Дорогие друзья нашего с вами журнала!

Категории: Статьи
03.05.2016
Когда выйдет этот номер в свет, во многих регионах России весенняя охота уже закончится, впрочем, в каких-то еще и не начнется. В этой связи хочется сказать несколько слов об очень важном. Пожалуй, о самом важном для многих – о выпивке на охоте. Точнее, не о самой выпивке, а о ее законодательном запрете и связанными с этим делом бесконечными вопросами и юридическими парадоксами.

Как известно, в статью 24 ФЗ «Об оружии» некоторое время назад было сделано существенное дополнение: «Лицам, владеющим на законном основании оружием и имеющим право на его ношение, запрещается ношение оружия в состоянии опьянения...». Первой реакцией большинства охотников на эту жестокую добавку было: «На святое покусились!». В самом деле, выпить «на кровях» – придумано не вчера. Это старинная русская традиция, а мы же любую традицию готовы послать полем, но только не эту! Тем более на открытии охоты! Российские виноделы в прошлые века даже создали специально для такого случая наливку «Охотничья запеканка», а немецкие – знаменитый Jagermeister. Ну, да! В Европе, и не только в ней, охотников никто не сдерживает подобными запретами, и они выпивают на охоте, будучи при оружии. Правда, справедливости ради, нужно заметить, что они и не пьют с таким воодушевлением и усердием, как россияне. Но все-таки, все-таки дополнение это идет в разрез с общепринятыми «понятиями», и любому ясно, что нарушать его будут так или иначе.

Мне показалось несколько неожиданным то, что на охотничьих форумах по поводу алкоголя на охоте высказываются обычно люди, поддерживающие данную законодательную инициативу. В таком примерно ключе: «Сам не пью и другим не советую». Большинство же придерживается того мнения, что по ходу дела пить, тем более с оружием в руках никак нельзя, а если его разряженное зачехлить, то сам бог велел по окончании принять на грудь грамм 100-150.

На самом же деле, как бы мы ни формулировали для себя ограничительно-позволительный алгоритм употребления спиртных напитков на охоте, руководствуясь здравым смыслом, есть буква закона, которая контролирующими органами может быть интерпретирована вовсе не так либерально, как многим хотелось бы. А проблема в том, что формулировка дополнения к статье 24, мягко говоря, сыровата. Что означает термин «ношение»? Речь идет только о расчехленном заряженном ружье? Или о расчехленном разряженном тоже? Или же и о зачехленном разряженном? Если ружье еще не лежит в машине, но разряжено и зачехлено – это еще ношение или уже транспортировка?

Еще больше вопросов вызывает логический посыл к написанию данного дополнения. Если запрещено только ношение, а по поводу транспортировки ничего не говорится, то получается, что пьяному охотнику можно таскаться с зачехленным ружьем где угодно. Долго ли ему его расчехлить и устроить перепалку с товарищем, который его «не уважает». По идее, надо бы запретить и транспортировку. Но тогда уж и хранение в сейфе становится для пьяного не преградой для криминальных пострелушек. Было на одном из форумов и такое предложение: перед употреблением горячительного ключи от сейфа сдавать в местное отделение полиции.

Дальше – еще вопросы. Как именно контролирующие органы будут проверять наличие опьянения? Если речь идет о полиции, то она может по любому надуманному поводу задержать «подозреваемого» и доставить на медицинское освидетельствование. А если это госохотинспектор? Какие у него есть права на подобные действия, если пьяный охотник откажется дунуть в «трубочку»? Я уж не говорю о том, что про пресловутые промили законотворцы забыли вообще, и одна гребенка зачешет и «правильных питаков» и расслабившихся «до изумления». Написавшему это «дополнение» и принявшим его даже не пришло в голову, что на ружейной выставке, например, все ружья расчехлены, а едва ли не все «владеющие на законном основании оружием и имеющие право на его ношение» хотя бы слегка подшафе. В законе даже не оговорено, идет ли речь об огнестрельном или о клинковом оружии тоже (а в продолжении этого дополнения упоминается как раз холодное оружие).

Для чего же, в конце концов, делаются такие, не доведенные до ума, дополнения в закон? И как бы ты ни старался оценить тот колоссальный позитив, который был заложен в малограмотно сформулированную идею, на ум приходит одно – все это не ошибки юристов-двоечников, а возмутительный способ пополнить «честный заработок» представителей контролирующих органов. И невольно вспоминается: «…а этим псам, положить самое малое жалование, кабы данная сволочь сама себя прокормит».
Автор статьи: Анатолий Можаров, главный редактор «Магии настоящего САФАРИ»

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.