Круглый стол в Крокус Экспо

Категории: Статьи
21.02.2018
Во время осенней выставки «Индустрия охоты, рыбалки и активного отдыха» в Крокус Экспо было несколько интересных мероприятий, об одном из которых я хотел бы рассказать.

Речь идет о круглом столе «Законодательное регулирование оборота гражданского оружия». Руководил его работой директор Русской ассоциации профессиональных охотников Владимир Донец.

Проблему ввоза иностранными охотниками своего оружия в нашу страну поднял Максим Воробьев, исполнительный директор Федерации охотничьего и рыболовного туризма (ФОРТ). Наиболее эффективным видом деятельности большинства охотничьих хозяйств является организация и проведение охотничьих туров для трофейных охотников. Как правило, 80% таких охотников приезжает из-за рубежа. Заинтересованность в работе с иностранными охотниками связана с тем, что она оплачивается по более высоким, мировым ценам, в валюте. Из-за природных условий большинство интересных для иностранных охотников хозяйств находятся в Сибири и на Дальнем Востоке. Руководство этих хозяйств не имеет практической возможности находить зарубежных клиентов, обеспечивать их визами, разрешениями на ввоз оружия и боеприпасов к нему, обеспечивать им трансфер внутри нашей страны, равно как и отправку за рубеж добытых трофеев. Все эти проблемы решают охотничьи туристические компании, работа которых основывается на многолетнем сотрудничестве с иностранными партнерами по контрактам, обычно заключаемыми на специализированных охотничьих выставках в Европе и США. Самостоятельно охотничьим хозяйствам, особенно некрупным, проводить такую работу не по силам. Ее для них и проводят охотничьи туристические фирмы, которые являются, в соответствии с ФЗ «Об основах туристической деятельности РФ», зарегистрированными туроператорами на рынке въездного туризма, и обладают долгосрочными договорами о сотрудничестве и совместной работе с охотхозяйствами на территории всей России. И даже для них такая работа выгодна лишь тогда, когда агентство обеспечивает иностранными туристами одновременно несколько охотхозяйств. Их представители встречают иностранных туристов, как правило, в Москве или Санкт-Петербурге, и сопровождают до места охоты. Однако получение разрешений на временный ввоз оружия и патронов к нему иностранными охотниками часто встречает сопротивление со стороны органов Росгвардии, ссылающихся на подзаконный акт – Административный регламент. Если эту порочную практику не остановить, то дальнейшая работа охотничьих хозяйств по приему иностранных охотников на всей территории РФ будет значительно сокращена или даже полностью остановлена, чем будет нанесен значительный ущерб не только фирмам операторам и охотничьим хозяйствам, но и всей экономике нашей страны.

Воробьев считает, что в сложившейся ситуации целесообразно создать при Росгвардии Совет общественных организаций по правовым вопросам, включающим и создание нового Административного регламента Росгвардии по выдаче разрешений на ввоз и вывоз оружия.

Тема круглого стола позволила поставить его участникам и ряд других актуальных вопросов. А.А. Литовченко генерал- майор запаса, ветеран таможенной службы и охотник с полувековым стажем обратил внимание на то, что стремление законодателей уменьшить число несчастных случаев и правонарушений путем запредельного усложнения доступа граждан к охотничьему оружию неправильно и бесперспективно. Совершенно очевидно, что охотничье оружие – источник повышенной опасности, к слову, как и транспортные средства. Исключить несчастные случаи при их эксплуатации, очевидно, невозможно, а чтобы уменьшить их количество, необходимо принятие комплекса мер. Начинать необходимо с систематического изучения устройства оружия и правил обращения с ним, со строгого контроля этих знаний. Вероятно, в случаях совершения преступных действий с использованием охотничьего оружия наряду с преступником должен наказываться и владелец оружия. Представляется нелогичным, когда человека, только что демобилизованного из армии, где ему доверялось охранять страну, используя не только автомат Калашникова, но и несравненно более мощное оружие, для получения лицензии на приобретенье гладкоствольного оружия, направляют на комплексное и дорогое медицинское обследование.

Общеизвестно, что преступлений с использованием армейского оружия и бытовых предметов (кухонных ножей, бейсбольных бит, топоров, молотков, лопат, утюгов и т.п.) на порядки больше, чем с применением охотничьего оружия. Слава Богу, пока законодателю не пришло в голову заставлять желающих приобрести бытовую утварь оформлять лицензии на их приобретенье и предварительно проходить множественные комиссии и экспертизы, общая стоимость которых измеряется тысячами рублей. Мало того, владельцам охотничьего оружия приходится периодически проходить эти процедуры для продления имеющихся разрешений. Сегодняшний порядок получения охотничьего оружия выдавливает законопослушных охотников в группу нарушителей, воспитывает правовой нигилизм и дискредитирует институт государственной власти. По мнению А.А. Литовченко, было бы правильно, чтобы для получения права на приобретение оружия гражданин подавал бы заявление в уполномоченную организацию, а она самостоятельно уточняла бы по базам данных, может ли соискатель владеть оружием. Вероятно, сегодня централизованных баз с данными по нарко- и алкогользависимым, а также гражданам с психоневрологическими расстройствами еще нет. Однако их можно создать за достаточно короткое время, что существенно облегчило бы жизнь законопослушных охотников. Кроме того,освободится время врачей, которое они смогут посвятить лечению больных, а не бесполезной перепроверке здоровых.

А.А. Литовченко поставил еще один важный вопрос.Жизненно необходимо узаконить допуск к охотничьему оружию юных охотников (детей) под присмотром и наставничеством взрослых. Если не сделать этого в ближайшее время, через несколько мы поколений утратим наши традиции охотничьего братства и бережного отношения к природе.

