На пике осеннего пролета

Категории: Статьи
24.12.2015
Гусиная охота по общему признанию является одной из самых сложных и трудоемких. Конечно, совсем по-настоящему – самому найти места ночевок и жировок перелетных гусей, построить скрадок в нужной точке, расставить профиля… Это – высший пилотаж, и дискуссии тут не получится. Только вот, увы, для достижения этой цели, помимо солидного опыта гусиных охот (что дело наживное), готовности потерпеть определенный бытовой дискомфорт и как следует потрудиться прежде, чем в первый раз нажать на спуск, требуется еще время. Много времени. Вышесказанное, понятное дело, не относится к тем немногочисленным счастливцам, у которых гуси садятся прямо за родной околицей.



Как мне кажется, одно из главных отличий коммерческой охоты от охоты самостоятельной как раз и заключается в том, что кто-то берет на себя труд сэкономить ваше время. В случае с гусем – как раз выполнить всю подготовительную работу. Надо сказать, что таких организаторов в стране и мире все больше. Мне доводилось бывать на коммерческих гусиных охотах на «северах» и под Рязанью, в Белоруссии и Швеции, в Калмыкии и Южной Африке. А этой осенью побывал в Кустанайской области Казахстана. И сильно впечатлился, поскольку столь высокого уровня организации как самой охоты, так и в целом приема клиентов не встречал ни в одном из упомянутых мест…

Пригласившая меня на охоту компания называется «Арлан» (не путать с орланом – в отличие от крылатого хищника арлан по-казахски – альфа-самец в волчьей стае). Название не случайное: у основателя и владельца «Арлана» Батара Сейкенова две главных охотничьих страсти: волки и гуси.

«Арлан» арендует 3 600 000 га охотничьих угодий. Читателей-охотпользователей прошу не швырять в автора условные булыжники – это не безграмотность и не опечатка, а медицинский факт. Повторяю буквами: три миллиона шестьсот тысяч гектаров. Помнится, была в перестроечное время популярная пьеса, которая называлась «Равняется четырем Франциям…». Вот что-то в этом духе…

Правда, все эти угодья относятся к так называемой 5-й категории. Это означает, что копытные звери здесь исключительно проходные (кроме сайги, которая особо охраняемый вид и к охотничьим животным в связи с этим не относится), и ни многочисленный штат егерей, ни биотехнические мероприятия не требуются. Разумеется, «проходные» – не означает, что, к примеру, кабаны «сквозняком» проходят через миллионы гектаров. Они просто здесь не держатся на компактной территории, а перемещаются от одного озерка (а их в здешних степях многие десятки, если не сотни) к другому. В изобилии – зайцы и лисы, которых тут никто за объект охоты не считает. Ну, и гуси.

Впрочем, местное, гнездящееся тут поголовье серых гусей весьма малочисленно. Весенний пролет есть, но, поскольку разливы очень большие, то гусь весной сильно «размазан», так что локализовать его и организовать сколь-либо гарантированную охоту невозможно. А вот осенью здесь – раздолье. Первые стаи белолобых появляются в самом начале октября, а к середине октября на озерах – сплошняком «базары», а пшеничные поля, на которых традиционно остается по 20-25% урожая, буквально забиты кормящимися гусями.

Написал «здесь» и понял, что это слово нуждается в уточнении.

Когда в середине 90-х Батар Сейкенов «подсел» на охоту, первые угодья он взял в аренду неподалеку от Астаны. И первую базу (надо сказать, суперкомфортабельную) построил там. Тогда была Охота с большой буквы. Но за полтора десятка лет «гадкий утенок» – провинциальный стотысячный Целиноград, назначенный новой столицей Казахстана, превратился в «прекрасного лебедя» – без копеек миллионную суперсовременную Астану. Увы, у каждой медали есть обратная сторона: от богатых еще совсем недавно птицей угодий сегодня до центра города – меньше часа езды. И стволов в сезон – больше, чем гусей. Поэтому «Арлан» двинулся вглубь степей.

