КЛИНОК… КАК МНОГО В ЭТОМ ЗВУКЕ!

Категории: Статьи
30.01.2018
Об осенней выставке в «Сокольниках»


Несколько предыдущих выставок начинались еще с площадки перед входом в конгрессо- выставочный центр, в одном из залов которого традиционно проходит эта любимая народом выставка. Здесь располагались мобильные кузницы, где мастера изумляли публику своим умением работать с раскаленным металлом. Смотреть на огонь и «фокусы» кузнецов можно было бесконечно. Иногда желающие могли и сами попробовать сделать себе сувенирную подкову «на счастье».



Донецк в нашем сердце

В этом году кузнецов на улице не было. А вот в холодном вестибюле еще до входного контроля было нечто, просто не позволявшее пройти мимо. На небольшом столе и прямо на полу находились сюрреалистические композиции кузнеца из Донецка Виктора Михалева и его единомышленников, объединенные названием «Снаряды и розы». Растительные орнаменты, в том числе и цветы, используются для украшения оружия уже много веков. Известны достижения кузнецов в создании цветов как украшения крупных металлических изделий. Многие могут создавать привлекательные букеты и композиции из стальных роз. Однако то, что создает Михалев, производит чрезвычайно сильное и глубокое впечатление. Его композиции – это материализованное философское объединение смерти и жизни. Он ведь не украшает оружие розами, а противопоставляет им объекты, приносящие, и, вероятно, уже принесшие кому-то смерть, которые и сами уже убиты. Это осколки снарядов, простреленные каски, сгоревшие пулеметы. Я такое жесткое и одновременно яркое натуралистическое противопоставление Жизни и Смерти, пожалуй, видел впервые. Эмоции просто выносят мозг, хотя общий ключ этих «натюрмортов» вполне оптимистический – превращение Смерти в Жизнь. Все-таки розы появились из снарядов. Мне показалось, что не все посетители «Клинка» прочувствовали существо этих композиций. Вероятно, они присмотрелись к кузнечному сюрреализму, который довольно часто попадается на глаза, потому и не остановились у этих экспонатов из бедующего Донецка.



Чтобы «Клинок» блистал

Константину Сергеевичу Станиславскому молва приписывает фразу: «Театр начинается с вешалки». Хочется расширить этот афоризм и сказать, что с вешалки начинается любое мероприятие в отапливаемом помещении. К сожалению, гардероб – это помещение, на котором организаторы «Клинка» хронически экономят. Для посетителей это, конечно, неудобство. Еще одно замечание. Если первая ножевая выставка, проходившая около двадцати лет тому назад в одном из корпусов завода имени Серго, была организована как праздничное мероприятие, то уже многие годы «Клинок» более всего похож на крытый рынок в глухой провинции. Конечно, редкий мужчина равнодушен к ножам, а «Клинок» самая представительная российская ножевая выставка, позиционирующая себя как международное мероприятие. Посетители на этой выставке всегда есть, хотя соответствия статусу современного крупного мероприятия, к сожалению, нет. Чего, на мой взгляд, особенно остро не хватает. Практически нет ничего, что делало бы эту выставку комфортным местом отдыха и встреч с друзьями. Отдельные разнокалиберные и разностильные киоски экспонентов расположенные по непонятной схеме не помогают посетителям ориентироваться. Сегодня доступен опыт организации больших выставок в западных странах. Пожалуй, было бы полезно объединить в больших павильонах производителей подобной продукции. Разумеется, принципы объединения могут быть различными. На «Клинке» уже давно проводятся ножевые конкурсы по отдельным номинациям, которых бывает, дай Бог памяти, около десяти. Вот можно сделать объединения хотя бы по ним. Необходимо в будущем выделить большую зону отдыха, где можно не только перекусить «на бегу», но и посидеть за полноценным обедом или ужином. В меню должно быть много напитков – «хороших и разных». Не была бы лишней еще и пара небольших буфетиков, где продавали бы воду, соки, чай, кофе и что-нибудь кондитерское, где можно на время «заморить червячка».

Однако тяга к оружию так сильна, что народ охотно посещает «Клинок», несмотря на все неудобства. Думаю, что разочарованных на этой выставке не бывает. Дело не только в том, что здесь есть, на что посмотреть и что приобрести. Здесь еще можно пообщаться с людьми, которые, действительно, зарабатывают «хлеб свой насущный в поте лица своего». Ведь в столичной тусовке и средствах массовой информации мы видим давно надоевшие лица, преуспевающие в разговорном жанре. А мастера-кузнецы, с навсегда въевшимся в пальцы металлом, занимаются реально полезным делом. Это делает общение с ними просто душеспасительным. Кроме того на «Клинке» всегда происходят приятные встречи с братьями по страсти. Наша непростая жизнь редко оставляет свободное время для общения.



