Клиент-охотник глазами гида

Категории: Статьи
21.07.2020
По образованию я охотовед иркутской школы. С некоторых пор работаю в качестве гида (термин пиэйч в нашей среде как-то не приживается) в разных регионах Дальнего Востока, в частности на Камчатке. Накопился определенный опыт, рассказ о котором, надеюсь, будет полезен охотникам-клиентам.



Гид не выбирает клиента-охотника, как и охотник не выбирает гида, но работать на достижение поставленной задачи им приходится совместно, и от того, как они будут контактировать, часто зависит результат охоты. Что касается гида, то он является работником сервиса, обслуживающим персоналом, и нравится ему или не нравится клиент, он проглотит обиды и недовольства, пусть с мрачным лицом, но отработает. Во всяком случае большинство понимают, что это их шанс неплохо заработать. Те, кто не готов к подобным условиям, вряд ли выберут для себя такой вид деятельности.

Что касается охотников, то они, разумеется, клиенты, а клиент, как известно, всегда прав. Даже когда не прав.



Почему иностранцы лучше

Если честно, я предпочитаю работать с иностранными охотниками. Прежде всего потому, что они послушны. У подавляющего большинства из них «врожденное» уважение к профессионализму вообще, и если аутфиттер доверил исполнение его желаний, здоровье и даже жизнь некому гиду, то иностранец не сомневается в профессионализме гида. Он подчиняется указаниям или требованиям гида, и в результате они как правило добиваются положительного результата. Сказывается также и тот факт, что в большинстве случаев иностранцы, прибывая в нашу страну впервые, не владеют необходимой информацией для принятия самостоятельных решений. Попросту сказать, не знают местной специфики. Поэтому при необходимости их всегда можно поставить на место, а если понимаешь, что они могут сотворить какую-нибудь серьезную глупость, то можно и припугнуть неприятными последствиями из-за особенностей российского законодательства.

Надо сказать, что в основной массе на Чукотку, в Магадан едут люди, которые понимают, насколько сложной может быть охота и насколько экстремальными могут оказаться условия пребывания здесь. Хотя приходилось сталкиваться и с такими, которые совсем не в курсе, что Камчатка – это совсем не Африка и тем более не Европа. Был случай, когда на охоту в сентябре один таксист из Рима приехал в джинсах, майке и бейсболке. А у нас как раз нас выпал снег, мороз опускался до -3°С, и плыть до лагеря нужно было в открытой лодке больше часа. При этом у него с собой было два неприподъемных баула, в которых не оказалось ни подходящей одежды, ни подходящей обуви. Одели, во что смогли найти. Но сразу стало понятно, что это за охотник, и предчувствия нас не обманули. Когда через пару дней гид показал ему с вершины сопки пасущегося внизу, мерах в двухстах лося, итальянец не растерялся, упал на землю и начал ловко перекатываться с места на место, словно на занятиях по тактике ближнего боя. У гида отвисла челюсть, он реально испугался – думал, что клиент сошел с ума.

Другой забавный случай был с троицей испанцев. Они сразу заявили, что друг без друга никуда – всегда только втроем! И вообще ходить по горам… не планируют. Мы опешили: а как же вы хотите добыть снежных баранов? А мы, сказали испанцы, будем плавать на лодке вокруг скал и стрелять тех зверей, что выйдут на берег – бараны же выходят вечером к морю воды попить?

Разумеется, такие случаи не являются частыми, потому, наверное, и врезаются в память.

Один клиент француз, когда увидел камчатского медведя, перепугался и сказал, что видел их только в зоопарке, и там они небольшие совсем. А когда я разделывал лося, он предложил его перевернуть для удобства. Полтонны перевернуть! Может, я неправильно его понял, поэтому переспросил. Да, предлагает перевернуть. Разумеется, даже ногу не смог приподнять. А минувшим летом немцы, охотившиеся на медведя на приваде, требовали по несколько раз пересаживаться – им надо было, чтобы мишка стоял точно в профиль. Пересаживаться, сидя на вышке, где метр туда-метр сюда, бессмысленно. И это тога, когда медведь пришел на приваду, стоит перед ними, как на ладони, в сотне метров…

Конечно же основная проблема в работе с иностранцами – практически поголовное незнание гидами английского языка. Менталитет у гостей из-за рубежа, мягко говоря, отличается от нашего, манеры и поведение другие. Многие иностранцы вообще русских побаиваются, а объясниться с ними, как говорится, по-человечески большинство егерей не могут. Если ты владеешь английским, то довольно быстро находишь с клиентом общий язык, и большая часть проблем снимается. Клиент расслабляется, начинает вести себя адекватно. Поскольку я владею английским в достаточной степени для общения на разные темы, не раз это использовал.

