Лед тронулся!

Категории: Статьи
20.05.2021
На «регулейшине» (https://regulation.gov.ru/projects#npa=114397) размещен новый законопроект Минприроды, которым предлагается освободить охотпользователей от обязанности осуществлять внутрихозяйственное охотустройство. А еще предлагается включить белохвостого оленя в список охотничьих ресурсов России.

Реакция охотничьей общественности на проекты и предложения, касающиеся охотничьего законодательства и подзаконных норм, уже лет двадцать только негативная. При этом лично мне кажется немного абсурдным, если не сказать тупо неадекватным, когда критики и комментаторы с оскалом собаки Баскервилей в равной степени бросаются на все то, что до этого отстаивали с пеной у рта.
Если в двух словах охарактеризовать ситуацию в целом, то до последнего времени она выглядела так: охотничье хозяйство – это нерентабельная сфера деятельности, при которой за охрану и воспроизводство охотничьих животных государство и местное чиновничество дерет с охотпользователя деньги почем зря и при этом контролирует каждый чих охотпользователя. Дабы узреть результат такого подхода к охотничьему хозяйству, не нужно вскрывать секретные архивы КГБ, они всем известны – у частников охотхозяйства сплошь дотационные и преимущественно для себя, любимого; у обществ – в общем-то тоже, только дотации коллективные. А со зверем и птицей нет проблем лишь там, где их с испокон веку полно, в большинстве же случаев – разве что вальдшнеп на пролете или там кряква. Зато, как велит «государева грамота», установлены аншлаги и созданы порхалища – контролеры могут быть спокойны.
Чем, на мой взгляд, сейчас занимается Департамент охотничьего хозяйства… Регулярным и постепенным снятием вериг с охотпользователя и аккуратным приведением законодательства в рамки здравого смысла. Освобождение охотпользователей от обязанности осуществлять внутрихозяйственное охотустройство – один из шагов в этом направлении. Очень может быть, что не каждое нововведение, предлагаемое департаментом, устроит вообще всех и окажется безупречным во всех отношениях. Но для того и обсуждаются проекты на regulation.gov.ru, чтобы учесть разные точки зрения.
Новым проектом предлагается «в статье 27 Закона РФ № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…», в подпункте 6 части 4 слова «, обеспечивать внутрихозяйственное охотустройство» исключить.
До сих пор закон РФ № 209 предписывает обязательное проведение внутрихозяйственного охотустройства. Если этого не сделать, последуют санкции: признание невыполнения условий охотсоглашения, штрафы, вплоть до разрыва соглашения и прекращения деятельности хозяйства. Это, так сказать, ярмо. А какие плюсы внутрихозяйственное охотустройство дает охотпользователю? По идее оно должно позволить оценить реальную ситуацию в хозяйстве, выявить скрытые резервы и возможности увеличения численности дичи до оптимальной, разработать план развития хозяйства с целью повышения эффективности его работы, снизить непроизводительные затраты и так далее. С одной стороны, это все звучит красиво и правильно. С другой – существуют реалии сегодняшнего дня. Для того, чтобы не было санкций охотпользователь заказывает, условно говоря, у студентов-охотоведов за «чирик» филькину грамоту, которую бурсаки сварганят, не отрываясь от компьютера. А если его волнуют перспективы своего хозяйства, то он либо обходится собственными представлениями о скрытых резервах и возможностях увеличения численности, либо заказывает у серьезной охотустроительной экспедиции реальное охотустройство – для себя. Правда, в последнем случае возникает проблема – найти действительно серьезную компанию, способную сделать охотустройство, не так просто. Объявлений в сети хватает, но где гарантии качества – охотустройство сегодня может делать любое ООО, если в уставе у него зафиксирован такой вид деятельности.
Что может случиться плохого, если строгое требование закона заменится добровольным, осознанным деянием охотпользователя?
Один telegram-канал экологической направленности, в отношении которого я начинаю испытывать ощущение, будто рекламирую его, а потому воспользуюсь старинной русской традицией давать название-заменитель и поименую его «экологическим пациентом», или ЭП, так вот этот канал выдвинул следующие претензии:
- «принятие законопроекта Минприроды позволит охотпользователям просто забить на природоохранные мероприятия», «отмена обязательного отраслевого планирования на уровне хозяйствующего субъекта приведет к банальному потребительству охотничьих ресурсов без проведения мероприятий по их восстановлению»;
- «непонятно, кто и как будет регулировать поток охотников в конкретном угодье», то есть определять пропускную способность;
- «Минприроды методично ведет работу по освобождению охотпользователей от различных обязанностей, аргументируя это тем, что последние несут якобы необоснованную финансовую нагрузку».
