НА ПОКЛОН К ДОМОВОМУ

Категории: Статьи
29.06.2019
Деревеньки, во множестве разбросанные по всей России зачастую в живописных, труднодоступных, глухих местах, оставленные в наше время людьми, судя по всему, без присмотра не остаются. Люди уходят, но их тут же заселяют… кто-то или что-то. Как сказал бы Дерсу Узала, «другие люди».

В моих охотничьих скитаниях по северным лесам не раз приходилось набредать на такие брошенные деревни из рубленых домов с еще уцелевшими, плотно уложенными доской крышами и подслеповато глядящими сквозь плотную стену крапивы и бурьяна окнами. Когда и зачем люди построили здесь десяток изб, до которых и в наше время добраться непросто, чем занимались и почему ушли, непонятно.

Но как только человек уходит из таких поселений, на их улочках появляются многочисленные узкие проходы в траве, оставленные кабанами, на влажной почве – отпечатки копыт лося и косолапых ступней, похожих на след древнего человека. Гуляют по деревенской улице медведи.

Попадая в такую деревеньку, где все истоптано следами зверя, сразу же начинаешь испытывать необъяснимое чувство тревоги. С кем ты сейчас встретишься на этой заросшей, извивающейся вокруг дома тропе? А иногда эта тропа ведет прямо в пугающую темноту распахнутой двери избы. Кто или что здесь бродит по ночам кроме зверей? Регулярные ночевки в таких деревнях (все лучше, чем под открытым небом) меня давно приучили к осторожности.

В тот раз, о котором собираюсь рассказать, я оказался у глубокого, заваленного лесным хламом ручья, который когда-то перегораживала земляная дамба, явно служившая деревенским жителям мостом к единственной дороге в большой мир. Плотину давно размыло, кем-то сооруженный деревянный мосток над глубокой промоиной сгнил, висели только ошметки истлевших досок на обвалившемся бревне, в котором кое где-торчали ржавые гвозди. Ничего не оставалось делать, кроме как по краю ручья, раздвигая ветки колючего шиповника и кусты ивняка, спуститься к воде и попытаться перейти на другую сторону по намытому течением островку из веток. Перебросив поудобнее карабин за спину, хорошо оттолкнулся, прыгнул на островок и… моментально погрузился в холодную осеннюю воду по пояс. Ноги, коснувшись дна, быстро начали погружаться в вязкий ил. Еще мгновение, и меня накрыло бы с головой быстрое течение. В последний момент успел схватиться за нависшие над ручьем упругие ветки ивы и не без труда выбрался на другой берег.

- Неужели трудно было прощупать дно речки и островок палкой? Идиот! – ругал сам себя. – Теперь придется как-то сушиться.

Пристроившись на поваленной березе, с трудом стянул сапоги, снял штаны, куртку и, все отжав, сырое натянул на голое тело. Бррррррр. Поднялся по крутому берегу к лесу за сучьями для костра и… наткнулся на чуть заметную в зарослях почерневшую крышу, за которой скрывалась в буйной растительности целая деревенька из десятка домов.

Дома в этих местах ставили широкие, с большой крышей над загонами для скота. Решил бежать к дому и там, под сохранившимся покровом запалить спасительный костерок из сухих досок.

Едва сунулся в распахнутые двери веранды, за которыми были постройки для домашних животных, стало как-то не по себе. Карабин моментально перекочевал с плеча в руки и с готовностью в любой момент выстрелить, посматривая по сторонам, медленно двинулся по веранде. Слева дверной проем в жилое помещение. Вместо двери – только дверные петли. Груда кирпича от развалившейся русской печи, повисшие над бездонным погребом балки-перемычки. Доски пола сняли давно, следов от них не осталось. Чуть дальше по ходу – маленькая дверца. Такая, что пролезть в нее можно только на карачках. Это проход в подполье. Видны остовы старых ульев, полусгнившая обувь, банки, бутылки и прочая хозяйственная утварь. Сразу же, как только ступил за угол жилого сруба и попал в узкие, мрачные проходы с многочисленными загородками для скота, понял, откуда пришла тревога. В темном углу, между грязными бревнами, старательно и прочно уложенными в ряды, заметил лежку какого-то зверя. В темноте было непонятно, кто здесь поселился. Нащупал в кармане маленький фонарик, и лучик света, направленный на покрытое сухой пылью пространство под ногами, моментально раскрыл секрет. В глаза бросились многочисленные следы медведя, который оставил их совсем недавно, и, судя по клокам шерсти, висевшим на досках, медведь то ли зимовал здесь, то ли наведывался на отдых регулярно. Тепло и уютно, не капает, как говорится, за шиворот.