Ваш покорный слуга также выступил на круглом столе и обратил внимание присутствующих на то, что по Конституции наша страна федеративное государство, однако, законы, касающиеся оружия и охоты унитарны, одинаковы для всех субъектов. Более того, их содержание, очевидно, рассчитано только на жителей больших городов. Для преобладающего большинства регионов России они превратились в издевательство над людьми и здравым смыслом. Уместно напомнить, что аграрная реформа начала прошлого века, инициатором которой был П.А.Столыпин, предполагала несколько десятков вариантов, в связи с разным укладом жизни людей в регионах. Организаторы круглого стола просили меня рассказать, как законодательно регулируется оборот охотничьего в Германии. Понятно, что полно на этот вопрос отвечать пришлось бы очень долго. Позволю себе остановиться на главном. Германское государство в части оборота оружия действительно исходит из презумпции невиновности любого человека. Немецкий закон об оружии не делает различия между гладкоствольным и нарезным охотничьим оружием. Охотник может иметь сколько и каких угодно охотничьих ружей. Он может купить любые боеприпасы, включая заряженные патроны, любого калибра независимо от того, какое оружие он имеет. Полиции этот вопрос не касается вовсе. Более того, ремонтировать и производить охотничье оружие может любой гражданин, имеющий квалификацию оружейного мастера и единовременно заплативший за лицензию на право заниматься этим делом в земельном административном учреждении, вроде нашей регистрационной палаты. Деятельность компаний, производящих оружие, полицией никак не контролируется. Легкость получения права на производство охотничьего оружия характерна для большинства стран Западной Европы, в которых десятки частных компаний, конкурируя между собой, производят продукцию высочайшего качества.

Что касается приема иностранных граждан, приезжающих на охоту без своего оружия, могу поделиться собственными впечатлениями. При ежегодном продлении немецкого охотничьего билета меня спрашивают, приехал ли я со своим оружием. Сознаюсь, что нет. На вопрос, с чем планирую охотиться, отвечаю, что возьму что-нибудь у приятеля. Не помню точно, возможно, что называл и фамилию. На мой ответ не было просто никакой реакции и никаких дополнительных вопросов. Ну, возьмешь и ладно. Немецкий охотничий билет получил через 10 минут после того, как предъявил копию нашего охотничьего билета и свою фотографию. Он, по сравнению с нашим билетом, крупногабаритный (105х147 мм), да еще и в мягком переплете и в нагрудном кармане обычного размера не помещается. Спрашиваю секретаря в Земельном управлении, нужно ли его носить с собой на охоте. Он в ответ изумился и спросил, зачем он мне на охоте. Вообще за много лет охоты в Германии у меня никто не просил предъявить охотничий билет. Встречающиеся в угодьях охотники просто обмениваются традиционным приветствием.

Приобрести любое охотничье оружие гражданин Германии может, достигнув 18 лет, при наличии охотничьего билета. Его получение предполагает прохождение довольно большого курса обучения и сдачи после него нескольких сложных экзаменов, часть из них сдается в аудитории, а другая – в угодьях. Пособия для сдачи этих экзаменов содержат несколько сотен страниц с множеством качественных иллюстраций. Подчеркну, что устройство оружия (длинно- и короткоствольного) и патронов к нему, баллистики, оптических приборов (биноклей и прицелов) изложено довольно полно. Это один из отдельных экзаменационных предметов, который принимает комиссия общества охотников. Кстати, любой охотник имеет право на приобретение двух единиц короткоствольного оружия любой системы и любого калибра.

Мне доводилось охотиться и в других европейских странах с оружием принимающей стороны. Проблем, хоть сколько-нибудь похожих на наши, нигде не возникало.

В работе круглого стола принимал участие и Василий Мазаев, представлявший общероссийскую общественную организацию «Право на оружие». Он предоставил всем собравшимся многостраничный документ, содержащий 39 предложений по изменениям Закона об оружии, большинство из которых направлено на демократизацию обращения оружия в нашей стране.

С.В. Филатов, представлявший руководство национальной гвардии по Московской области, напомнил собравшимся, что Росгвардия относится к органам не законодательной власти, а исполнительной, и все разрабатываемые ей документы находятся в соответствии с действующим законодательством. Кроме того, руководство Росгвардии направило в Государственную Думу ряд предложений о внесении изменений в «Закон об оружии», направленных на его оптимизацию.

Губернатор Костромской области С.К. Ситников поделился опытом работы с иностранными охотниками и выразил надежду, что законодательные органы в интересах развития охотничьего хозяйства страны упростят требования к ввозу оружия и боеприпасов иностранными охотниками.

В заключении В.И. Донец сказал, что Охотничье хозяйство в Российской Федерации характеризуется высокой степенью экстенсивности, консерватизмом используемых методов работы и неравномерностью использования охотничьих угодий. Отсутствие международного сотрудничества и международного квотирования приводят к истощительному и неэффективному использованию охотничьих ресурсов.

Усилия законодателей в этой сфере целесообразно направить на сохранение и воспроизводство охотничьих ресурсов и ликвидацию административных барьеров при осуществлении охотничьей деятельности. В частности, необходимо упростить процедуру оформления ввоза иностранцами своего оружия и боеприпасов к нему на территорию России. Если не сделать этого, то дальнейшая работа охотничьих хозяйств по приему иностранных охотников на всей территории России будет значительно сокращена или даже полностью остановлена. Для оптимизации обращения оружия в нашей стране целесообразно при Росгвардии создать Совет общественных организаций с рекомендательными функциями.

Автор статьи: Владимир Тихомиров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.