Камень преткновения – петли

Категории: Статьи
26.08.2020
Нужно, наверное, быть очень наивным, чтобы думать, будто «зеленые» грантоеды, выяснив наконец-то, что ошибаются в отношении охоты вообще и новых Правил охоты в частности, посыплют голову пеплом и начнут каяться. Нет, конечно. Они будут искать иные варианты продемонстрировать своим зарубежным хозяевам собственную значимость, способность негативно влиять на содержание вырабатываемых Министерством природных ресурсов документов, то есть будут продолжать пакостить.

Сегодня я хотел рассказать об одной из таких попыток.



Наверное, не все наши читатели в курсе, что существует такой телеграмм-канал «Зеленый змий», который на самом деле не имеет никакого отношения к выпивке. Канал предоставляет специалистам в области экологии и природопользования соответствующую новостную информацию, в том числе об инициативах разных министерств в сфере экологии, их структурных подразделений, комитетов, комиссий и прочего. До последнего времени, в отличие от, скажем, «Медузы», «Зеленый змий» не был ориентирован на скандал, демонстрировал беспристрастность в изложении новостей и фактов. Но, по-видимому, у всякой непредвзятости есть физические пределы, а у всякой предвзятости – своя цена.

Сравнительно недавно «Зеленый змий» разместил пост, касающийся обсуждения новых Правил охоты. Не буду приводить его целиком, познакомлю вас только с несколькими фрагментами. Скажу, что сразу бросилось в глаза. Буквально в самом начале текста автор поста по сути дела четко обозначил свою позицию. Он заявил, что против проекта новых Правил высказалось 16 тысяч россиян, а также ведущие эксперты ОНФ.

Здесь нужно заметить, что 16 000 против почти 5 миллионов охотников – это не сказать, чтобы очень много. Кроме того, подавляющее большинство противников новых Правил их, разумеется, не читали. Просто, являясь противниками охоты вообще, они выразили таким образом свое к ней отношение.

Что же касается тех, кто проект читал, то, как сообщается в посте «Зеленого змия», их концептуальная претензия к Правилам сводится к требованию запретить использование в целях охоты петель «в ареале обитания редких и находящихся под угрозой исчезновения кошачьих: дальневосточного и переднеазиатского леопардов, амурского тигра, снежного барса, манула, кавказской лесной кошки, кавказского камышового кота».

Вы знаете, вот такой пустяк, как использование словосочетания «ареал обитания», о многом на самом деле говорит… Достаточно открыть «Толковый словарь русского языка» Ожегова и Шведовой, чтобы узнать: ареал – это область распространения чего-нибудь на земной поверхности, на какой-нибудь территории. А ареал обитания – это масло масляное, которое выдает некомпетентность автора, желающего произвести на аудиторию впечатление, будто перед ней специалист. Откройте любой сборник научных статей или учебник по популяционной биологии, и, если вы найдете там словосочетание «ареал обитания», можно смело выбрасывать такую книжку в мусорную корзину. Специалист никогда не напишет «ареал обитания» – только ареал вида или территория обитания вида.

Но это все пока присказка…

Далее «Зеленый змий» публикует такое заявление: «Запрет на использование петель был введен в 2010 году после широкого профессионального обсуждения с экспертным сообществом». Что это было за обсуждение и что это было за сообщество?

Директор кировского «Института природоресурсного и экологического права»

Пушкин Александр Викторович охарактеризовал широкое профессиональное обсуждение с экспертным сообществом в 2010 году как спектакль. Я бы еще добавил эпитет – дешевый спектакль. Обсуждение не было широким, не было профессиональным и не было экспертным.

В своей статье «Змея кусает не ради сытости, а ради лихости» Александр Пушкин привел пример с одним таким экспертом. Дело в том, что в 2016 году вопрос о петлях поднимался и по этому поводу резко против выступил небезызвестный в узких кругах доктор наук и даже академик Петровской академии наук Железнов-Чукотский Николай Константинович. Он направил обращение специальному представителю Президента России по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергею Борисовичу Иванову. В письме было сказано буквально следующее: «Разрешение петлевого лова волков и шакалов, зайцев-беляков поставит Россию в отношении природоохранного законодательства и политики в области экологии в ранг стран даже не третьего мира, а абсолютно варварских и вряд ли будет способствовать повышению ее международного авторитета». Вот такое жесткое, я бы сказал, пассионарное экспертное мнение.

