Когда выстрел лишь начало

Категории: Статьи
30.01.2020
От редакции: Постоянный автор нашего журнала из Беларуси, известный в стране охотник и талантливый литератор, как могли убедиться наши читатели, не только увлекательно рассказывает о своих охотничьих приключениях и испытываемых эмоциях, но и пытается осмыслить важные вещи – что же такое охота для каждого из нас? Ответом на этот непростой вопрос и анализом случаев из своей охотничьей практики Дмитрий Богуш решил поделиться с читателями в цикле статей «Когда выстрел лишь начало».



«Выстрел! Апогей охоты! Мгновение, ради которого ты готов терпеть лишения и невзгоды, не спать ночами и преодолевать сотни и тысячи километров. Ради этого движения указательным пальцем ты неделю лезешь в горы и ночуешь на улице в студеный мороз. Ты лишаешь семью своего общества и наконец деньги зарабатываешь в том числе ради этого еле заметного движения. И если ты настоящий охотник, то каждый раз это рубеж, момент истины для твоего эго. Мгновение, способное сделать из тебя как героя, так и полного лузера.

Ты можешь быть прекрасным следопытом, красться тише змеи, обладать феноменальной силой духа и выносливостью. Но неудачный выстрел перечеркнет это все одним громким хлопком. И после этого тебя не оправдает ни сильный ветер, ни дождь, ни камнепад, ни неисправный прицел или оружие. Ты будешь лузером. Прежде всего в своих собственных глазах.

И в то же время тебя могут привезти к номеру на тачке, поднести к зверю «в рюкзаке». Возможно, ты сам не сумеешь отличить самца лося от самки кабана. Но ты выстрелишь туда, куда тебе настойчиво полчаса указывал заскорузлый егерский перст. Выстрелишь и попадешь. И станешь героем! А если твой трофей будет обладать исключительными трофейными качествами, то героем ты будешь, как минимум, долгие годы. На вершине будешь именно ты! Не егеря, не сопровождающие и устроители, не аутфиттеры и владельцы угодий.

Увы, но такова правда охотничьей жизни. Таковы правила, по которым мы играем...»

Эти свои субъективные умозаключения о природе выстрела я написал в одной из статей, посвященной волчьей охоте. Дабы не упражняться в формировании мыслей-синонимов и не повторяться, я хочу начать размышления над последствиями выстрела именно с этой цитаты. Еще раз акцентирую внимание лишь на одном. Тотальная коммерциализация охот наступившего тысячелетия привела к тому, что от нынешнего типичного охотника-любителя зачастую и не требуется ничего особенного, кроме двух вещей: сделать хороший выстрел и оплатить его результат. Все остальное возьмут на себя «специально обученные» люди. Они найдут, выследят, установят вышку или подведут. Потом разделают, обработают добытый трофей, сфотографируют твою довольную физиономию рядом с героически добытым зверем и даже рюмку «на кровях» нальют.

Итак, выстрел... Когда ты видишь в свою дорогую новомодную оптику вожделенный трофей, наводишь перекрестье в нужное место и нажимаешь на спусковой крючок, у твоего охотничьего приключения есть три финала. Хороший для тебя, но плохой для зверя – пуля попала по месту, и зверь добыт. Второй вариант диаметрально противоположный – ты промахнулся и слегка напуганный потенциальный трофей удрал «подобру-поздорову». Но есть вариант третий, самый плохой абсолютно для всех действующих персонажей. Ты попал, но не «по месту». И в этом случае обрекаешь выбранного тобою зверя на долгие физические страдания, которые вполне вероятно приведут к его мучительной смерти. А сам остаешься без трофея, получая взамен букет переживаний и пробитую брешь в своей охотничьей репутации.

Подобные негативные сценарии есть в личных «летописях» каждого без исключения охотника. Такие случаи потом переживаешь долго, угрызения совести и горькое чувство вины со всеми аксессуарами тебе гарантированы. Носишь и перевариваешь их в себе, предпочитая особо не распространяться по этому поводу. А еще ты находишься в постоянном поиске ошибок, приведших к подранку, раз за разом задаешь себе вопрос: а все ли ты сделал для его добора? И если у вас не так, если вам «по барабану», то вы не охотник! Продайте ружье. Или подарите. Как вариант – ходите в тир и стреляйте исключительно по «бумаге». И эту статью дальше не читайте...

