Кавказский след…

Категории: Статьи
24.04.2020
Выставка «Империя и Кавказ. Оружие, обмундирование, ратные традиции XIX-начало ХХ века», организованная в Москве во Всероссийском музее декоративного искусства, доставит истинное удовольствие всем любителям старинного оружия. Многие российские музеи, архивы, библиотеки представили свыше 1000 экспонатов, рассказывающих о военных сражениях на Кавказе и Закавказье, о воинских подразделениях, их обмундировании, снаряжении.



Более половины выставочных экспонатов – это кавказское холодное и огнестрельное оружие из частных собраний российских коллекционеров, которые впервые демонстрируют свои сокровища в таком объеме.

В наши дни в российских коллекциях сосредоточено значительное количество старинного антикварного оружия. В его числе кавказское оружие, которое с полным основанием может претендовать на крупнейшее и самое представительное. Такое положение существовало и сто лет назад. К тому времени Кавказ прочно вошел в состав российский империи, и шел активный процесс социально-экономического и культурного освоения кавказских земель. В течение всего XIX века большое количество регулярных российских войск и казачьих формирований столкнулось с военными традициями кавказских народов, с богатой историей кавказской оружейной культуры. Это знакомство не прошло бесследно. В истории Российской империи нашли отражения и стали ее неотъемлемой частью самые различные события, в которых прослеживается кавказский след.

К одному из таких ярких явлений в России надо отнести увлечение собирательством и коллекционированием кавказского оружия. В императорские коллекции, полковые и общеисторические музеи, столичные и многочисленные усадебные собрания поступали кавказские кинжалы и шашки, сабли и палаши, ружья и пистолеты, пороховницы и натруски, предметы защитного вооружения – кольчуги, шлемы, щиты, наручи и т.д. В Тифлисе в конце XIX – начале XXвв. был создан Кавказский военно-исторический музей, целью которого было сохранить историческую память о событиях Кавказской войны. Кавказское оружие можно было встретить как в крупных коллекциях, так и в малых. Представители русского офицерства, служившие на Кавказе, привозили военные реликвии. Например, Л.Н. Толстой, проведший на Кавказе два с половиной года, хранил в Ясной Поляне небольшой арсенал кавказского оружия.

Среди попавшего в Россию национального оружия, безусловно, особая роль отводилась памятным и подарочным предметам. В их изготовлении кавказские оружейники были неподражаемыми мастерами. Дорогой подарок в виде кавказской шашки или кинжала, как знак высшего уважения, оказался у многих российских офицеров и представителей аристократии. Одним из примеров подобного подарочного оружия может служить замечательная шашка с богатым украшением золотой насечкой, представленная на выставке. Шашка была изготовлена в 1853 году для светлейшего князя Семена Михайловича Воронцова.

Семен Михайлович Воронцов (1823-1882) – сын Кавказского наместника генерал-фельдмаршала М.С. Воронцова. Он был действительно уважаемым человеком, участником Кавказской и Крымской войн, боевым генералом от инфантерии. В 1852 г. князь Семен Михайлович Воронцов за отличия в делах против горцев был удостоен орденом Св. Георгия IVстепени и произведен в генерал-майоры свиты Его Императорского Величества.Во время Крымской войны он также находился в рядах действующей армии, где был ранен и за отличия отмечен орденами. В 1865 г. С.М. Воронцов был назначен городским главою Одессы, где стал первым президентом Одесского общества изящных искусств и оказывал значительную поддержку археологическим изысканиям. С 1870 года был уволен в бессрочный отпуск и стал постоянно жить в своем имении, в Алупке, являясь одним из богатейших помещиков Крыма.

Сохранившаяся шашка имеет надпись на клинке «Свиты Его Императорского Величества генерал-майору Князю Семенъ Михайловичу Воронцову 1853 года. г. Ахалцыхъ М. Бурунсузовъ». Вероятно, она была подарена Семену Михайловичу в связи с тем, что в 1853 году он сдавал командование Куринским пехотным полком и уезжал на время за границу.

Шашку для С.М. Воронцова изготовил один из лучших закавказских оружейников середины XIXв. Магдесий Кеорг Бурунсузов (Пурунсузов). Она является примером кавказского оружия самого высокого класса. Это легкая, хорошо сбалансированная, изящная шашка. Ее конструкция – типично кавказская, т.е. рукоять глубоко утапливается в ножнах, а головка рукояти отличается характерной закавказской формой. Шашка богато украшена насечкой золотом с изображением изысканного орнаментального узора. Известны несколько работ этого мастера, хранящиеся в коллекциях Эрмитажа, Российского Этнографического музея, Государственного исторического музея. Часть своих изделий он подписывал на русском языке, часть – на армянском, причем не забывал упомянуть, что он «переселянин», т.е. он переселился в Ахалцихе из Эрзерума. Это произошло в период русско-турецкой войны 1828-1829 гг., которая завершилась подписанием Адрианопольского мира. По итогам договора город Эрзерум был возвращен турецкому султану, а к России переходило все восточное побережье Черного моря, в том числе и город Ахалцихе. Во время похода на Эрзерум среди русских войск находился А.С. Пушкин, который и описал свою поездку в «Путешествии в Арзрум». На вновь присоединенных к России территориях жили грузины, азербайджанцы, турки, армяне, курды. Вскоре после окончания военных действий в Турцию ушли турки и курды, а на их места поселились турецкие армяне из Эрзерумского и Карсского пашалыков. Мастер-оружейник Магдесий Кеорг Бурунсузов был одним из таких переселенцев.

