О ПРИОБЩЕНИИ К ОХОТЕ

Категории: Статьи
28.06.2018
«Настольная книга охотника» Сергея Александровича Бутурлина содержит в себе много полезной для каждого человека информации и очень интересных рассуждений. Хотя первое издание этого труда вышло почти сто лет тому назад, его ценность нисколько не снизилась, а наоборот – возрасла.



Этот исторический документ, кроме всего прочего, замечательный литературный памятник, сохранивший ушедшие элементы русского, в том числе и охотничьего, языка и «человеческиий», понимаемый всеми язык государственных законодательных актов. В этой книге С.А. Бутурлин коротко но ярко выступает в защиту раннего приобщения детей к охоте. Ясно, что в нашей охотничьей жизни это не самая острая проблема,однако, одна из важных. Текст Бутурлина я хочу привести ниже, а потом дать свой комментарий. И еще хотел бы отметить, что обсуждение этой темы будет доступно на сайте журнала mag-safari.ru

«Промысловое население начинало охотиться по обычию, а в остальных же местах – по декрету 1 марта 1923 года – с 18 лет. Несовершеннолетним охота не разрешается. Надо надеяться, что это отстранение несовершеннолетних от охоты ненадолго останется в силе. Оно внушено ошибочной мыслью, будто ружье в руках малолетнего опаснее для него и окружающих, чем в руках совершеннолетнего человека. Это ограничение нередко поддерживается и теми, кто понимает ошибочность только что указанного предрассудка, но полагает, что всякое ограничение числа охотников полезно, способствуя сохранению дичи. Оба эти мнения неправильны. Значительно больше трех четвертей всех наших зверей и птиц гибнет не от ружья, а от силков и других самоловов и от разорения гнезд. И чем менее доступно молодежи ружье, тем более изощряется она в разных менее сложных и явных способах охоты, до резиновых рогаток включительно. А ведь запрет охоты практически только ограничивает (и то – до известной степени) лишь пользование оружием, как менее доступным и более уловимым орудием. Очень много подростков бросило бы силки, чепцы и т. п., и выбирание яиц, получив в руки более серьезное и ответственное, более интересное, – но менее истребительное в их руках – ружье.

Лучшая охрана для дичи – широкое рспространение именно среди молодежи охотничьих знаний и навыков, любви к природе и животным, охотничьей организации и дисциплины, – а все это совершенно не вяжется с ограничением охоты до совершеннолетия.

Правило это и ранее было (по крайней мере, в мертворожденном законе 3 февраля 1898 года), но никогда решительно никем не выполнялось. Я не знаю ни одного действительно дельного охотника, который бы начал охоту позднее 12 лет. А обыкновенно мы все, деревенские жители, – в селах ли, в усадьбах ли, – начинали охотиться с 8-10 лет. Несмотря на это, довольно многочисленные у нас, особенно за последние 10 лет (ввиду сильного увеличения числа охотников), несчастные случаи от охотничьих ружей обыкновенно имеют своими виновниками именно совершеннолетнюю мололежь, людей в 18-25 лет впервые начавших охотиться. С подростками от 8 до 17 лет это случается и теперь, как и прежде, почти так же редко, как и со старыми охотниками. Да оно, если вдуматься, понятно. Подросток слишком благоговейно относится к «настоящему» ружью и слишком боится потерять его в наказание за слишком вольное с ним обращение. К тому же в некоторой степени он склонен с уважением относиться к наставлениям старых охотников. К 15-17 годам он уже сам становится в некотором смысле «старым охотником», привыкшим держать ружье и обходиться с ним правильно. Парень же 18-25 лет, впервые взявший ружье, никого не склонен слушать и уверен, что он «все знает лучше». Необоснованная самоуверенность и ведет обычно к беде».