Дальше, в конце скотного дворика виднелся небольшой проем, через который можно было выйти на просторный огород, ограниченный стеной леса.

Захотелось побыстрее выбраться из этого мрачного, пыльного, полуистлевшего дома на свежий воздух.

- Лучше как-нибудь в лесочке просушусь, чем здесь, – решил тогда и, нырнув в проем, быстро направился к лесу.

По пути заметил, что весь огород вдоль и поперек истоптан зверем, в основном кабаном. Огляделся и увидел на чердаке черный проем, некогда закрывавшийся дверцей.

- А тут получится очень удобная сижа под крышей, – отметил про себя.

Костерок из еловых веток и бересты быстро занялся, пошли в ход и сырые сучья. Развесив все на вбитые в землю колья, сидел, сушился и поглядывал на предполагаемое место для засады.

До оставленной в ельнике машины добрался еще засветло. Уже вечером за чашкой чая рассказал Алексею – местному предпринимателю, у которого я остановился на время охоты, о своей находке.

- Ты знаешь, – сказал он, – там жили какие-то странные люди. Видели их редко, в поселке они не появлялись, к себе в гости никого из поселка не звали. Но бабка мне рассказывала, что частенько к ним наведывались гости из разных мест. Ходил слух, что жители той деревеньки обладали уникальными способностями излечивать любые болезни.

- А куда они подевались?

- Были, были и как будто испарились. Где-то в девяностые, когда пошла смута, они, судя по всему, уехали. Наши-то не сразу и заметили, что дома брошены. Но с тех пор туда не ходят ни охотники, ни грибники.

- Да, я заметил, что следов человека там нет.

- Вот, – продолжал с улыбкой приятель, – я тоже поля в тех краях не распахиваю.

- А что так?

- Не знаю, только люди хорошее место не станут стороной обходить…

Мы еще поговорили про странную деревеньку и ее загадочных жителей, а в конце концов я попросил его завезти туда немного зерноотходов и нарисовал на листе бумаги место, где нужно высыпать.

– Попробую посидеть там пару вечеров. Очень вольготно, судя по следам, там чувствует себя зверь.

- Да без проблем, – пообещал приятель. – Но ты на всякий случай возьми с собой серебряные пули.

Посмеялись и улеглись спать.

Вечером следующего дня Алексей сообщил, что несколько мешков зерна уже лежат на месте.

Стояла уже поздняя осень. По ночам морозец прихватывал сырую землю, к утру можно было увидеть остекленевшие лужи. К тому времени листва с деревьев опала, и лес посветлел. Откладывать поездку в загадочную деревушку в долгий ящик я не стал.

На прощание Алексей объяснил, как туда проехать и сказал, что связи там нет. Если к ночи не вернусь, он поедет меня искать.

И вот я снова у того самого дома с берлогой. Уже на входе вновь почувствовал непонятную тревогу. Невольно смахнул карабин с плеча и, осматриваясь, вошел все на туже веранду…

Но волнение оказалось напрасным. Забравшись наверх, устроился на небольшом ящике, прихваченном снизу, осмотрелся. Даже невооруженным глазом было видно, что вокруг кучки зерна, подготовленной Алексеем, было изрядно вытоптано – черная земля в обрамленье пожелтевшей травы.

День быстро угасал. Ветерок лениво колыхал высокую крапиву, разросшуюся у самого дома, трепал жесткие как жесть осиновые листочки на верхушках деревьев. Под самые сумерки все стихло, а скоро наступила ночь. Еще в сумерках внимательно осмотрел местность и отметил каждую кочку, елочку, куст, чтобы во мраке не спутать со зверем.

Деревья бескрайнего леса, окружающие деревушку, уже слились в сплошную стену. Небо, затянутое мрачной пеленой облаков, казалось нависло прямо над головой. Чем становилось темнее, тем тревожнее делалось на душе. Было такое впечатление, будто кто-то, уставившись в спину непрошенного гостя, в упор смотрит, пытаясь заставить меня уйти. Хотя прекрасно понимал, что там, за спиной, никого нет. Стараясь отвлечься, сосредотачивал взгляд на чуть отсвечивающей светлым траве, посматривал по сторонам. Как только стемнело, дом, как мне показалось, ожил. Там что-то скрипнуло, тут грюкнуло, где-то треснуло. Недалеко от деревни взвыло какое-то животное, голоса которого, не смотря на богатый охотничий опыт, я так и не смог определить. Снова и снова отвлекал себя мыслями о зверье, которое обязательно должно появиться – то ли кабан с мощными, острыми, как клинок, клыками, а, может, и медведь, который поселился здесь, в заброшенном жилье.