Ответом на это обращение стала статья, которая публиковалась в том числе в нашем журнале. Автор ее – сотрудник кировского Научно-исследовательского института охотничьего хозяйства и звероводства Сергей Павлович Матвейчук.

Процитирую с небольшими сокращениями, поскольку Сергей Павлович в тексте дает еще и ссылки на документы): «…в британском Законе о диких животных и сельской местности 1981 г. (с изменениями на мат 2015) – нормы (в смысле присутствуют нормы – А.М.) о петельном лове зайца, кролика, лисицы. Там делегированное законодательство регионов, как у нас».

И это не просто слова – далее автор приводит ссылки на конкретные статьи законов Шотландии и Северной Ирландии.
«Возьмем Канаду, – продолжает Матвейчук. – Закон о диких животных Территории Юкон. Общие правила разрешают использовать петли для ловли мелкой дичи не только трапперам, но и всем охотникам, имеющим лицензию на крупную или мелкую дичь.
Законодательство как минимум большинства юрисдикций США и Канады не запрещает петли, а устанавливает правила их использования. Вот Североамериканская Ассоциация Агентств рыбы и дикой природы – в свежих (2016 г.) версиях перечней рекомендуемых орудий лова койота и волка – петли.
Таким образом, варианта три. Либо:
1) Великобритания, Канада и США – варварские страны, не дотягивающие даже до третьего мира; либо
2) Н.К. Железнов-Чукотский сотоварищи (а вместе с ним подписали обращение еще двое – А.М.) не знают, о чем пишут; либо
3) эти авторы держат спецпредставителя Президента С.Б. Иванова за дурака.
Склоняюсь ко второму варианту».

Я лично тоже склоняюсь ко второму варианту – Железнов-Чукотский, как это у него водится, очень любит со всей своей горячностью и рвением высказываться по вопросам, в которых не разбирается совершенно. Это было уже неоднократно, его уже не раз на этом ловили, но Николай Константинович, судя по всему, следует принципу: «Никогда не сдавайся! Позорься до конца!»

Вот таким экспертам как раз и удавалось добиваться запрета петельного лова в Правилах охоты.

Если вернуться к тексту материала из «Зеленого змия», то автор доверительно сообщает читателям, что «…установка петель на сегодняшний момент приравнена к браконьерству и карается Уголовным кодексом».

И это откровение снова позволяет сделать вывод о компетентности авторов и редакторов «Зеленого змия».

«Такая фраза, – справедливо указывает Александр Пушкин, – способна вызвать ошеломление… Неужели трудно было посмотреть статью 258 УК РФ «Незаконная охота» и разобраться в квалифицирующих признаках?!

…само по себе применение петельных самоловов не образует состава или события преступления (само по себе в некоторых случаях оно может образовывать событие и состав административного правонарушения)».

Другими словами, тут то же самое: или автор телеграмм-канала «Зеленый змий» не знает, о чем пишет, либо намеренно вводит читателей в заблуждение. И вот в данном случае умышленно или по неграмотности он это делает – сказать сложно.

И еще цитата из материала, размещенного в телеграмм-канале: «Попадание в петлю для кошачьих – это гарантированная смерть или увечья, не совместимые с жизнью. А отсутствие запрета в Правилах охоты гипотетически позволяет браконьерам устанавливать эти орудия лова, формально не нарушая закон и легализуя впоследствии нахождение «шкуры и других дериватов» пострадавшего от петель животного».

Я уже высказывался по поводу заявления г-на Крейндлина о том, что в петлю на куропатку может попасть снежный барс.

Вы когда-нибудь видели петлю на куропатку? Вы можете себе представить любого из кошачьих, которых ждет гарантированная смерть или увечья, не совместимые с жизнью, если они попадут вот в петлю, поставленную на куропатку? Я о существовании таких маленьких кошачьих у нас в стране никогда не слышал. Но может быть нашим зеленым оппонентам известен…АРЕАЛ ОБИТАНИЯ какого-нибудь такого малюсенького кошака…

По поводу браконьеров. Браконьерами людей делает как раз запрет петельного лова. При том, что, как верно замечает Александр Пушкин в своей статье, тех, кто умеет изготовить и поставить самоловы, сегодня можно по пальцам пересчитать.