Комментарий

По действующему ныне закону «Об охоте…» граждане могут получить право на охоту после достижения 18 лет. Видно, что у этого положения административные корни более столетней давности. Это значит, что бюрократы еще царских времен, равно как и сегодняшние, не понимали природы охоты. Человек – неотъемлемая часть природы, и тяга к ней естественна. Она, несомненно, должна поощряться. Стремление, а точнее любовь, мальчиков к оружию и охоте тоже совершенно естественное состояние. Вспоминаю, когда мне в 12 лет семья решила купить ружье, несколько первых лет я чистил и смазывал его стволы буквально каждый день. Мне очень хотелось брать его в постель. К тому времени у меня уже были трофеи, добытые с помощью еще дедовской ижевской шомполки, выпущенной в 1890 году. Охоте и технике безопасности меня учили умные взрослые, делая это не просто ненавязчиво, а, я бы сказал, даже незаметно. За добытую ружьем в 6 лет трясогуску меня не ругали, а наоборот похвалили и сообща из нее сделали суп в поллитровой кружке. Мне кажется, меня вводили в охоту примерно так же, как я потом приучал к лесу и природе своих лаек. Это делал с их двухмесячного возраста, разрешая щенкам гоняться за воробьями, копать мышей и кротов. Постепенно они сами начинали понимать, когда, по какой дичи и как нужно работать, и за пару промысловых сезонов становились просто ассами охоты.

Еще в тексте Сергея Александровича есть фраза, что лучшая охрана дичи – это распространение среди молодежи охотничьих знаний и навыков, любви к природе. Хочется заметить, что любовь к природе начинается с ее изучения. Во время формирования наших охотничьих традиций 90% русских людей жили в деревнях, где природа была не то, чтобы ближе, а люди в ней просто постоянно жили. Поэтому ее освоение начиналось с рождения. В основе нашей традиционной русской охоты лежит глубокое понимание природы и любви к ней, разумеется, включая и всех животных. Сегодня, когда более 90% населения живет в городских условиях, молодежь катастрофически не знает родной природы. Эта безграмотность требует, чтобы мы знакомили детей с природой с самого раннего детсва. Дело в том, что мозг дошкольника и ребенка раннего школьного возраста легче усваивает и дольше хранит получаемую информацию. Это огромный долг нас, охотников, перед всеми детьми, в том числе перед будущими охотниками.

Различные организации западно-европейских стран уделяют мнго времени работе с детьми в этом направлении. В немецком городе Эккернфорде однажды я попал на «день открытых дверей» для детей в Информационном центре Северного моря. Детям да и мне там было очень интересно. В помещении центра была организована интереснейшая экспозиция, включающая аквариумы с морскими рыбами, которых дети могли кормить с рук. Биологи разных специальностей очень доступно рассказывали о жизни морских и околоводных животных. Европейские охотники часто проводят полезную работу в угодьях, привлекая к ней детей разного возраста. Издается литература, которая знакомит детей с птицами, живущими в городах. Специально для них печатаются удобные дневники для записи наблюдений за птицами. Производится детская посуда с изображением распространенных животных. В продаже есть настольные игры, знакомящие с природой всего мира.

В нашем журнале мы неоднократно рассказывали о жизни семьи Янковских в Приморье, в которой дети принимали участие в самых серьезных охотах. Жизнь показывает, что это оптимальный вариант формирования охотника. В противоположность этому, приобщение к охоте взрослых и вполне состоявшихся людей, имеющих значительный статус в городском обществе, приводит к формированию в таком человеке охотника, отношение которого к природе носит поверхностный, потребительский характер. Это совершенно противоречит традициям русской охоты. Именно поэтому совершенно необходимо создать новый серьезный курс для начинающего охотника, знание которого должно проверяться строгим экзаменом.

В западноевропейских странах, а еще в большей мере в Америке, приобщение детей к оружию и охоте с раннего возрасто ввесьма распространено и дает положительные результаты.

Автор статьи: Владимир Тихомиров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.