36-ая выставка – повод оглянуться на пройденный путь

Что по существу показала прошедшая выставка. Прежде всего, довольно высокое качество всех ножей, производимых нашими мастерами. Думается, это связано с демократизацией законов, регулирующих оборот ножей. Более того, за время действия нового законодательства ножевое производство развилось во многих регионах, и сегодня ассортимент производимых ножей чрезвычайно широк. Сейчас и на этой выставке, и в магазинах можно приобрести изделия разного назначения, качества и цены. Откровенно плохие производители давно ушли с рынка, не выдержав конкуренции. Лично мне по душе просто устроенные и недорогие ножи, которые предлагают наши друзья из ближнего зарубежья. Они охотно используют вполне приличные стали, из которых производили обоймы подшипников и рессоры автотракторной техники, утилизируя отработанные детали. Подход разумный и выгодный. Кстати, вышедшие из строя полотна от механических пил (это «самокальные» стали), после проверки на хрупкость (молотком на наковальне) легко превратить в хороший рабочий нож, без заключительной термообработки. Такие ножи давно и успешно используют сапожники, переплетчики, резчики по дереву. Правда, эти стали, особенно пружинные, недостаточно устойчивы к коррозии. Однако полировка при изготовлении и хотя бы примитивный уход при эксплуатации вполне решают эту проблему. Ближайшим относительно недорогим ножевым материалом являются калящиеся нержавеющие стали широко известных марок. С ними, конечно, нужно серьезно заниматься не только термообработкой, но и уплотнением их структуры продуманной ковкой. Для достижения высоких результатов завершающая термообработка должна быть многостадийной и локальной. Режимы термообработки для наших нержавеющих сталей давно установлены, нужно только их соблюдать.

Когда в начале девяностых на развалинах крупных заводов их бывшие работники стали создавать частные ножевые компании, у них возникли проблемы с закупкой подходящих сталей. К сожалению, многие наши металлургические предприятия-гиганты в то время испытывали серьезные экономические трудности, да и выполнять заказы на стокилограммовые плавки они просто не могли. Это в значительной мере заставило кузнецов «вернуться» на несколько сот лет назад и заняться самостоятельно металлургией и созданием стальных дамасских композиций. У самых опытных и настойчивых появились чрезвычайно красивые клинки с достаточно хорошими «ножевыми» свойствами.

Лет восемь тому назад кузнецов потянуло к выплавке булата. Сегодня у многих из них есть весьма достойные изделия. Однако, не могу не заметить, что в соответствии с принятыми в металлургии определениями, булат – это образец углеродистой стали с выраженными структурными элементами, видимыми невооруженным глазом. Эти элементы – результат кристаллизации стального расплава при охлаждении. Последующая ковка позволяет получить ориентацию этих элементов структуры, обеспечивающих упругость клинка при большой деформации изгиба и устойчивую режущую кромку. Сегодня несколько изготовителей ножей получают хорошо выраженную структуру в высоколегированных сталях. Такие образцы они называют нержавеющим булатом. На мой взгляд, это не лучшее название для них. Думаю, что название «структурированная легированная сталь» лучше совмещается в сознании с принятой в металлургии терминологией. Но, конечно, вопрос не в названии, а в том, что эти элементы позволяют после ковки получать прочные и жесткие нержавеющие клинки.