Мысли прервал чуть слышный треск ветки на краю леса. В оптику было четко видно, как из высокой травы высунулась голова кабана. Секунда, вторая, и огромная чушка вывалилась на огород. Помахивая длинным хвостом, вышла прямо зерну. Следом выскочило штук семь-восемь поросят, сопровождаемые крупными няньками. Расстояние чуть больше ста метров. Жду, когда успокоятся, разбредутся по участку, и уже намеченный мною подсвинок подойдет поближе.

Непонятно, что произошло за ту минуту, когда звери вышли на участок. Свинья, занятая своим делом чуть в стороне, вдруг дернулась и стремительно сделав несколько прыжков, остановилась. Все кабанье поголовье тут же насторожилось. Не мешкая и не дожидаясь, пока звери по какой-то непонятной причине разбегутся, взял с колена в перекрестье прицела крупного кабанчика, стоящего ко мне как раз бочком, и, зафиксировав крест на лопатке, нажал на спуск.

Дом, как мне показалось, от грома выстрела буквально подпрыгнул. Четко видел, что когда я плавно потянул спусковой крючок, перекрестие прицела оставалось на лопатке кабана, но характерного шлепка пули по корпусу, не услышал. Бывает и такое, когда пуля не попадает по кости, а вонзается в мягкие ткани, звука удара снаряда по корпусу можно не услышать. Но почему зверь не упал?

- Заскочил в траву и затих! – успокаивая себя, включил фонарик и спустился вниз.

В течение полутора часов вытаптывал высокую траву вперемешку с крапивой в поисках возможного подранка, на сотню метров обошел прозрачный под светом фонаря прилегающий лесок. Зверя нигде не было. Чудеса да и только! Никак я не мог промазать по стоящему кабану! Но его нет, как не было ни единой капли крови или кровяного мазка на стеблях травы и ветках кустов.

Ничего не оставалось делать, как идти к месту, где был сигнал и работал телефон.

- Жди меня в машине, – послышался сонный голос в телефоне Алексея. – Я сейчас возьму местного охотника, у него хорошая лайка, найдем твоего кабанчика, если попал.

Свет от фар приближающейся машины подсветил во мраке нависшие тучи. Вскоре машина вынырнули из-за пригорка, и яркие лучи ударили по глазам. Приоткрыв дверцу, вышел на встречу подъезжающим.

- Ну, что, не нашел? – улыбаясь, спросил Алексей. – А точно в кабана стрелял? Может, это оборотень какой? Я ведь тебя предупреждал – бери с собой серебряные пули.

Выскочившая из салона УАЗа серая лайка быстро справила на кустик нужду и нырнула в заросли.

- Если подранок, сейчас найдет, – успокаивал меня подъехавший с Алексеем уже немолодой местный охотник. – Сергей, – протянув руку, представился он.

Собака вначале сразу же взяла правильное направление и рванула в сторону, куда убежало кабанье семейство. Вскоре вернулась, обежала вокруг все, где, видимо, оставались еще запахи зверей. Кабана не было.

Наутро, соорудив мишень, за поселком, в пологом овраге сделал пару проверочных выстрелов на сотню шагов. Обе пули, проделав маленькие входные отверстия на расстоянии пяти-шести сантиметров друг от друга, попали чуть ниже «десятки».

Вопрос – куда подевался кабан? – так и остался открытым.

Пару дней побродив по окрестным лесам, на третий, к вечеру, вновь выехал в заколдованную деревеньку.

Внушительную тень недалеко от прикормки заметил уже в плотных сумерках прямо посреди огорода. Размытое мраком пятно явно шевелилось. «Вот и лосик пожаловал», – сразу же определил я, вглядываясь в темноту. «Хотя, скорее всего, сеголеток. А значит где-то рядышком должна быть мамаша-лосиха. Посмотрим, где она прячется». На этот раз вместо «Цейса» на карабине стоял ночной прицел. Включил его, вставил приклад в плечо и… оторопел. Посреди огорода стояла громадная черная свинья, а под лесом, видимо, дожидаясь ее команды, топталось с десяток отпрысков. Среди них выделялись еще три-четыре крупных кабана. Вскоре и те неспешно вышли на открытое и направились к оставшейся кучке зерна. Расстояние медленно сокращалось.

