Куда «ушли» бизоны?

Категории: Статьи
25.09.2019
От редакции: Как уже успели обратить внимание наши читатели, новым автором журнала с этого года стал широко известный организатор (аутфиттер) трофейной охоты по всему миру, хорошо знающий охоту в Северной Америке и Африке Михаил Щукис, проживающий в настоящее время в Кейптауне (ЮАР). Михаил рассказывает о том, с чем судьбе было угодно познакомить его на этих континентах, – об охотничьих животных и охотничьем оружии.



Двое верхом молча пересекали заснеженную равнину, стараясь держаться с подветренной стороны большого стада. Бизоны медленно двигались в сторону оврага, где охотники решили расположиться со своими шарпсами (sharps) и встретить их в лоб. План был простой: дождаться, когда бизоны начнут выходить из оврага, и настрелять их столько, на сколько хватит патронов.

Это был новейший метод охоты и назывался он «занять позицию». Ведущий бык будет застрелен первым, и было бы желательно, чтобы он упал на месте. Другие буйволы начнут подходить, не подозревая об опасности, чтобы посмотреть, что случилось с их вожаком. И тогда охотники начнут стрелять их по одному, пока те будут крутиться на месте. Буйволы растеряются, и охотники смогут убить столько, сколько захотят, даже не меняя позиции.

До 1871 года мясо было главным призом охотников. Но вскоре и шкуры обрели свою собственную ценность. Начиналась Большая Буйволиная охота, и рынком стали командовать торговцы с Восточного побережья Штатов и из Европы. Те двое, с рассказа о которых я начал эту историю, были всего лишь мизерной частью безликой и безымянной армады тех, кто узнали о подобном способе наживы и рванули на Запад стрелять бизонов. Один стрелок мог завалить до сотни животных с одной «позиции» в течение одного часа.

Прибыльная бойня буйволиных стад продолжалась в течение всех 1870-х. Торговцы шкурами, такие как Дж.Н. Дюбуа из Канзас Сити и Уильям Лебенштейн из Форт Ливенуорт, контролировали рынок и командовали процессом. А кожевенных дел мастера из Манчестера (Англия) и других европейских центров выработали методы выделки шкур в кожу, пригодную для одежды, высококлассной мебели и каретной промышленности. Сами охотники получали по полтора-три доллара за шкуру.

Со временем скупщики шкур усовершенствовали свою часть процесса: они стали основывать летучие лагеря прямо в прерии, чтобы на месте обрабатывать мясо и шкуры. И эти примитивные лагеря оказались очень продуктивными. Бригады работников строили специальные рамы и помосты, на которых вялились мясо и языки; шкуры обрабатывались отдельно и готовились к растяжке и сушке перед отправкой на рынок; для перевозки использовался гужевой транспорт (фордов и шевроле еще и в планах не было).

Эти летучие лагеря были оснащены всем необходимым: у них были походные кухни, палатки, оружие и даже передвижные точильные мастерские, чтобы все ножи всегда были в рабочем состоянии.

К 1876 году охотники-профессионалы достигли верха в своей профессии и опережали любителей, которые толпами хлынули в прерии в поисках богатства.

Торговец шкурами из Техаса Джон Р. Кук спокойно подошел к отдыхающему стаду метров на 70, установил свою треногу, вложил в нее свой тяжелый sharpsи выстрелил в ближайшего бизона. При звуке выстрела половина стада уставилась на охотника с угрожающим видом, но потом они развернулись и двинулись в сторону ручья. Кук понял, что у него есть шансы использовать свою «позицию», и продолжил стрелять и перезаряжаться.

Когда дым рассеялся, выяснялось, что он застрелил 25 волосатых бизонов. Его товарищ Чарли вынужден был поднести ему свежую винтовку и запас патронов.

Кук продолжал стрелять, а стадо продолжало тусоваться перед ним, ошарашенное окружающим запахом смерти. Помощник Чарли тем временем остужал раскалившийся ствол, заливая воду в дуло. После процедуры охлаждения винтовка должна была пройти операцию по просушке. Ну, а Кук тем временем продолжал стрелять.

По прошествии двух или трех часов и двух или трех смен стволов перед Куком валялись 88 бизонов. И вряд ли эта «позиция» была самой успешной и продуктивной за время необъявленной войны с бизонами.

В том же году Джей Райт Моар, которого считали старостой клана охотников на бизонов, в одном месте завалил 96, а в итоге его урожай составил 20 900 бизонов за 9 лет. Хорошо известный представитель правопорядка Билл Тилгман гордо заявлял, что за один только год положил 3 300 голов. Согласно слухам, иммигрант из Англии Джон Катор в течение трех лет стабильно поставлял по 4 000 шкур в год Бостонским кожевникам.

Ну, а поскольку ни для кого не было секретом, что по прериям шлялось более двадцати миллионов бизонов, то не трудно было догадаться, что, если хоть чуть-чуть уметь обращаться с винтовкой, то на Западе можно заработать кучу денег. Предположительно, Катор в среднем зарабатывал $12 000 в год. Ну, а если принять во внимание стоимость патронов в те дни (примерно 25 центов за штуку), то чистыми он получал на руки около $11 000. Заработок достойный уважения по тем временам, естественно.

Впрочем, для многих желавших стать охотниками, охота оказалась совсем не такой легкой забавой. Например, чаще всего, чтобы уложить бизона, требовался не один патрон, а больше. Тяжелые условия жизни в прериях и постоянные угрозы со стороны недружественных индейцев вынуждали многочисленные охотничьи предприятия закрываться уже после первого сезона. Не всем даже удавалось свести концы с концами.

К концу 1870-х огромные фабрики по переработке бизонов были построены вдоль железных дорог, вблизи железнодорожных станций в прериях запада и юга. Шкуры обрабатывались, высушивались, растягивались и паковались для отправки на Восток. Кости же и другие останки животных отравлялись производителям удобрений – тем тоже доставался кусок буйволиного пирога.

Ну, а когда стало очевидным, что Западные и Южные прерии неожиданно утратили большую часть своих лохматых буйволов, охотники последовали за остатками миллионных стад на север. Вот там-то за три с небольшим года американские бизоны оказались на краю пропасти полного исчезновения.

Известный охотник того времени Уильям Хорнадэй писал, что никто и понятия не имел о состоянии популяции бизонов, даже сами охотники за шкурами. И когда закрывали сезон 1882/83 годов, они не подозревали, что очень скоро придется искать новый способ зарабатывать на жизнь.

Осенью 1883-го они как обычно собрались преследовать уходящих на северо-запад бизонов. Как обычно запаслись всем необходимым и отправились в известные им «бизоньи» места. Но на этот раз они вернулись с пустыми руками. Многие разорились.

Всего за 11 лет миллионы североамериканских бизонов канули в большую Красную книгу, гордость человечества. Такие дела. Мы еще и не то можем.

Автор статьи: Михаил Шукис

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.