Особую твердость имеют клинки, изготовленные из композиций, содержащих карбиды вольфрама или других металлов. Еще до Великой отечественной войны в нашей стране была освоена технология получения твердосплавных материалов на основе карбида вольфрама и связующих металлов (кобальта или никеля). В наше время кузнецы делали успешные попытки получения сверхтвердых клинков на похожей основе. Технология оказалась сложной, дорогой и «капризной». Тем не менее, удачные попытки были. Но высокого содержания карбидов получить не удавалось. Главная проблема при попытках создать сплав с высоким содержанием карбидов железа, вольфрама или других металлов, заключалась в том, что при высоких содержаниях углерода и легирующих металлов, их карбиды получались в виде крупных образований, имеющих слабую механическую связь с остальной металлической матрицей. Это было связано с тем, что при естественном охлаждении тигля с гомогенным металлическим расплавом в нем образовывалось сравнительно мало центров кристаллизации карбидов металлов, из которых как раз и образовывались крупные «зерна». Они легко выкрашивались из режущей кромки клинков. Использование различного рода мельниц было малоэффективно, поскольку в них твердая карбидная фаза разрушалась в последнюю очередь. Сначала даже казалось, что это тупиковое направление. Однако подсказка пришла из технологии получения растворимого кофе. Там концентрированный настой кофе отделяли от кофейного осадка, а затем тонко распыляли. Мелкие капельки высушивались на лету, и получался тонкодисперсный быстрорастворимый в воде порошок. Понятно, что распыление гомогенного расплава легированной стали дело более хлопотное, чем распыление одеколона или кофейного раствора, однако, технологические решения были найдены. Распыление расплавов стали производят в среде инертных газов или вакууме. В этих условиях скорости охлаждения капель достигали 1000 градусов в секунду. При этом внутри охлаждаемой капли образовывалось одновременно много центров кристаллизации, в результате чего получались очень мелкие зерна карбидной фазы. Помимо того, если распыление приводило к образованию мелких капель, то образующаяся в них карбидная фаза, даже если она была представлены одним «зерном», была только ее частью. Другими словами, при распылении карбидная фаза не может иметь размеры, превышающие размер капли. Высокая температура плавления карбидов, позволяет проводить монолитизацию порошка спеканием после его предварительного формования.

К сожалению, такие материалы производятся пока только за рубежом, однако сегодня есть компании, поставляющие порошковые стали нашим изготовителям ножей, существенно облегчая им технологический процесс и позволяя получать чрезвычайно стойкие и агрессивно режущие клинки.



Красота спасет мир

Очевидно, начиная с самых первых ножей, мастера стремились сделать их не только функциональными, но и красивыми. Это было приятно и мастеру, и потребителю. Владельцу любого предмета, а особенно инструмента, хочется, чтобы он не только был красивым, но и имел индивидуальные черты. Поэтому эстетика оружия присутствует в нем с незапамятных времен. Ножевые мастера прилагают много усилий к разработке новых форм и схем компоновки ножей. В российском клинковом оружии это свойство снова стало развиваться после упомянутых законодательных реформ девяностых годов. Сегодня абсолютное большинство производителей ножей работают над новыми формами и художественным оформлением как клинков, так и всех остальных частей своих изделий. Пару лет назад появились красивые ножи в очень элегантных ножнах. Это был прорыв, поскольку до сих пор большинство весьма достойных и дорогих клинков предлагается в примитивных ножнах не художественного, а скорее, обычного шорного качества.

Наверное, навсегда в ассортименте рукоятей останутся наборы из бересты и кожи. Они удобны при работе на морозе – не скользят в ладони и не холодят ее. Традиционным материалом рукоятей являются рога оленеобразных и реже полорогих животных. Рога, как и крупные кости животных, также используемые для изготовления рукоятей, украшаются рельефной резьбой, выжиганием, а сегодня чаще скрим-шоу.

Однако в последние годы появляются красивые рукояти из стабилизированной и иногда одновременно окрашенной древесины весьма привлекательного вида. Стабилизация значительно улучшила механические и декоративные свойства ископаемых бивней мамонта и его зубов. Художественные ножи и настольные композиции с ними сегодня можно считать самостоятельным направлением в ножевом деле. К изготовлению ножей все чаще привлекаются высококлассные ювелиры и скульпторы, предпочитающие малые формы.

Высокий эстетический уровень современных ножевых мастеров привлекает на «Клинок» и художников, резчиков по дереву и камню, не связанных с изготовлением ножей. «Клинок» почти всегда украшают ювелирные изделия из калининградского янтаря. Еще хочется отметить, что на этих выставках всегда представляются традиционные работы косторезов, более того, появились новые объекты косторезов. Это рога ланей и лосей. Особенно интересно, что найденный одиночный рог лося, побывав в руках мастера, становится уникальным ювелирным изделием. А стандартно вырубленные рога из добытого на охоте лося, не теряя трофейной ценности, становятся несравненно более привлекательными. Характер резьбы по рогам лося бывает принципиально различным, но это отдельная песня для другого случая. Еще один новый объект косторезов мне представляется особенно интересным. Это прорезная резьба по черепам животных. Пионером в этом интересном жанре был Сергей Полунин из Одессы.

Завершая обзор выставки, мне хотелось бы надеяться, что организаторы «Клинка» не останутся глухи к нашим пожеланиям, и экспозиция станет местом встреч и отдыха семей любителей ножевого искусства.







Автор статьи: Владимир Тихомиров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.