Шашка, подаренная князю С.М. Воронцову, изготовленная в 1853 году, относится к одним из поздних работ М.К. Бурунсузова. К этому времени мастер был хорошо известен среди русских офицеров, т.к. он уже выполнял серьезные заказы – изготовил саблю с вензелем Николая I для русского императора, другую – для великого князя Михаила. Да и позднее, в 1862 г. и 1867 г. Бурунсузов участвовал в международных выставках в Лондоне и Париже.

Русские офицеры, служившие на Кавказе, по достоинству ценили рабочие характеристики кавказского оружия. В войсках были востребованы хорошего качества шашки, легкие и удобные пистолеты и ружья с нарезными стволами. Особенно охотно использовали кавказское холодное оружие – шашки и кинжалы – включая их в свой арсенал. Немаловажно и то, что стоило местное оружие относительно недорого. Например, в описи убитого на дуэли поручика Тенгинского пехотного полка М.Ю. Лермонтова, составленной в Пятигорске 24 июля 1841 г. на квартире покойного, значились «кинжал с ножиком с белою ручкою, шашка в серебряной с подчерниею оправе с портупеею, на коей 12 пуговиц серебряных с подчерниею, пистолет черкесский в серебряной отделке с золотою насечкою в чехле азиатском». Такое оружие могло быть трофеем, отобранным у горцев во время боевых сражений, а, может быть, и приобретено у местных ремесленников. М.Ю. Лермонтов как участник боевых действий не просто прекрасно разбирался в кавказском оружии, но и досконально знал его. Об этом, в частности, говорят его стихи:

В серебряных ножнах блистает мой кинжал,

Геурга старого изделье,

Булат его хранит таинственный закал,

Для нас давно утраченное зелье.

Из этих строк совершенно ясно, что поэт восхищается кавказским кинжалом в дорогой оправе. Он был знаком со старым оружейником Геургом, который знал секрет таинственной булатной стали.

Кто такой Геург? Мастер Геург Элиаров (Геурк Элиазаров) работал при дворе грузинского царя в Тифлисе еще в конце XVIIIв. до присоединения Грузии к Российской империи. Слава Геурга как ведущего мастера-оружейника была такова, что уже в 1817 году он изготовил саблю для подарка брату российского императора Александра I– великому князю Константину Павловичу. Сегодня в музейных коллекциях известно около 10 изделий Геурга и они дают представление о высоком профессионализме мастера. Большая часть известных предметов подписана особым званием «Оружейник Его Императорского Величества». Оружие Геурга необычайно красиво с неизменным украшением великолепной золотой насечкой.

Но, пожалуй, главное достоинство заключается в качественном металле его клинков. Не случайно оружие Геурга заинтересовало начальника оружейных заводов и министра финансов генерал-лейтенанта Е.Ф. Канкрина, который стремился наладить на вновь построенной Златоустовской оружейной фабрике выпуск клинков из высококачественной стали для русской армии. В 1828 году он просит командующего войсками на Кавказе И.Ф. Паскевича выяснить, из каких начальных материалов приготавливается на Кавказе булат, каковы способы переделки этих материалов в сталь отличного качества и закалки выкованных клинков, какие вещества применяются при закалке, каковы приемы инкрустации золотой проволоки. Вслед за этим сыновья Геурга – Кахраман и Ефрем –выполнили особое задание русского правительства и изготовили «из приготовляемого им железа и стали с насечками золотом по данным рисункам … саблю настоящего булата, шпагу из стали видом булата, шашку стальную в струях посередине, кинжал другого сорта и вида булата». Работа тифлисских оружейников была высоко оценена, и они получили 160 червонцев, а Элиазаров по императорскому распоряжению был награжден золотой медалью с надписью «За полезное» для ношения на шее на Анненской ленте. По предложению Е.Ф. Канкрина в Тифлис были направлены для обучения мастера Златоустовской оружейной фабрики Карл Вольферц и Василий Южаков с двумя рабочими. Около двух лет златоустовцы работали в Тифлисе. Не известно, освоили ли они выделку «настоящего булата» из индийского железа или использовали сварную технологию разных видов стали, как это делали Элиазаровы, но в 1833 году златоустовские мастера закончили свое обучение. Десять булатных клинков, изготовленных златоустовцами, были представлены императору. За эту работу мастера, как и Элиазаров, получили денежное вознаграждение.