Незнание языка оборачивается иногда совершенно нелепыми провалами. Мой хороший товарищ, эвен по национальности из всего английского языка знает только слово «шут». Он повел француза охотиться на лося. Его задача – подвести, а будет клиент стрелять или откажется – это дело клиента. И вот он подводит француза на комфортную дистанцию выстрела к огромному лосю и говорит: «Шут»! Француз начинает что-то ему объяснять: «Парле-марле, делон-одеколон». Гид повторяет: «Шут, шут, отличный лось!» Но клиент опять бубнит свое: «Миль пардон, бульон-балкон!». Оказывается, лося слегка закрывали тоненькие ветки кустарника, и француз пытался объяснить проводнику, что ветки могут отклонить пулю. А эвен ничего этого не понял и пожал плечами – не хочешь стрелять, пошли в лагерь. Я бы на его месте заставил-таки француза стрелять, если бы и не сообразил, о чем тот толкует. А мой товарищ не стал этого делать, и в лагере француз учинил серьезный скандал, который, кстати сказать, не принес ему никаких дивидендов.



Почему наши хуже

Охота с соотечественниками, к сожалению, та еще радость. Большинство убеждены в том, что все проводники – чмо, а он, клиент, всегда знает, как сделать лучше. Приехал – глянул одним глазом, сразу разобрался в ситуации, и не надо вешать ему лапшу на уши!

Если, как я уже сказал, иностранцы гиду доверяют, то с нашими вечно начинаются расхождения во мнениях. Я понимаю, что на охоту прилетают небедные люди, то есть предприниматели, которые умеют принимать решения, рисковать, для которых аксиомой является лозунг одного из героев пришвинской «Кощеевой цепи»: «Тише едешь – дальше будешь от того места, к которому едешь». Я это все понимаю, но… как можно не догадываться хотя бы о том, что гид знает местность лучше, чем ты таблицу умножения, тогда как для тебя она – tabularasa? Что у гида уже есть богатый опыт охоты именно в этих местах, где ему известно, когда и как ведут себя искомые звери. Но, увы! Соотечественники в экстремальной ситуации обязательно настоят на своем, и это всегда заканчивается «провалом операции». Разумеется, при этом они никогда не признаются в том, что совершили ошибку именно они, и будут во всем винить гида, условия погоды, сложный ландшафт или злого духа этих мест. Сколько раз уже было – в ситуации, когда начинались сложности, клиент решал, как ему казалось, упростить маршрут: «А давай вот тут срежем!» При этом ты знаешь, что в предлагаемом тобой маршруте только вначале крутовато, а потом будет легче, но если пойти там, где предлагает клиент, то очень скоро он просто ляжет и все. Начинаешь объяснять, а в ответ слышишь: «Я же вижу, что тут лучше»! И если клиент оказывался слишком настойчивым, все заканчивалось фиаско.

Еще одна проблема русских клиентов – в большинстве случаев они плохо стреляют. Это относится не ко всем конечно. Есть и такие, кто бьет всегда наверняка и кладет зверя с одного выстрела. Но большинство мажут отчаянно. И по прямой-то в разумных пределах получается не очень, а как только доходит дело до стрельбы под углом, до введения поправок – совсем беда. Скорее всего потому, что рука не настреляна. Понятно, что в России есть проблема с тирами, стрельбищами, патроны дорогие. Но, если уж тратишься на такую недешевую охоту, как охота на горных копытных, камчатских лосей или медведей, есть смысл научиться стрелять.

Не так давно я охотился с вроде бы опытным охотником, у него есть даже свое охотхозяйство. Вышли на лося очень удачно – 70 метров всего! Выстрел из «Блазера» – промах! Начал передергивать затвор – не получается. Объяснил этот казус тем, что ему рюкзак помешал – у него за спиной был маленький рюкзачок. Но я думаю, что дело не в рюкзаке, а в мандраже из-за страха не попасть. А страх этот – из-за малой практики стрельбы.

У большинства иностранцев еще и высокая скорость стрельбы. Сделав выстрел, они мгновенно перезаряжаются, а глаз, вроде бы, и не отрывался от прицела. Если ты охотник, то это должно происходить у тебя на автомате, руки должны делать это инстинктивно. Наши же, кто мало охотится, после выстрела опускают ружье и открывают варежку – а что там получилось? В это время зверь нередко уходит подранком.

На самом деле, если ты охотишься на крупное животное, даже не нужно смотреть – попал или не попал, надо сразу сделать два-три выстрела для верности. Если зверь начинает крутиться, и пока он на виду, у тебя есть совсем немного времени, чтобы добавить. Подранок никому не интересен – ни охотнику, ни проводнику. Если подранок медведь, то добор его может быть смертельно опасным. Раненый зверь уходит в самую чащобу, куда просто сложно пробраться. Раны нередко затягиваются жиром, и кровяной след теряется. Без собак найти бывает практически невозможно. А если ранен баран, то добор оказывается крайне сложным в физическом плане. Так что дело не только в том, что охотнику придется заплатить за подранка, как за добытого зверя, но и в том, что плохой выстрел вызывает еще и кучу проблем.

