Нужно идти во власть!

Категории: Статьи
31.08.2019
Недавно на одном из ведущих ТВ-каналов наткнулся на дискуссии о самообороне граждан. Порадовался, что эта тема не только не отпускает, но привлекает и волнует все большее количество людей. Посмотрел-послушал...


Молодой ярый общественник, бывший депутат Госдумы, бывший чемпион мирового масштаба по какой-то борьбе заявил, что радеет за легализацию гражданского короткоствола, но только после того, как исчезнет нынешняя алкоголизация населения России. Ему тут же ответили, что так придется ждать до скончания времен, а вот в Литве и Эстонии эта алкоголизация даже больше, и ничего, живут при своих пистолетах. От себя к этому добавлю, что, по-моему, политика запретов рождает у людей чувство безнадежности, личностной второсортности и этим в немалой степени провоцирует ту самую алкоголизацию!

Запомнились выступления двух юристов-адвокатов. Один ратовал за то, чтобы воспитывать людей, дабы они не имели привычки ходить в потенциально опасные в смысле криминала места. Другой импозантный мужчина весьма благополучного вида обстоятельно разъяснял, что выдержка – лучшее «оружие» при опасных ситуациях, которое спасет прежде всего от превышения самообороны. Например, подошел к тебе некто и плюнул тебе в лицо, или залепил оплеуху, а потом пошел себе дальше. Так вот твой удар ему по морде наш закон расценивает как уголовно наказуемое превышение допустимой самообороны. Потому что тебе нанесен всего лишь легчайший физический вред. И к тому же ты на него отвечаешь не в процессе самообороны, а уже после того, как все закончилось. То же самое и в случае изнасилования – пока тебя «пользуют», можешь сопротивляться, но после – ни-ни, насильник уже в «домике» и никаких травм нанести ему ты не имеешь права. Ну, а уж убивать его нельзя ни во время изнасилования, ни после, иначе это будет квалифицировано как нападение уже с твоей стороны, и никакой аффект не будет служить оправданием. После этих разъяснений сей благообразный господин на полном серьезе советовал стараться выдержать любое, даже самое большое унижение, чтобы в дальнейшем не иметь проблем с нашими нынешними законами. И никаких эмоций, никаких неприятий в сторону таких законов в его откровениях не просматривалось, будто так и надо вовеки веков. Кстати, в странах, где в законах о самообороне господствует здравый смысл, нанесение увечий или убийство преступников в процессе и после окончания преступного посягательства юридически расцениваются как способ задержания преступника, помощь органам правопорядка, всячески поощряется морально и материально, особенно, если убит или покалечен разыскиваемый преступник. В американском законодательстве есть понятие «гражданский арест» – это когда граждане сами задерживают преступника и доставляют в полицию. А у нас граждане, задержав и доставив в полицию преступника, рискуют нарваться на судебное преследование – есть такие юридические тонкости. Если полицейский начальник оформит задержание без проблем для задержавших, то последним, считай, повезло, поскольку, если он захочет покарьерничать на их костях, то у него есть для этого все возможности. А возможности – это всегда искушение!

Почему надо смиряться с тем, что есть и будут места, где порядочным людям лучше не показываться? Почему наше государство со своими законами и «правоприменительными практиками» до сих пор относится к своим гражданам, как старинный помещик к крепостным крестьянам? В те поры, если подерутся меж собой мужики, то барин победителям устраивает порку сразу, а побежденным – когда отлежатся. Они ж для барина не люди, а говорящие предметы, рабочий скот, который не имеет права друг друга портить хозяину в ущерб.

Такие и подобные вопросы я и мои единомышленники уже много раз задавали и еще будем задавать в своих статьях. Эти вопросы уже давно превратились всего лишь в инструмент дискуссии – не более, ибо ответы на них даны подробные и исчерпывающие, просто приходится их время от времени напоминать.

Вот и сейчас вынужден повторить тезис, который уже озвучивал на страницах «Магии…». А тезис такой: нашей страной, к сожалению, в настоящее время правит бюрократический аппарат со слабым человеческим психотипом, склонный к принятию и усвоению многих постулатов психологии вырождения, с некоторых пор господствующей на Западе. Мощную моральную поддержку этой психологии в глазах нашего правящего слоя оказывает пока еще серьезная экономическая и финансовая мощь ведущих стран коллективного Запада, и это помогает не слишком обращать внимание на те смертельные язвы, которые там неотвратимо разрастаются, грозя полной гибелью: падение рождаемости и старение населения, его моральное и нравственное разложение, рост психопатичности, организованной и стихийной преступности, постоянное снижение уровня гражданской безопасности, наплыв диких мигрантских орд и болтливая беспомощность государственной власти перед всей этой мерзостью. Западная Европа, похоже, уже почти пала под этим напором, Америка еще пытается держаться, но уже с трудом. А у нас на бесконечном марафоне всяческих дискуссий, форумов, круглых столов и ток-шоу бесконечно мусолят какие-то «европейские ценности», как неоспоримый, непреложный и окончательный апофеоз политико-нравственного развития человечества. И тонут в этой вселенской болтологии все практические подходы и здравые смыслы. А ведь уже давно предельно ясно, к чему ведет и приведет бездумно-фанатичное следование этим «ценностям» на примере той же самой Европы, когда-то их породившей и отточившей.