Я не хочу подробно рассуждать о таких очевидных вещах, как пристрелка оружия, выбор оптимального калибра и подходящей пули для каждого вида охоты, правильное определение дистанции и изучение баллистики. Каждый уважающий себя охотник в той или иной степени эти постулаты знает и старается следовать им.

Так почему мы все равно мажем на охоте, почему допускаем подранков? По моему субъективному мнению, которое сформировано на личном опыте досадных промахов и обидных ранений несостоявшихся трофеев (увы, но вспомнить есть что) причина неточных выстрелов зачастую лежит исключительно в психологии. И к роковым ошибкам могут привести две крайности вашего эмоционального состояния. В первом случае это запредельное волнение и чрезвычайно высокий уровень адреналина. Наверняка каждый вспомнит, какую лезгинку способна танцевать прицельная марка на корпусе вожделенного трофея, который и стоит удобно, совсем рядом, кажется, камнем можно добросить. А тремор только усиливается, сбивается дыхание и предательски потеют ладони. И в этом случае лекарство одно – успокоиться. Оторваться от прицела, иногда и вовсе опустить оружие. Сделать несколько глубоких вздохов и заставить себя удалить лишние мысли. Возможно, при этом зверь не даст времени и уйдет. Не беда. Переживания от упущенного трофея будут куда менее болезненными, чем от возможного промаха или, не дай бог, подранка.

Прошедшей весной мой близкий друг приехал в наше хозяйство на заранее присмотренного трофейного козла. И не добыл его. После охоты спрашиваю:

- Был козел?

- Был, - отвечает.

- Хороший?

- Очень!

- Далеко?

- Нет, близко...

- Стрелял?

- Нет.

- Почему?!

- К выстрелу оказался не готов...

Так мог поступить только великий охотник! На счету моего друга не одна сотня великолепных трофеев, добытых в разных уголках земного шара. И великое множество шикарных выстрелов. Но с особой гордостью за него я буду помнить именно тот, несостоявшийся.

Когда ты сидишь за дружеским столом в компании коллег-единомышленников, и речь заходит о чьем-либо подобном фиаско, как правило, вокруг все без исключения оказываются героями. Каждый способен нацепить на себя маску гниловатого высокомерного сарказма и выплеснуть ядовито риторический вопрос: «Ну как можно промахнуться по стоящему лосю со ста метров?» Можно! Как те самые «два пальца»! И стрелковая подготовка здесь не причем. Сам присутствовал на охоте, где наш гость промазал по стоящему боковому зубру с семидесяти метров. Думаете невозможно? Отнюдь, думаю, и у вас так получится, если вы будете запредельно хотеть добыть...

Поэтому немного из личного опыта. Если вы решили стрелять по зверю исключительных трофейных качеств, никогда не рассматривайте рога-клыки сквозь окуляр оптического прицела, не взвешивайте мысленно трофей, не считайте баллы и не вешайте на грудь медали. Это фатально вредит здоровью выстрела! Подобное следует делать до, а еще лучше – после того, как произвели выстрел. С момента, когда поймали нужного зверя в прицел, весь фокус вашего внимания должен быть сконцентрирован исключительно в том месте на корпусе, куда вы собрались послать пулю.

Совсем другой раздел психологии промаха – это расхлябанность и отсутствие концентрации перед выстрелом. Причин появления этих симптомов может быть великое множество.

Остановимся на некоторых. Конкретно в моем случае периодически происходили казусы, когда длительная череда красивых и удачных выстрелов порождала ярко выраженную звездную болезнь. И тогда казалось, что в цель попадает абсолютно все, можно особо и не целиться, даже глаза открывать не обязательно. В таком случае непременно приключится выстрел, который увесистым шлепком посадит твое вознесшееся к небесам самомнение обратно на пятую точку. И тут важно, чтобы последствия такого конфуза были минимальными.