До тех мест, где нам с Батаром предстояло охотиться, от Астаны по прямой – под 400 км (это если лететь чартерным «кукурузником»), а если по дороге, то под 700; от Кустаная (туда тоже есть регулярный рейсы из Москвы) – 400.

База на месте охоты была уже без приставки «супер», но для привыкших к бытовому дискомфорту гусятников более, чем удовлетворительная. Старый дом в полузаброшенной деревне подлатали, заново оштукатурили, провели горячую воду, пристроили душ, туалет (к следующему сезону будет еще и баня), завезли приличную мебель. Как говорил Абдула, что еще нужно человеку, чтобы спокойно встретить старость?..



Однако, пора…

Однако пора, наконец, перейти к рассказу о самой охоте. Точнее, о подготовке к ней.

Итак, степное пшеничное поле. Грунт вот какой: поднимаешь штыковую лопату, резко и сильно опускаешь ее вниз, и она заглубляется сантиметров этак на 4-6. На третьем взмахе лопатой вспоминаешь Сизифа и понимаешь, что его упражнение с камушком было не самым безнадежным. Но лопатой я махал из чистого журналистского мазохизма. В «гусиный пакет» в «Арлане» включена услуга бригады «копарей». За ночь ребята выдалбливают (слово «копать» здесь недостаточно экспрессивно) окопы «по грудь», обтягивают их изнутри брезентом, чтобы не сыпалось (в брезенте даже есть большие карманы под патроны и другую мелочевку), устанавливают утыканную соломой откидную маскировочную крышку. Землю вывозят на значительное удаление.

Рытье окопов – действие №2. Предшествует ему действие №1 – мониторинг перемещения гуся. «Базар» находится на единственном в округе озере, а вот кормовых полей с десяток. Если честно, то мониторинг, конечно, не панацея: егеря-наблюдатели могут тебе сказать, куда гусь летал вчера, а вот куда он полетит сегодня? Как в песне поется, куда идет король (т.е. летит гусь) – большой секрет.

Забегая вперед, скажу, что на третью зорьку мы с Батаром сами себя обманули: решили, что на этом поле мы гуся изрядно расшугали, и он обязательно сместится. «Копари» выкопали новые окопы, перетащили на новое поле все 120 профилей, а подлый гусь, как ни в чем ни бывало, полетел на старое поле, и мы в бессильной злобе наблюдали в бинокли демонстрационные полеты над нашими старыми скрадками. Охота…

Я помянул профиля. Они требуют персонального абзаца. По словам Батара Сейкенова, он перепробовал кучу и российских, и импортных профилей и «скорлупок» и ни один вариант его до конца не устроил. То цвет гуся смущал, то блики, появлявшиеся после заморозка, пугали. А заработала «на все сто» модель производства местного умельца. Цвет – черный (по убеждению изготовителя живые гуси издали выглядят именно черными, а не серыми), корпуса обтянуты плотной матовой тканью, два острых штыря надежно держат легкую конструкцию…

На пике осеннего пролета в казахстанской степи концентрируются сотни тысяч, если не миллионы гусей. На облюбованных ими озерках ночуют на каждом – тысячи. И если такое озерко расположено в относительной близости от населенного пункта (а 50 верст здесь вообще за расстояние не считают), то почти наверняка найдутся охотнички, которые ночью подберутся к «базару» и несколькими результативными залпами решат свою продовольственную программу. Но не в угодьях «Арлана». У озера здесь выставлен постоянный егерский пост, о каждом мало-мальски подозрительном транспортном средстве немедленно извещают по рации старшего егеря. Как следствие – охота здесь почти гарантированная. Такой она у нас и получилась, хотя погода была откровенно не гусиная – полный штиль и яркое солнце.

Утренняя зорька длилась максимум часа полтора – гуси взлетели несколькими крупными партиями и десятком-другим более мелких и, почти не кружась, шли на кормежку. Но этих полутора часов нам вполне хватило.

По договоренности, я не повез с собой патроны и испытал определенный шок, когда уже буквально в скрадке мне вручили подсумок с… «пятеркой».