Вернусь, однако, к нашим баранам. В криминологической психологии есть такое понятие как «виктимность» ... Виктимность (от лат. victima – жертва) – склонность стать жертвой преступления. Понятие виктимности широко употребляется в позитивистской, в том числе российской виктимологии. В современной западной виктимологии термин почти не используется, а допущение, что совершение преступления может зависеть от поведения жертвы, подвергается острой критике как обвинение жертвы. Эту «острую критику» на самом деле породили воинствующие феминистки, завывая о том, что жертва изнасилования не может быть виновата ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах. Даже если она пьяная, сама приперлась в компанию пьяных, сексуально озабоченных оболтусов, которые все ее протестные вопли способны истолковать только как форму страстной игры. К тому же сейчас в мире уже давно процветает, а в последнее время особенно вырос целый бизнес на обвинениях в изнасилованиях, и так называемые «жертвы» сколачивают целые состояния, обирая по суду или под угрозой суда своих «обидчиков».

Вот я и считаю, что наше нынешнее законодательство вкупе с установившейся судебной практикой при рассмотрении дел о самообороне (причем эту практику уже десятки лет не в силах изменить никакие разъяснения и постановления Верховного суда!), реально виктимизируют наш народ и общество! Попросту говоря, превращают их в стадо пугливых баранов, которых легко могут «иметь» любые хищники, хоть из преступного мира, хоть из среды коррумпированной бюрократии. Потому и с экранов телевизоров вещают «специалисты», призывающие к «железной покорности» при любых унижениях, воспитывающие поколения рабов, для которых холопство – единственно нормальное состояние души и сознания.

Как, например, вам вот это высказывание одного из моих яростных противников, ортодоксального большевика: «…Напомню, что КУЛЬТУРА (в области владения огнестрельным оружием – В.Г.) в СССР и РФ – это культура разоруженного народа с ограниченным и весьма контролируемым оборотом оного государством. Кардинальное изменение в политике РФ в данном вопросе повлечет полный переворот в общественных отношениях!

…Вооружение страны короткими стволами... есть революционное изменение укладов жизни страны!»

Разумеется, далеко не все поддаются подобному «воспитанию», особенно люди сильного от природы психотипа. Но им остается только одно – идти в силовые структуры или в криминал. Недаром же возник и часто повторяется по разным поводам известный слоган: не мы такие, жизнь такая...

Что касается российской бюрократии, правящей ныне бал, то это слабый психотип. Вполне здоровые импульсы и инициативы, идущие от общества или от властных верхов, проходя бюрократическую фильтрацию, либо искажаются до неузнаваемости, либо вовсе обнуляются в полном соответствии с мировоззрением этого слабого психотипа. Потому что для настоящих дел нужны настоящие силы, воля, знания и умения, которых у слабаков нет и быть не может. Когда слабак попадает во властную обойму бюрократии, то начинает бояться любых перемен, всячески стараются их не допустить. В результате от нынешней законодательной и исполнительной власти валом прут запреты, причем зачастую настолько нелепые, что было бы смешно, когда бы не было так грустно.

Керченская трагедия опять это ярко высветила. Вместо осмысления происшедшего и продуманных мер со стороны бюрократии были предприняты суетливые попытки оправдания, за которыми читалось стремление побыстрее сбить шумиху. Возглавители Росгвардии пафосно озаботились проблемой хранения оружия законопослушными владельцами, которые теперь с тоской ожидают новых запретов, новых выплат, новых проверок, а они ими и до этого случая были изрядно замордованы. Законодатели требуют запрета продажи оружия до возраста в 25 лет. Хотя интернет последнее время полон сообщений о том, что пенсионеры расстреляли людей не меньше, чем керченский психопат, просто, в отличие от него, они расстреливали гораздо меньше за один раз.