Знаете ли вы, что ЮНЕСКО признали охоту с ловчими птицами нематериальным культурным наследием человечества? Добивались и добились этого арабы. Казалось бы, птицы – это о-го-го! а петли – они так себе, ничего особенного… А на самом деле Россия теряет одну за другой самобытные, по-настоящему традиционные охоты, теряет охотничью культуру, утрачивает свое исконное нематериальное культурное наследие. Понятно, что «зеленым» на это наследие плевать. Им вообще на многое плевать – лишь бы не прекращалось финансирование их деятельности.

Но есть, слава богу, те, кому не плевать.

Вопрос о петлях оказался живуч по той причине, что в ряде регионов России петельный лов является традиционной формой охоты коренного населения, непременным условием их жизнеобеспечения. И оно, это население, не раз обращалось к руководству своих регионов с просьбой добиться от федерального центра легализации такой охоты.

«Зеленый змий» пишет: «И вдруг Минприроды решило пересмотреть соответствующую норму, исключив запрет в проекте обновлённых Правил охоты». Вот это вот «и вдруг»…

То есть автор поста в «Зеленом змие» представляет себе, что у кого-то вдруг в МПР образовался в голове филиал мочевого пузыря, и он хлоп – снял запрет на петельный лов. И сколько полного непонимания ситуации и нездорового столичного снобизма в замечании «Зеленого змия» по поводу коренных и малочисленных народов, которые «в Приморском и Хабаровском краях или на Кавказе совершенно точно не находятся под угрозой исчезновения из-за невозможности использования петель». Ах, какое искрометное остроумие у автора!

А впрочем – бог с ними. С некомпетентностью «Зеленого змия» в вопросах охоты, с отсутствием желания адекватно понять нужды коренных и малочисленных народов. Таких змиев и змеенышей развелось немеряно. Но, согласитесь, совсем другой спрос с чиновника такого уровня, как спецпредставитель Президента.

Я уже упоминал в связи с петельным ловом письмо к Сергею Иванову, которое, по всей видимости, и привело в 2016 году при слабом тогдашнем министре природных ресурсов к снятию с повестки дня легализации петельного лова. Судя по всему, вспомнив о тогдашней роли Сергея Борисовича в этом деле, некие представители антиохотничьей своры, снова обратились к нему за поддержкой их запретительных инициатив. И Сергей Борисович, если верить телеграмм-каналу, пошел у них на поводу – он обратился к главе Минприроды Дмитрию Кобылкину с просьбой пересмотреть позицию ведомства и вернуть запрет на петельный в Правила.
Честно говоря, я никак не могу понять отношения большинства людей, в том числе и представителей государственной власти к проблемам экологии вообще и охотничьего хозяйства в частности. Как можно не понимать, что все это – достаточно чувствительная и тонко настраиваемая система, в которой нельзя что-то поменять местами или убрать.

Почему, например, никто не лезет со своими советами и требованиями к руководству, скажем, института квантовой физики? В принципе-то, а что такого? Импульсы там у них, дискретность… Почему бы не позвонить и не попросить убрать из формулы постоянную Планка. Мол, ко мне обратились люди, не любят они никакие планки. Уберите ее из формулы совсем.

Наверное, даже мысль о такой просьбе им не придет в голову. Но почему же не кажется абсурдным вмешательство в еще более многосложные материи? То Сергей Миронов считает принципиальной позицию его партии, проголосовавшей за запрет охоты в вольерах. То вот Иванову не нравится петельный лов. Почему спецпредставитель Президента России по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта, прежде чем принимать решения по вопросу, который перед ним поставили безусловно заинтересованные лица, не запросил позицию по этому поводу Всероссийского научно-исследовательского института охотничьего хозяйства и звероводства им. проф. Житкова?
И еще замечание по теме.

Сильный министр, слабый министр – в чем разница? А в том, что слабый берет в подобных случаях под козырек, как это сделал в 2016 году Сергей Донской. А сильный отстаивает коллегиально принятое решение. Дмитрий Кобылкин ответил Сергею Иванову, что состоялось совещание с участием директора WWF России Дмитрия Горшкова, участники которого единогласно поддержали предложения о наделении всех губернаторов (без привязки к территории) правом разрешать использование петель для отлова волков, шакалов, зайца беляка и некоторых видов пернатой дичи способами, «исключающими причинение вреда другим объектам животного мира».
Иными словами, министр отказался поддержать предложение спецпредставителя президента.

И вот буквально вчера-позавчера стало известно, что в МПР едут ревизоры, которые будут выяснять, насколько правильно выполняются министерством поручения президента. Совпадение? Будем надеяться, что совпадение…

Автор статьи: Анатолий Можаров
Фото: Фото автора и из архива редакции