Там, где я охотился в горах, сразу договаривались, что при попадании пули охотника в зверя, гид страхует клиента из своего карабина. Клиенты обычно понимают, что искать подранка в горах – себе дороже, и всегда дают добро на страховочный выстрел гида.



Установить отношения

Установление личных отношений между клиентом и гидом – это очень важный момент. Если я вижу, что клиент настоящий охотник, что он со мной «одной крови», то не просто отрабатываю положенное, а стараюсь выполнить свою работу как можно лучше, в частности найти ему такой трофей, которого он заслуживает. Гид ведь тоже охотится, как и клиент, только не стреляет. Каждый трофей – это и трофей гида. Эмоции все те же самые.

И совсем другое дело, если приезжает клиент, чтобы галочку поставить в своем списке добытых зверей. Как правило, таким все не так, все нужно быстрее, по любому поводу претензии. Желания помочь ему добыть зверя не возникает, и он получает от гида ровно столько, сколько положено – не более того.

Охотнику нужно понимать и еще такой момент – во время охоты он вместе с гидом находится в экстремальных условиях, которые могут представлять риск для здоровья и жизни. И если в этих условиях нет контакта, если клиент разговаривает с гидом через губу, по любому поводу капризничает и не слушается, то вряд ли ему стоит рассчитывать на полную самоотдачу со стороны гида.

Отношения начинают устанавливаться с момента знакомства. Для работы конечно же проще называть друг друга по именам, но мой принцип знакомства с человеком такой – как он представился, так я его и называю. Если просто по имени – по имени и называю, если представился по имени-отчеству, то и разговор веду на «вы».

Думаю, правильно будет обратить внимание охотников на следующее. Многие клиенты считают, что если они оплатили тур, то гарантированно добудут отличный трофей. Если так рассуждать, то, как говорил мой клиент из Франции, нужно охотиться в зоопарке. То, что аутфиттеры публикуют в соцсетях, в своих буклетах или на страницах специализированных изданий, это все «сливки». Большинству их клиентов достается «молоко», а кому-то и «обрат». Когда вы видите фотографии с рекордными трофеями в каталоге той или иной турфирмы, соотнесите ограниченное количество этих фотографий с тем, сколько лет компания на рынке и скольким десяткам охотников за это время она организовала охоту. Отличный, а тем более рекордный трофей – это скорее исключение из правила, и к этому нужно быть готовым. Да, шанс есть у всякого охотника, но не факт, что выпадет он именно тебе, и ты добудешь такой же великолепный трофей, какой не стыдно выложить на страницы «Магии настоящего САФАРИ».

Другой сюжет из той же оперы – человек купил тур, у него душа поет – он едет отдыхать! И у него в голове не укладывается, что на этом «отдыхе» его могут поджидать малоприятные неожиданности. Ведь даже те, кто едет отдыхать в Таиланд, должны сознавать, что это экстрим – их может смыть цунами, их могут ограбить или убить злоумышленники, кто-то просто тонет или разбивается во время поездки на мотоцикле. А что уж говорить про суровые условия охоты на Дальнем Востоке и на Севере! Здесь опасностей в десятки раз больше – может и лодка перевернуться, и снег в горах неожиданно застать, и прочее, и прочее. Если ты едешь в надежде, что здесь не страшней, чем зрителю, смотрящему ужастик, то это не так. Бывало, что высаживались с вертолета на одной вершине, а с другой нас должны были забрать. Но тут включилась непогода, и нас забирали только через день-два. А клиенты с собой не взяли никакого минимума выживальщика – ни энергетических батончиков, ни теплой одежды… Как минимум, необходимо о подобных вещах думать и иметь хорошую экипировку.

В заключение хотелось бы поделиться одним важным наблюдением, которое следовало бы охотникам принимать как закон. Если клиенту выпадает шанс буквально в первый-второй день охоты подойти к неплохому трофею, но он отказывается его добыть, поскольку приехал издалека за самым лучшим трофеем, охоты у него не будет! Так бывало не только в моей практике, так бывает всегда и везде. Как-то мы по прилете на место вечером сразу развели костер, начали готовить ужин, и тут на поляну вышел лось. Видимо, решил, что валежник крушит его соперник. Надо стрелять! Но клиенту трофей показался маловат, а впереди еще времени полно. В результате трофей каждого встреченного потом рогача был все меньше и меньше. Подобные ситуации заканчиваются нередко тем, что клиент дает денег егерям, чтобы они сами добыли для него хоть что-нибудь: возвращаться домой с пустыми руками из такой поездки готовы далеко не все. Особенно когда выходят сроки, а друзья, прилетевшие вместе с тобой, уже добыли по трофею. Как поется в одной бардовской песне: «Ни на что не намекаю, просто песенку пою».

Все, что мне хотелось сказать об охотниках-клиентах, я сказал, а о том, какими видятся охотникам российские гиды, пусть расскажет кто-нибудь другой.

Автор статьи: Валерий Верташ
Фото: Анатолий Можаров