А вот в том же Израиле всякого оружия у населения полно, но каждый владелец раз в три года проходит полную проверку на вменяемость, криминал и умение владеть собственными стволами – при малейшем намеке на несоответствие оружие изымается. Учителя в школах вооружены, нередко автоматами. Давно известно, что даже террористы, а тем более психопаты, стараются не лезть туда, где можно нарваться на ответный огонь. Во время керченского расстрела сильные люди, ученики и преподаватели, могли только самоотверженно прикрывать собой тех, кого хотели спасти, погибнув сами в результате. В Израиле же нет школьных расстрелов, хотя полно террористов. Покойный Ясир Арафат, основатель арабской Палестины, выдвинулся в 1965 году тем, что взорвал со своими боевиками израильскую школу. С тех пор была только одна похожая попытка, когда в религиозное училище проник террорист, переодевшись раввином, ибо раввинов не досматривает охрана. Но когда этот боевик попытался расстрелять учащихся в аудитории, они легли на пол между парт, он вынужден был пойти в проход, и его тут же пристрелил из своего пистолета студент, отслуживший в армии. Был в Израиле несколько лет назад и один, скажем так, удачный психопатический расстрел... Отставной заслуженный офицер расстрелял служащих небольшого банка и покончил с собой. Он был многолетним клиентом этого банка, но случился конфликт. Потом выяснилось, что все банковские сотрудники не носили оружие, а в этот день дежурили охранники, которые тоже предпочитали дежурить без оружия, и убийца все это хорошо знал!

Я больше чем уверен, что количество событий похожих на керченское у нас будет только нарастать (Господи, сделай так, чтобы я ошибся!!!), ибо беспомощная слабость всегда провоцирует психопатов и преступников. А слабость эта видна более чем выпукло со стороны нашей бюрократии! И не только в такой важнейшей сфере, как гражданская безопасность...

Или вот еще пример. Сейчас в школах расцветает такая мерзость, как АУЕ. Ничего нового в этом нет. Еще в 60-е годы прошлого века, в советских школах начали шустрить шпанские кодлы, запугивая и сшибая деньги, которые потом сдавали молодым взрослым шишкарям, якобы в воровской общак. Постепенно это приняло характер эпидемии, охватив в 90-е все школы. Потом стихло, теперь возродилось, используя для связи и координации возможности интернета и мобильных гаджетов, что позволяет быстро собирать шпану для расправ с непокорными и четче контролировать сбор дани. А вот возможности для отпора со стороны педагогов и правоохранителей резко упали, ибо блокируются разными, не побоюсь сказать, выродочными запретами и правилами, которые переняли у «гуманного» Запада, где они тоже только стимулируют молодежную преступность. А ведь эта ауешная поросль быстро подрастает. И как ее сдержать? До бесконечности увеличивать число силовиков, высасывая экономику для их содержания? Невозможно. Это уже доказано. Чем больше силовиков, тем труднее их достойно содержать, что, в свою очередь, будет провоцировать коррупцию и преступность непосредственно среди них.

Вот такая у меня складывается безнадежная картина нынешней действительности, и если все оставить, как есть, то ничего само не изменится, а просто когда-нибудь обернется катастрофой.

Вывод один – люди сильного психотипа должны идти во власть и занимать определяющие места, на которых они смогут культивировать и внедрять в жизнь страны свои общественные и нравственные ценности, создавая и воспроизводя таким образом сильное, конкурентоспособное государство в нашей стране. Для этого собственно и менять-то почти ничего не надо – просто, как я мечтаю, по-настоящему сильные люди, способные и желающие честно делать дело, солидаризируются и приходят к власти в госструктурах, в ведущих экономических структурах, политических партиях, общественных движениях, образовательных учреждениях, и начинают вести все процессы уже на основе своих воззрений, принципов и требований.

Есть два стимула для того, чтобы сильные люди начали этот поход во власть. Первый – забрать себе те блага, которыми сейчас пользуется слабовольная бюрократия (для нее эти блага – конечная цель всей жизни, тогда как для сильного психотипа они – только инструмент и основание для больших, славных дел). Следующий стимул – просто инстинкт самосохранения. Ведь при чрезвычайных обстоятельствах ради спасения себя любимых слабаки панически-бездарно станут разбрасываться жизнями сильных (вспомните примеры из чеченских событий).

Есть, увы, нелепое мнение, что короткоствол в руках граждан может послужить свержению власти. Лично я подобное категорически отвергаю. Когда наше отделение движения «Право на оружие» проводит свои уличные мероприятия, то перед началом каждого митинга или шествия я, не жалея горла, объявляю в мегафон, что мы все должны быть демонстративно законопослушны, не допуская малейших нарушений и пререканий с присутствующей полицией. Это вытекает из моего глубокого убеждения в том, что сильные должны идти во власть исключительно законным путем, по-хозяйски бережно овладевая умами людей.
Автор статьи: Михаил Гольдреер
Фото: Фото из архива автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.