Наш человек в ЮАР

Категории: Статьи
02.05.2019
Мы знакомы с Егором Рагозиным уже лет пятнадцать. Меня всегда удивляла разносторонность его интересов при определяющем векторе увлечения охотой и рыбалкой. Самым, пожалуй, впечатляющим поступком оказался его переезд в Африку с целью профессионально заняться трофейной охотой. И Егор стал не только профессиональным охотником и аутфиттером, он стал одним из лучших в своем деле. А потому наша с ним беседа должна была раной или поздно состояться…



- Егор, посвяти нас в некоторые знаковые моменты твоей биографии.

- С чего начать?

- Давай с момента появления на свет.

- Родился я в Москве в октябре 1972 года в семье врачей. В основном врачей – у меня все родственники, за исключением отца, врачи. И я пошел по их стопам – закончил впоследствии Московскую медицинскую академию, получил образование врача-хирурга. Папа, как я сказал, врачом не был. Он по образованию биолог-охотовед и работал всю жизнь с животными, в последние годы жизни – в Московском серпентарии. Мне довелось там многократно бывать и выучиться грамотному обращению с ядовитыми змеями. Навыки эти сохранились до сих пор, в теме, что называется, разбираюсь.

Естественно, наставником моим в охоте стал отец. Брал с собой в поля с шестилетнего возраста, давал пострелять. В итоге подарил мне Зауэр «Три кольца», очень легкую двустволку 20-го калибра. С ним я и охотился по малолетству. Хорошо помню, как первым моим трофеем стал кулик. Добыл я его в Лотошино, на болоте и был настолько счастлив, что бросился за добычей, не разбирая пути, провалился в болото, и папе пришлось доставать меня оттуда вместе с этим куликом.

Отец был увлечен охотой чрезвычайно, постоянно пропадал в полях, на рыбалке, всегда был с добычей – дичь и рыба у нас не переводились. Можно сказать, я вырос на лосятине и кабанятине.

По достижении соответствующего возраста я сразу получил охотничий билет, по-моему, в Одинцовском охотобществе. Потом вступил в Военное охотобщество.

- Где охотился, какие охоты самые любимые?

- Больше всего охот было конечно под Москвой, но и путешествовал по стране много.

У меня нет какой-то особенно любимой охоты – мне интересны все, с удовольствием провожу время на любой охоте.

- Трофеи коллекционируешь?

- Упираться в коллекционирование трофеев я никогда не считал нужным, но в последние годы появилось желание собрать полную коллекцию разновидностей карликовых антилоп – дайкеров, дикдиков, ориби, суни и прочих антилоп-пигмеев. Это достаточно трудные в плане добычи трофеи. Я не сказал бы, что охота на них очень интересная, как, например, на лося или оленя на реву (этими охотами я занимаюсь профессионально и с огромным удовольствием), но для меня это желанные трофеи.

- С чего начались охоты в Африке?

- Впервые в Африку я попал по приглашению брата. Это была охота на антилоп, и я настолько влюбился в природу континента, что начал бывать здесь регулярно – стал возить клиентов как турагент и сам участвовать в их охотах вместе с пиэйчами. Достаточно долгое время занимался этим, пока не увидел для себя более интересные возможности. В результате осел в Южной Африке и решил стать аутфиттером, чтобы организовывать сафари от старта до финиша и водить клиентов в буш в качестве профессионального охотника. Нужно сказать, что в России есть смешение понятий турагент и аутфиттер. Человек, который только договаривается с аутфиттером о проведении у последнего охоты, не является аутфиттером – это турагент, который получает от аутфиттера свои комиссионные. В то же время аутфиттер может не выступать в роли профессионального охотника, а предоставлять заботу о клиентах нескольким пиэйчам. В Африке все эти понятия четко разделены.

- А как становятся профессиональными охотниками в Африке?

- Перебравшись в ЮАР, первое, что я сделал, это пошел учиться на профессионального охотника в школу SpringValleySchoolofProfessionalhunters. После этого закончил Академию профессиональной охоты KobusSchoemanHuntingAcademy. Признаюсь, все это было непросто, поскольку были проблемы с языком (сегодня я владею английским свободно), да и приходилось переезжать с места на место. Тем не менее, по окончании обучения получил лицензию пиэча и лицензию на dangerousgame, то есть на проведение охот на опасных животных. Эти документы позволяет мне легально охотиться с клиентами в качестве профессионального охотника, а не просто сопровождающего. Я также являюсь лицензированным профессиональным охотничьим аутфиттером, имею свой лодж, свою территорию, а также использую концессионные территории. На основании Полных охотничьих прав (есть такое понятие здесь – FullHuntingRights) использую для охот не только концессии других аутфиттеров, но также частные земли, владельцы которых могут и не заниматься охотой вовсе, но на которых обитает значительное количество животных.