Российское руководство понимало, что навыки, полученные златоустовцами у лучшего тифлисского оружейника, будут востребованы. Ведь именно в эти годы на Златоустовской оружейной фабрике под руководством Павла Петровича Аносова шли серьезные научные исследования качественной литой булатной стали для производства холодного оружия. Клинковая технология оружейников Элиазаровых с использованием «сварного булата» или кованной дамасской стали была хорошо известна русским мастерам. Но чтобы получить «русский булат», выпуск которого был налажен на златоустовском оружейном производстве к началу 1840-х годов, Аносову требовались опытные мастера разных оружейных профессий, знакомые с многочисленными клинковыми технологиями.

В дополнение к ранее известным музейным предметам на выставке представлены две работы из частных коллекций, подписанные Геургом, – сабля и кинжал. Они подтверждают тот факт, что мастерство Геурга соответствует самым высоким критериям оружейного искусства того времени.

На клинке сабли золотой насечкой нанесена надпись на арабском языке «Изготовитель и производитель оружия Величайшего Императора Геурк», а на обухе трудночитаемая надпись на латинице HanerWolek, предположительно, это имея заказчика-владельца клинка. Сабля демонстрирует очень сложную технологию кузнечного дела и термической обработки клинка. Клинок выкован из дамасской стали продольно-волнистого узора. Металл изготовлен из шести пакетов, обух и лезвие клинка приварены на торец кузнечным способом к сердцевине, которая состоит из четырех пакетов крученого дамаска. На боевом конце твердость по Роквеллу составляет 59-60 ед., на обухе – 48-50 ед. Такой клинок совмещает в себе великолепные боевые качества (прочность, твердость, режущие свойства) и декоративные возможности узорчатой дамасской стали. К рабочим характеристикам клинка представленной сабли необходимо добавить его выверенную форму, весовые показатели, хорошую балансировку.

Вторая ранее неизвестная работа Геурга – это кинжал типа кама. Его клинок также откован из дамасской стали, причем в сдвоенных долах выделен красивый букетный узор металла. Клинок украшен золочеными изображениями орнаментированных арок и картушей с подписью мастера на арабском языке. Оправа выполнена из серебра с черневым орнаментом, на ней выбиты пробирные клейма Тифлисской пробирной палатки 1846 года.

Но, пожалуй, самое любопытное скрыто в полустертой надписи на клинке, которая когда-то была насечена золотом. Исследователи прочитали надпись – «Кн. Аркадий Суворов». Это дало возможность говорить о принадлежности кинжала внуку фельдмаршала графа А.В. Суворова – Светлейшему Князю Аркадию Александровичу Италийскому Графу Суворову-Рымникскому (1834-1893). Аркадий Александрович Суворов был активным участником Кавказской войны. В апреле 1856 года он был назначен адъютантом к Главнокомандующему Отдельным Кавказским корпусом Н.Н. Муравьеву-Карскому, в сентябре, по смене командующего, назначен на ту же должность к князю А.И. Барятинскому. В июне 1857 года А.А. Суворов командирован состоять при начальнике Лезгинского отряда, участвовал в боях с лезгинами, в сентябре-декабре участвовал в Чеченской экспедиции. В 1858 году награжден за отличие орденом св. Станислава 3 ст. с мечами и произведен в поручики. В июне 1859 года пожалован в флигель-адъютанты, в июле-августе находился в Чеченском, а в августе – в Дагестанском отряде. 25 августа 1859 года находился при представлении плененного Шамиля Князю Барятинскому под аулом Ведено. За отличие в боях с горцами награжден орденом св. Анны 3 ст. с мечами, а в сентябре произведен в штаб-ротмистры Гвардии. В апреле 1860 года награжден орденом св. Владимира с мечами и бантом.

Не известно, был ли кинжал приобретен Аркадием Суворовым во время его службы на Кавказе или ему подарили оружие знаменитого Геурга, но принадлежность кинжала правнуку генералиссимуса, с которым пресекся род Суворовых, ставит его в разряд ценных исторических памятников.

Обратим внимание на форму кинжала. Костяная рукоять имеет характерную прямоугольную плоскую головку. Подобная форма кавказских кинжалов нашла отражение в уставном оружии, принятом на вооружение офицеров конных и артиллерийских частей Черноморского казачьего войска в 1840 году. Это один из наглядных примеров заимствования удобных функциональных оружейных форм, сложившихся на Кавказе.

Не осталась незамеченной в истории русского оружия и кавказская шашка, которая возникла на Кавказе как особый вид оружия. В 1834 году, начиная с Нижегородского драгунского полка, шашка стала привычным оружием для многих российских воинских подразделений. Особенно шашка полюбилась казакам. В 1881 году в ходе реформы перевооружения русской армии кавказская шашка с клинком небольшого изгиба и двулезвийным боевым концом послужила примером для разработки основных образцов русского холодного оружия.

Можно долго и с подробностями разной степени глубины рассказывать об этой уникальной выставке, уровень которой в ближайшие годы вряд ли удастся повторить. Но лучше увидеть все своими глазами – выставка продлится до 5 апреля.

Автор статьи: Елена Тихомирова
Фото: Фото автора, Галины Миловидовой