Вот такие претензии.
Что хочется сказать прежде всего. Во-первых, освобождение от обязаловки – это вовсе не запрет делать внутрихозяйственное охотустройство. Во-вторых, никто не предлагает отменять территориальное охотустройство, которое во многом дублирует внутрихозяйственное. Надеюсь, те, кто не силен в охотничьем законодательстве, смогут, прочитав ниже два предложения, ответить, какое из них относится к территориальному, а какое к внутрихозяйственному охотустройству:
«В схеме использования и охраны охотничьего угодья определяются мероприятия по сохранению охотничьих ресурсов и среды их обитания и созданию охотничьей инфраструктуры».
«В схеме размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации определяются цели планирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, а также мероприятия по организации рационального использования охотничьих угодий и охотничьих ресурсов».
Получилось? Нет? Вот я как раз об этом.
Другими словами, принятие законопроекта Минприроды НЕ позволит охотпользователям «просто забить на природоохранные мероприятия». Этот ужастик просто выдуман ЭП, и ничего больше.
ЭП, похоже, всеми щупальцами пытается цепляться за социалистическое планирование и контроль в давно уже не социалистической формации. Мнение их «экспертов» сводится к тому, что главное – это контроль за процессом, а не за результатом. Они все еще считают, что «результат» – это количество выложенных лизунцов и заготовленных веников. Очувствуйтесь, господа «эксперты»! Лед уже тронулся. И наконец-то в логичном направлении. Департамент охотничьего хозяйства предлагает уйти от порочной практики контроля за давно превратившимся в формальное выполнение охотпользователем требований законодательства.
Что касается пропускной способности, то «эксперты» ЭП и тут поражают глубиной своих познаний предмета, о котором с такой уверенностью говорят. Зачем им знать, что нормы пропускной способности утверждаются уполномоченным органом, и охотпользователь обязан их придерживаться при выдаче разрешений? Господа «эксперты», позвольте, я открою вам небольшой секрет: нормы пропускной способности утверждаются (только представьте себе!) в рамках все того же территориального охотустройства. И дополнительные мероприятия по учету тоже можно делать в рамках территориального охотустройства, чем и должен бы заниматься соответствующий государственный орган в субъекте.
Ну и про «якобы необоснованную финансовую нагрузку». Судя по всему, в головах «экопациентов» при слове охотпользователь сразу возникает образ навороченного охотхозяйства в Тверской или Ярославской области, в которое московский владелец совковой лопатой вкладывает европейские тугрики. Но дело-то в том, что промысловик, у которого есть ИП и охотхозяйство площадью порядка трех-пяти миллионов гектаров где-нибудь в Якутии, Красноярском или Приморском крае, по закону тоже должен составить внутрихозяйственное охотустройство. Вы полагаете это реально? Пусть какая-нибудь охотустроительная экспедиция покажет, как это можно сделать…
На сайте regulation.gov.ru оставил отзыв Александр Владимирович Масленников биолог-охотовед, основатель группы ВКонтакте «Охотоведение/Охотфак-Киров».
В отличие от «экопациентов», которые скрывают свои имена, звания, награды, явки и пароли, он не скрывает ничего, и потому его позиция требует уважительного отношения. Масленников возражает против двух нововведений – и против факультативности внутрихозяйственного охотустройства и против включения белохвостого оленя в список охотничьих ресурсов России.
