторы или президенты субъектов сами, не будучи компетентными в подобных специальных вопросах, понапишут всякой отсебятины (хотя часть сетевых комментаторов полагает, что именно так и будет). Лично меня смущает другое – как мне стало известно, аналогичные письма не были направлены ни в специализированные научные учреждения, ни руководству общественных организаций охотников. И это – минус. Правда, в ходе нашего обсуждения этого момента с одним из высших сотрудников МПР РФ им была высказана такая позиция: предложения от администраций субъектов – это первый этап, за которым последуют общественные обсуждения. К сожалению, что именно по этому поводу думает сам министр, пока не известно.

Хотелось бы отметить еще и использование в письме словосочетания «охотничье хозяйство». Приходится уже в который раз обращать внимание на то, что оно регулярно употребляется чиновниками, не говоря уже обо всех остальных людях, в то время как такого вида деятельности в Общероссийском классификаторе видов экономической деятельности (ОКВЭД) нет. Де-юре в России охотничьего хозяйства не существует, и официальным документам с этим словосочетанием не должны давать хода юридические службы. В то же время всем заинтересованным людям понятно, что де-факто охотничье хозяйство есть и его не может не быть. А то, что его наличие не признается законодательно – это абсурд, с которым логично было бы разобраться в самую первую очередь и только потом собирать предложения по развитию этого самого охотничьего хозяйства. Правда, признание охотничьего хозяйства отраслью может повлечь за собой отмену концепции охотпользования, и уже не охотпользователь государству, а государство будет должно охотхозяйственнику. Но тут, я уверен, государство хотя бы на уровне терминологической схоластики сумеет отстоять свое право только брать.

И в заключение повторю свое предложение двухгодичной давности. Может быть, не стоит специалистам министерства ломать голову над кучей взаимоисключающих предложений от руководства регионов, которые будут написаны соответствующими региональными службами без особого рвения, «из-под палки» (ведь там служат по большей части вовсе не стратеги, а оперативники-исполнители). А вместо этого объявить всероссийский конкурс на лучшую концепцию развития охотничьего хозяйства страны с хорошим денежным призом. И пусть те, кому есть что предложить, сформулируют свое видение стратегии и аргументированно его обоснуют. А компетентная комиссия из авторитетных специалистов-ученых выберет лучшую из концепций.



С уважением, главный редактор

Анатолий Можаров



Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.