В этом бизнесе достиг определенного уровня – считаюсь одним из лучших пиэчей ЮАР, о чем могу не без гордости заявить.

- А как и почему для резиденции была выбрана Южноафриканская Республика?

- Это самая развитая страна на Африканском континенте и по уровню жизни нисколько не уступает большинству европейских стран или американских штатов. Здесь великолепная погода, инфраструктура, питание, множество магазинов и так далее. Жаловаться на недостаток чего-то не приходится. Сначала я приехал сюда по туристической визе, быстро получил постоянную бизнес-визу и начал сразу работать. Буквально через 8 месяцев заработал деньги на свой первый дом, перевез свою семью из России. Потом и покупал, и продавал земли – охотничьи территории, территории для бизнеса… Сейчас у меня помимо охотничьей территории есть собственный зоопарк, находящийся в городе на моей личной земле. Зоопарк по площади почти как Московский, много животных – тигры, львы, фламинго, гиены, лемуры, леопарды, разные виды мелких кошек, неядовитые рептилии. Все звери ручные. Сначала была идея сделать контактный зоопарк, но не все получается – даже ручные животные способны в игре укусить, поцарапать. То есть зоопарк стал контактным не для всех, не все готовы войти в клетку к животному.

- Вернемся к охоте и охотникам. Что ты порекомендовал бы начинающим «африканцам», с каких охот и каких стран начинать и почему? И что предлагаешь опытным?

- Для начинающих охотников у меня есть пакеты очень недорогие, подъемные по деньгам практически всем, у кого хватает денег на билет в Африку. Это пакетные предложения, типа «все включено» – от аэропорта до аэропорта. Начинающему не потребуется много усилий для того, чтобы начать с охоты на равнинных антилоп. Думаю, что ЮАР – одна из немногих стран, где можно получить колоссальный опыт охоты даже после одного сафари, не говоря уже о том, чтобы поохотиться здесь несколько раз. Опыт набирается просто семимильными шагами. Есть пакеты для детей, при реализации которых они получают опыт скрадывания зверя. В Африке для этого есть все возможности, к животным можно подойти по 5-6, а то и 10 раз за день охоты. Это не значит, что обязательно удастся выстрелить, но получить опыт скрадывания можно безусловно.

Пожалуй, еще только Намибия дает подобную возможность.

В странах «черной» Африки (Зимбабве, Замбия, Мозамбик и другие), несмотря на кажущуюся дикость животных, охота на антилоп не так интересна. В эти страны охотники едут в основном за опасными животными (dangerousgame), и на plainsgame значительно меньше обращают внимания, а потому антилопы просто стоят возле дорог и никуда не убегают. Животные в большинстве регионов там не пуганые, не боятся машин и людей, подпускают довольно близко. Есть, безусловно, регионы, где прессинг браконьерства и охоты значителен, и там охота на равнинных антилоп посложнее. Но в охотничьих хозяйствах ЮАР она непростая всегда, поскольку звери здесь шуганные, стрелянные. Так что охота здесь при обилии зверя все равно получается вполне трудовая.

Вот чего я категорически не рекомендую начинающим охотникам, так это начинать с dangerousgame, особенно с охоты на леопарда. Это одна из самых сложных охот, и сложна она прежде всего для пиэйча. При этом совершенно неинтересна для начинающего «африканца», который вообще не понимает, что это за охота такая – они ездят каждый день проверять бейты и больше ничего не делают, а леопард к приваде так и не выходит. В результате клиент начинает проявлять недовольство, расстраивается и решает сократить двухнедельную охоту до нескольких дней. В результате, не получив никакого заряда позитива, человек уезжает из Африки в глубоком разочаровании. Охотиться на леопарда нужно уже опытному охотнику, который понимает, что 99% времени этой охоты – многодневная специальная, нудная, кропотливая подготовка и терпеливое ожидание, а вовсе не экшен.

Охоту опытным охотникам на Большую Пятерку я предлагаю в Мозамбике, Зимбабве, Буркина-Фасо, Камеруне. А вообще провожу охоты не только на своей земле и даже не только в Африке, но и в Северной Америке, в Европе, в Новой Зеландии, на Камчатке в России, на Кавказе, в странах Центральной Азии. Везде, где есть базы моих партнеров.