– Я давно уже только ей гуся стреляю, – хладнокровно отвечал Батар на мое негодование. – Поверь, ты не первый, кто у меня «единицу» требует. Не кипятись, ее все равно нет.

Последняя фраза положила конец теоретической дискуссии – на «нет», как известно, суда нет.

Первые три гуся у меня ушли. Наверное, ушла бы еще пара-тройка, я уверенно списал бы все и предшествовавшие, и последующие неудачи на «пятерку». Но четвертый и пятый гуси тряпочками упали от дуплета, причем не с 20-ти, а с 35-40 метров. Умерли и шестой, и седьмой (это были два подряд одиночки), и я окончательно поверил в «пятерку».

Окопы были рядом, Батар на правах хозяина командовал парадом и манил, я был «ведомым». Несколько раз мне казалось, что Батар немилосердно затягивает с командой, что стрелять вполне можно. И в следующий раз я не выдержал. Гуси ушли (они все же были высоковато), а я на собственной шкуре (вернее, ушах) убедился, что великий и могучий русский язык по-прежнему остается надежным средством межнационального общения. И больше порядок не нарушал.

Из бесед в промежутке между налетами я выяснил, что в Казахстане, как и в России, использование электронных манков на гусиной охоте запрещено. И Батара, и меня это сильно раздражает, поскольку смысл запрета чиновники ни у нас, ни там обосновать не могут. И манки электронные продаются в любом охотничьем магазине. Но, как известно, duralexsedlex. И договорились мы, что писать будем исключительно про манки духовые. Что я и делаю.

Кстати, вклад манка в победную копилку был, на мой взгляд, не так и велик: большие партии в основном шли по своему плановому маршруту и лишь вежливо «гагакали» в ответ, а одиночки-двойки-тройки заворачивали на профиля и в тишине. Правда, несколько раз пара-тройка гусей вдруг откалывалась от большой стаи и заходила на профиля, но это были исключения, а не правила.

Основная дистанция стрельбы была 30-40 м. Выше мы не стреляли, ниже гуси оказывались крайне редко. А на посадку к профилям пошла за две зорьки вообще только одна пара, причем уже в тот момент, когда мы приняли решение сворачиваться.

За первый день (утрянка+вечерка) мы взяли на двоих 47 белолобых гусей, 4-х серых и 2-х случайно затесавшихся огарей. На следующее утро мы, как я уже сказал, сами себя обманули, поменяв поле, а после обеда вдруг резко изменилась погода, подскочило давление, упала температура, задул ветер и… вместо того, чтобы снизится к окопам, гусь вдруг вопреки всякой логике весь забрался на «кислород». Нам осталось себя утешать лишь стопроцентной результативностью – погибли все до единого налетевшие на нас гуси. Все три.

Но еще большим утешением был ужин. Если о самой по себе арлановской базе можно рассказывать рассудительной прозой, то про повариху Ироду следует говорить исключительно стихами. Правда, здешнее меню диетическим не назовешь, и желающим сбросить на охоте килограмм-другой – точно не сюда. Но вкусно так… Если шурпа и самса были просто хороши, то бешбармак с гусем вместо конины – Иродино «ноу-хау» – настоящий кулинарный шедевр, которому позавидовал бы любой увешанный «мишленовскими» звездами повар. Рецепт не привожу по причине полной невозможности повторить творение мастера. Единственный шанс попробовать – приехать на осеннюю охоту на гуся в «Арлан».

Ну, а нам, увы, нужно было ехать дальше. Мы с Батаром Сейкеновым затеяли небольшой сериал про охоту и рыбалку в Казахстане (надеюсь, его вскорости увидят зрители «Охотника и рыболова»), и нам предстояло еще найти в местных плавнях кабана, добыть зайца и лису с применением современных тепловизионных технологий, поймать трофейную щуку.

Но это уже совсем другие истории.

Автор статьи: Сергей Александрович
Фото: Виталий Шелудяков

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.