Еще можно упомянуть переутомление на охоте. В большинстве своем подобные случаи происходят на горной охоте, где многодневные изнурительные поиски зверя, приправленные кислородным голоданием на высокогорье, зачастую приводят к тотальному физическому и моральному истощению организма. В таких ситуациях могут сработать его, организма, защитные функции, и ваш мозг перестанет принимать здравые решения. Тогда при первом удобном случае палец способен сам нажать на спуск, даже если ты толком не прицелился или до зверя запредельно далеко. Просто твой организм хочет, чтобы это истязание быстрее закончилось. Он готов на абсолютно любой, но финал.

Именно в таком состоянии мы с моим другом Войтехом стреляли на Кавказе по дагестанским турам. Синхронно – на «раз, два, три». Я до сих пор не понимаю, как нам обоим повезло добыть по трофею. Примечательно другое – Войтех так и не смог вспомнить, что происходило с того момента, как он занял позицию для выстрела, и до того, как спустился к добытому зверю. Было забавно, когда после своего первого и единственного выстрела он тщетно пытался открыть заклинивший затвор любимого «Хейма» и нецензурно требовал у лежащих рядом егерей немедленно выдать ему для этих целей молоток.

С другой стороны, наверняка каждый был свидетелем картины, когда охотники излишне бравируют перед сопровождающими егерями, желая выглядеть в их глазах маститыми профессионалами и, как следствие, слишком торопятся с выстрелами. Такие персонажи особо и не вкладываются, нарочито пренебрегают упором при стрельбе и совершают еще много чего лихого. К сожалению, у каждого егеря найдется в воспоминаниях не менее десятка таких ухарей, рассказывая о которых они используют исключительно нелитературный русский язык.

И раз уж мы вскользь упомянули использование упора при стрельбе... На охоте с нарезным оружием упор должен использоваться всегда! Без исключения! Конечно, лучше тренога или сошки. Но в этой роли вполне сгодятся стволы растущих деревьев, стойка автомобиля, брошенный на землю рюкзак. Даже услужливо подставленное плечо егеря подойдет. Стрельба с рук на индивидуальной зверовой охоте возможна только в исключительных случаях, связанных прежде всего с угрозой жизни при нападении зверя, или накоротке, при доборе подранка. Во всех иных ситуациях это признак непрофессионализма и наплевательского отношения к результатам своей стрельбы. Ведь охота не место для демонстрации «ворошиловской» удали. Для этого существует тир. Заманчиво, конечно, невзначай рассказать у костра, как свалил первым же выстрелом «с рук» бегущего козла с расстояния 200 метров. Только тогда в качестве гарнира потрудитесь поведать о десятках промахов и подранков, предшествовавших подобному попаданию.

Особо тяжелый диагноз – стрельба «на авось». Увы, но такие случаи бывают сплошь и рядом. Я думаю, не будете спорить, что практически на каждой загонной охоте найдется ухарь, способный со скорострельность АК-47, одной из гражданских вариаций которого он, как правило, и вооружен, выпустить всю обойму по бегущему в полукилометре стаду оленей. А что такого? А вдруг сдуру завалит какого! Тогда сразу звание «Короля охоты» и «Народного кормильца» гарантировано. А промажет – так не беда. Ведь очень далеко было – не стыдно. А промажет ли? Не факт, определить попадание на таком расстоянии крайне сложно. Да и не проверяют результат никогда такие стрелки. Раз не упало ничего – значит промазал. А если никто твоей стрельбы не видел, можно даже соврать егерю на всякий случай, рассказав, что стрелял по лисе. Потом, правда, найдут грибники пару разложившихся к тому времени туш, но это уже совсем другая история.

Парадоксально, но подобную стрельбу «а вдруг попаду» мне приходилось видеть и в исполнении штатных егерей. В Киргизии и Охотске, в Забайкалье и в родной Беларуси. Вроде, продают свои охоты «за дорого», со зверя пылинки сдувать должны и мыть его шампунем. Ан нет! Не понять умом «постсоветскую» душу...

«А как же расплодившиеся лисы? А волки?» – ехидно спросит читатель. Это другая история. Тут не грех и рискнуть, если варианта получше не предвидится.

Автор статьи: Богуш Дмитрий