- Когда лучше ездить на охоту в Африку, какие есть сезоны охоты?

- В ЮАР нет как таковой сезонности охоты. На своей земле я и мои пиэйчи могут проводить охоты круглый год, практически на любого зверя и отстреливать их в любых количествах. Как тут говорят, комар, который залетел на мою территорию, это мой комар. Но есть исключения – это животные из списков protectedanimalsи specialprotectedanimals. Речь идет о таких животных, как лев, носорог и еще более 80 видов зверей и птиц. Добыча этих видов возможна, но на них нужно получать разрешение у государственного агентства природоохраны. Запрос необходимо делать задолго до начала проведения охоты, а разрешение выдается на определенный срок и персонально на имя охотника-клиента. Льва в ЮАР сейчас можно добыть только в присутствии офицера, то есть госслужащего, который должен подтвердить, что охота проводится на вольной территории и правильным методом. С носорогом еще сложнее – клиента проверяют задолго до начала охоты разными службами, включая Интерпол. На предмет того, что человек этот действительно является трофейным охотником, а не собирается использовать рог для перепродажи в Азию.

- В чем нужно отправляться на охоту в Африку, какие следует выбрать одежду, обувь?

- Всем клиентам, которые собираются ко мне на охоту, я даю рекомендации по поводу одежды, обуви и прочего снаряжения, предоставляю специальный экипировочный лист, по которому очень удобно укладывать в сумку вещи, чтобы не забыть ничего. Остается только отмечать галочками, что уже положено. Одежда должна быть неяркого цвета, не белая, не черная. Лучше всего, если она будет «разбита» цветовыми пятнами так, чтобы в ней не читался человеческий силуэт. Лучший тон – песочный, чтобы не выделяться на фоне кустов буша. Это может быть абсолютно любой камуфляж. В качестве ботинок подойдут любые трекинговые кроссовки. Важно только, чтобы они были разношены и не натирали мозолей, а также обязательно имели жесткую подошву. Мягкий пластик или резина не подойдут, поскольку их проткнет даже колючка акации, не говоря уже о более серьезных растениях. И это очень неприятно, когда шип впивается в ступню. Самые оптимальные, на мой взгляд, башмаки – это фирмы «Кортни» из Зимбабве. У них очень жесткая подошва, и за все годы моих охот тут ни разу не возникало проблем. Я использую модель «Селу» с кожей слона. Да, подошвы стираются, но компания дает пожизненную гарантию на свою продукцию и бесплатно меняет подошву раз в полтора года. Для охоты в Африке могу с уверенностью порекомендовать обувь этой компании.

- В России, как ты знаешь, с охотничьим законодательством масса проблем. Какие заковыки с этим делом в ЮАР?

- Никаких. Все предельно подробно и понятно расписано. Нужно просто соблюдать законы, правильно заполнять регистр во время охоты, она же декларация, и остальные необходимые документы. Это забота аутфиттера и пиэйча, о которой клиент может и не подозревать. Но охотник из России должен понимать, что ни сбраконьерить, ни забрать с собой добытый трофей сразу здесь не получится. Пойманный на любом нарушении законодательства пиэйч или аутфиттер может потерять лицензию и таким образом лишиться работы. А что касается трофеев, то существует вполне определенный порядок - по окончании охоты полный пакет документов клиент подписывает, и этот пакет вместе с трофеями передается таксидермисту. Именно таксидермист ответственен за отправку трофеев, а не аутфиттер. Таксидермист обрабатывает трофеи и за своей подписью, со своим номером передает компании, которая занимается переправкой на основании предоставленных аутфиттером базовых документов. Если вы едете на охоту, то должны понимать, что такая последовательность перевозки трофеев неизбежна. В этой цепочке все юридически и финансово зависимы. Вам только остается на определенных этапах проплачивать перемещение трофеев – каждая компания из этой цепочки последовательно выставляет свой счет.

- Знаю, что ты участвуешь в охотничьих выставках в России. Где-то еще?

- Моя компания много лет участвовала в крупнейших выставках в России. Семь лет размещал стенд в Крокус-Экспо. Но в последние годы ограничиваюсь Гостиным Двором, поскольку это шоу стало самым респектабельным, самым эффективным на территории России. Сюда приходят клиенты, с которыми интересно работать, здесь реально продаются охоты. Сюда идут те, кто хочет попасть на охоту в Африку, а не отстаивает в очереди за билетом, чтобы потом купить банку меда или поплавок подешевле, как это бывает на выставках-ярмарках.