Стараясь не дышать, навел красное пятно в рамке прицела на лопатку оказавшегося первым на прикормке кабанчика. При этом я заметил, как осторожная мамаша вдруг уставилась прямо на меня. Видимо, заметила инфракрасную подсветку ночной оптики.

«Пора!» Плавно нажал на спуск, и облако порохового дыма при полнейшем штиле затуманило видимость. В рамке прицела замелькали быстрые тени. Вскоре треск кустов от разбегающегося стада стих, и вновь наступила гробовая тишина.

Как вы думаете, какого зверя я добыл на этот раз? Никакого! Картина вновь повторилась: кабана нет, крови нет, собака опять никого не нашла.

Сергей в этот раз приехал без Алексея и, дожидаясь выпущенную на поиски собаку, спросил:

- Может оптика сбита?

- Да нет, оптику я проверил, – совершенно растерянный пожал плечами я.

- Был бы подранок, мой барбос нашел бы его в два счета.

- Да, Алексей рассказывал. Собачка у вас знатная.

- А что, Алексей не предупреждал, что тут только черти да домовые водятся?

- Предупреждал, предупреждал, – улыбнулся я, не поведясь на розыгрыш.

- Зря не веришь. Ты, Григорич, сидя там на чердаке, поговори с домовым, ну или еще с кем, кто отводит твою пулю от зверя, – не поддержал моей веселости Сергей. – Мы, местные, здесь не охотимся. Зверь каким-то образом уходит в этих местах из-под выстрела. Собаки тут пропадают, хотя волков мы здесь сразу же выбиваем, как-только они появляются. Вообще лучше обходить эту деревню стороной.

- Попробую, – тоже на полном серьезе ответил я.

В очередной раз на мрачный чердак мрачной избы удалось попасть только через неделю. Устроившись на том же ящике, разложил на пакете бутерброды, открыл термос с настоем душистого зверобоя, достал прихваченные для такого случая конфеты и стал ждать сумерек.

То, что я сделал дальше, было… В общем только охотники меня поймут. Едва стемнело, как конфетами, кусочками мяса и хлеба я угостил хозяина чердака. И мысленно обратился к нему: «Дружище, вот тебе мои угощенья. Давай жить дружно. Я охотник и мне нужно добыть кабана, больше я вас здесь не потревожу».

Все это мною было сказано на полном серьезе, без тени сомнения, что кто-то мешает мне охотиться. Ну, не мог я никак промахнуться по стоящему зверю с семидесяти метров!

Совершив этот наскоро придуманный обряд, принялся за трапезу сам и уже надкусанный кусок мяса пришлось поспешно засунуть в карман – в дальнем углу огорода возникла подозрительная тень.

Стараясь не зацепиться за стоящий под ногой термос, медленно потянулся к прислоненному к стене дома карабину.

Между тем, тень быстро сместилась на середину огорода и проскользнула открытым пространством к темнеющей стене леса. Секач! Вспыхнул монитор прицела. Расстояние не более ста метров, можно стрелять. А вдруг опять промах?! Зверь встал, как вкопанный, в десятке метров до леса. Красная точка прицела четко легла на лопатку, чуть выше осевой линии туловища зверя. Выстрел раздался, как мне показалось, когда я еще не принял окончательного решения – стрелять или не стрелять. Зверь рухнул, как подкошенный. Добить? А зачем? Хорошо видно, что возвышающаяся над травой туша лежит без движения.

Алексей вновь с Сергеем и его неразлучным другом – западносибирской лайкой – не заставили себя ждать.

- Ну что, опять будем искать? – сверкнул в свете фонаря белизной зубов улыбающийся Алексей.

- Нет. На этот раз зверь на месте. Удалось договориться с домовым.

Алексей, шедший следом за мной, резко попятился как-только луч света выхватил из темноты тушу кабана.

- Ух, и зверюга! – только и произнес.

- Не боись, дружище, он уже час лежит здесь. Теперь не встанет.

- Похоже, убедил ты хозяина, – вроде, как самому себе сказал, разглядывая кабана, Сергей.

- Похоже на то, – согласился я.

- Это вы о чем? – поинтересовался Алексей.

- Да так, о непознанном, – не стали мы раскрывать нашу с Сергеем тайну.

Автор статьи: Иван Ященко

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.