Что касается белохвостого оленя, то меня также пугает возможность привнесения на территорию России болезни хронического истощения оленей (Chronic wasting disease – CWD), к которой у представителей семейства, обитающих в наших угодьях, нет устойчивости. С другой стороны, этот вид уже есть в Ленинградской области и в Карелии – зашел из Финляндии. И пойдет дальше. Может, он и пищевой конкурент косулям, но при их низкой численности и обилии в России угодий с кормовыми возможностями, вряд ли косули перемрут с голоду. При этом белохвостик очень пластичный вид и быстро размножается, что в условиях перманентных вспышек АЧС вполне могло бы дать охотхозяйствам возможность без особого труда компенсировать финансовые потери из-за депопуляций кабана. Вот, например, в 2019 году законом Смоленской области от 30 апреля 2019 г. № 38-з «Об отнесении на территории Смоленской области к охотничьим ресурсам отдельных млекопитающих» белохвостый олень был включен в перечень охотничьих ресурсов Смоленской области. Все материалы по аргументации для принятия этого решения в 2017-18 гг. готовил биолог-охотовед… А.В. Масленников, основатель упомянутой выше группы ВКонтакте. Что тут можно сказать? Просто по тому, смоленскому, договору деньги платили за то, чтобы белохвостик был охотничьим видом? Или в том, что человек – живое существо, и может конечно менять свое мнение? Не знаю, не берусь судить…
А вот читая возражения Александра Владимировича против факультативности внутрихозяйственного охотустройства, я был несколько удивлен. Доказывая, что обязательность внутрихозяйственного охотустройства нельзя отменять, он пишет: «Стоимость охотустройства на сегодняшний день составляет всего от 15-25 тыс. руб. и не является, весомым финансовым бременем для охотпользователей». Откуда взята эта сумма – 15-25 тыс. руб. – Александр Владимирович не поясняет. Я поискал в интернете варианты, и примерные цены работ по внутрихозяйственному охотустройству оказались такими: на площадь до 10 000 га – 30 000-40 000 руб. и по нарастающей до 90 000-180 000 руб. на площадь до 100-150 тысяч га. Но дело даже не в этом. Чуть ниже в качестве все того же доказательства Масленников пишет: «В связи с отменой внутрихозяйственного охотустройства на бюджеты субъектов РФ ляжет дополнительная финансовая нагрузка». То есть 15-25 тысяч на охотпользователя не нагрузка, а на региональный бюджет – нагрузка! Это при том, что, скажем, на отлов, стерилизацию и содержание в вольерах бездомных собак Московская область, например, выделяет 180 миллионов рублей ежегодно! Ну хорошо, в регионе обычно несколько охотпользователей, но (!) никто не заставляет регионы делать внутрихозяйственные устройства в охотхозяйствах, а территориальные они должны и так делать. Вам не кажется подобный аргумент притянутым за уши?
Далее Александр Владимирович считает, что «охотпользователи потеряют доступ к важным параметрам ведения охотхозяйственной деятельности, потеряют доступ к справочным материалам, разработанным специально для конкретного угодья».
Это почему они потеряют? Никто же не запрещает охотпользователю делать внутрихозяйственное охотустройство! Только теперь он будет делать его не за 15-25 тысяч на коленке, а подороже, но осознанно, с помощью специалистов. Если посчитает это необходимым.
Про «потерю контроля за деятельностью охотпользователей (при проверках всегда руководствовались охотустройством)», о которой печется А.В. Масленников, я уже говорил и не вижу смысла повторяться.
А вот про возможное «недовольство среди охотпользователей, ввиду недополучения квот из-за некачественно рассчитанных параметров угодий…» я, наверное, соглашусь. Недовольство возможно… Только не из-за «некачественно рассчитанных параметров», а из-за имеющихся реалий. Не из-за этого ли весь сыр-бор?
Впрочем, я не охотовед, могу ошибаться. Так что считаю разумным привести здесь высказывание профессионального охотоведа с огромным опытом практической работы на Дальнем Востоке, а ныне Президента Ассоциации Росохотрыболовсоюз Татьяны Сергеевны Арамилевой:
«Внутрихозяйственное охотустройство – это пережиток прошлого. Оно было нужно и хорошо вписывалось в плановую систему ведения охотничьего хозяйства времен СССР.
…внутрихозяйственное охотустройство – это внутреннее дело специалистов хозяйства, и материалы охотустройства всегда имели статус рекомендательных и не более того. К несчастью, новые руководители охоты в регионах считают по-другому.
Имеющая, по сути, статус внутреннего документа охотпользователя, наподобие бизнес-плана развития, схема превратилась в кнут и даже механизм отъема угодий. Экономическую целесообразность в плане «привлечения инвестиций» осуществления внутрихозяйственного охотустройства оценить невозможно, точно так же, как и влияние мероприятий на численность животных. Какой результат должен быть получен – неизвестно. Главное – процесс! Для чего вообще нужны эти собрания сочинений, на изготовление которых затрачены по стране десятки или сотни миллионов рублей с категориями среды обитания, если даже учеты до сих пор проводятся по трем категориям («лес», «поле», «болото»)?
По нашему мнению, внутрихозяйственному охотустройству следует придать факультативный статус либо вообще исключить его из закона».
Автор статьи: Игорь Григоренко
Фото: Игорь Григоренко