В европейских выставках я не участвую, а в Америке продаю охоты на Конвенции SCI в Лас-Вегасе. Когда конвенция проходит в Рино, я не принимаю участия по ряду причин.

- Много ли у тебя клиентов? Какие с ними возникают проблемы?

- У меня много клиентов из России, Испании, Словении и других европейских стран. Не испытываю недостатка, охоты забронированы на полтора-два года вперед. Многие охоты прописаны и предоплачены. Потоковых клиентов принимаю в своем лодже, передаю другим пиэйчам, а мое время расписано по топовым клиентам, которые заинтересованы в том, чтобы именно я их сопровождал и этим гарантировал результат охоты.

Неразрешимых проблем с клиентами обычно не бывает, хотя нельзя не сказать о некоторых особенностях некоторых клиентов, в основном из России. Одна из них – плохая стрелковая подготовка. А попадание не по месту – это подранок, преследование которого оказывается порой совсем непростым и весьма продолжительным. Кроме того, многие российские клиенты почему-то думают, что охота в ЮАР – это очень легкий процесс, и потому оказываются вовсе не готовыми к охоте. Совершенно спокойно разговаривают во время скрадывания в голос, маршируют как на параде, некоторые вообще не умеют подкрадываться, почему-то думают, что животное – неодушевленная мишень. Казалось бы, если ты не в курсе того, как и что следует делать, следи за действиями и поведением пиэйча в ответственные моменты, повторяй то, что делает он. А получается, что пиэйч крадется, а клиент беззаботно идет рядом и только попкорном не заправляется. Не знаю, считать ли это проблемой, но приходится работать и с такими клиентами.

- Я полагал, что это типичное поведение американцев.

- Вовсе нет. Американцы все стреляют великолепно, и это понятно – приобщение к охоте и стрелковому спорту там происходит с малолетства. И хорошо понимают, ради чего сюда приехали, за что заплатили деньги.

- Клиенты, кстати, платят не только за пакет, но и оставляют чаевые. Какие это примерно суммы? Дело в том, что их величина не оговаривается документально, не все знают, сколько положено оставлять.

- Чаевые оставляют, если охота завершилась успешно. Если говорить о моем опыте, то максимальные чаевые профессиональному охотнику за один тур составили 10 тысяч долларов США. Несколько раз было по 5 тысяч, чаще всего по 3 тысячи, а стандартные – полторы-две тысячи. Помимо этого, чаевые оставляют обслуживающему персоналу в лагере, трекерам, скинерам в размере гораздо меньшем, чем пиэйчу. Если говорить о том, когда и сколько, то при охоте на опасных животных размер чаевых больше, при охоте на антилоп – меньше.

- У тебя бывали неудачные охоты?

- Я благодарен большинству своих клиентов, которые выбирают мою компанию и со своей стороны полностью отдаюсь процессу охоты с целью получения максимального результата. Без лишней скромности скажу, что делаю это успешно, и за последние 15 лет провалов на охоте не было. Были два проблемных случая с охотой на леопарда, которая в среднем составляет 14-16 дней. Во время одной клиент смог отработать только половину срока – 7 дней и уехал ни с чем. Вторая половина охоты, то есть еще 7 дней, не пропала, охотник приехал в другое время и взял-таки леопарда, уложившись в предварительно оговоренный срок – 14 дней. То есть эту охоту нельзя считать провальной. Еще одна охота закончилась безрезультатно, поскольку продолжалась 8 дней вместо 14. Хотя слово «безрезультатно» тоже в данном случае не совсем уместно, поскольку за эти дни клиент взял двух слонов. Просто работа велась больше по слонам. Леопард пришел на бейт в пределах этих восьми дней, но получилось так, что он не появился, когда была сделана засидка, а клиент необходимо было улетать. Если бы он остался на полное время – на 14 дней – то наверняка добыл бы зверя. Во всяком случае так было много раз до и после этого случая. Полное время берут не с потолка, не просто так. На леопарда нужно 14-16 дней, на буйвола – 10 дней, 16 дней – на слона. В разных районах по-разному, конечно, но в среднем где-то так. За эти сроки можно уверенно рассчитывать на стопроцентный результат.

- Охота на опасных животных – это действительно опасная охота. Насколько рискованно быть пиэйчем в Африке?

- Неприятные случаи бывают регулярно. Раненый носорог на меня нападал дважды с интервалом лет в шесть. Один раз совсем было нехорошо – рог оказался почти у меня в животе, я чуть не погиб. Дважды нападал раненый леопард. Несколько раз нападали львицы. Во всех этих случаях успел остановить зверей выстрелом из своей любимой винтовки.

- Кстати об оружии. Какой у тебя арсенал?

- Моя основная винтовка, когда сопровождаю в буше клиента, CZ550 калибра 458 с открытым прицелом. Очень уважаю эту марку. Как известно, CZ – это переделанный маузер. Вообще все оружие на основе маузера – Ремингтон 700, Винчестер 70, Рюгер – все это надежные винтовки. Но CZ550 имеет магазин на 5 патронов и шестой в патроннике. Были случаи, когда это спасало мне жизнь. То есть 3+1 было бы просто недостаточно. А в некоторых карабинах бывает вообще 2+1. Штуцера хороши для клиента, но никак не для пиэйча, если только за его спиной не стоит еще один пиэйч с 700 NE. Болтовой клон маузера в стопер-калибрах – самый хороший выбор для профессионального охотника. Мне импонирует 458-й потому, что дает комфортную отдачу и очень хорош по энергетике. Отдача моего чезета не сильнее, чем у 30-06.

Клиентам, как правило, предлагаю 375 H&Hв случае охоты на Большую Пятерку. Хотя есть такое наблюдение: кошки лучше ложатся от высокоскоростных трехсотых калибров с мягкой пулей, чем от 375. И по льву, и по леопарду прекрасно работает .300 WinMag.

Если охотиться на кошек с 375, надо брать очень мягкую пулю. А вот на буйвола, слона или носорога лучше 375 с жестким солидом, то есть цельнометаллической пулей.

Для клиентов у меня есть CZ в 458-ом калибре, CZ550 калибра 375 для опасных животных, Везерби Супер Биг Гейм Мастер Марк 5 в калибре .300 WinMagcоптикой Льюпольд Марк 4 с cаленсером. Эта винтовка вообще без отдачи, несмотря на мощный патрон. Ее можно давать даже детям лет шести-семи. Стрелять с рук им будет трудно – она тяжелая, а с треноги – никаких проблем. Есть в 270 калибре Экстрим Хантинг Райфл с треугольным стволом. Коротенькая винтовка и тоже без отдачи. С ней можно охотиться на все виды антилоп, включая иланда. Есть два пистолета Глок – двадцать третий и сороковой, Сэвидж в 22 калибре. Это все зарегистрировано на меня. Но еще есть в хозяйстве порядка 8 винтовок калибров 270, 308, 30-06, 300 и 375.

- Есть охоты, которые запомнились на всю жизнь?

Запоминаются охоты, которые проходили в труднодоступных местах, либо животные были трудные для добычи, либо опасные. Всех таких охот у меня было немало. Когда подходишь на 15-20 метров ко льву в траве, и ты его не видишь, адреналина хоть отбавляй. Слон и носорог очень опасные животные. Носорога я ставлю на второе место в Большой Пятерке по опасности. Это мое личное мнение. Я считаю, что он оказался на пятом месте только из-за статистики, поскольку охота на носорога происходит гораздо реже, чем на буйвола, например. Из 20 носорогов, которых я стрелял, два меня чуть-чуть не убили. При этом лишь один из 100 добытых буйволов, атаковал, будучи раненым, и создал реальную угрозу жизни. Я считаю, что лев, буйвол и леопард по опасности стоят за носорогом.

Запоминаются редкие трофеи. Для меня это в основном карликовые и некоторые крупные антилопы – иланд Дерби, например, бонго в Камеруне.

Отдельно я отметил бы горные охоты. В них удачно сочетаются и труднодоступность, и редкость трофея. Я очень много занимаюсь организацией охот в Таджикистане, в Киргизии на барана Марко Поло и козерогов. Много охотился на Кавказе на туров, а это одна из самых сложных в мире охот в физическом плане. Так что я не понаслышке знаю, насколько сильно врезаются в память такие охоты.

- Егор, спасибо за интервью. Надеюсь, ты еще порадуешь наших читателей более подробными рассказами о самых опасных охотах в Африке. И удачи тебе на охотничьей тропе!

- Спасибо, и удачи вашему замечательному журналу.











Фото: Егор Рагозин

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.