Охотники за сохранение дикой природы

Категории: Статьи
25.09.2019
В настоящее время охота в России, и это можно сказать вполне определенно, находится в тяжелом и даже критическом положении. Наверное, это ее положение еще никогда не было столь плачевным.



Начиная с ликвидации Главохоты при Совете министров РФ и вплоть до недавней ликвидации Охотдепартамента в МПР РФ как самостоятельной единицы все шло по наклонной. И, несмотря на то, что недавно принято решение о восстановлении Депохоты, наше охотничье хозяйство, если можно так выразиться, все равно существует «по остаточному принципу». Справедливости ради надо заметить, что проблемы охотничьего сообщества есть не только у нас, но и во всем мире, но нас интересуют, прежде всего, наши проблемы.

И в первую очередь это правовые пробелы и многочисленные противоречия, содержащиеся в законодательстве, регулирующем отношения в сфере охотничьего хозяйства. Такое законодательство не устраивает ни охотников, ни охотпользователей, и никогда не позволит нам достичь целей, определенных «Стратегией развития охотничьего хозяйства в Российской Федерации до 2030 года».

Если коротко, прежде всего это касается административных барьеров, дестимулирующих охотхозяйственную деятельность, препятствующих развитию охотничьего хозяйства, в том числе, что особенно важно, развитию объектов охотничьей инфраструктуры, необходимой для сохранения и воспроизводства диких животных, а также института государственного и производственного охотничьего контроля и так далее.

Не менее актуальной остается проблема эффективной борьбы с браконьерством, острота которой лишь усиливается. Как известно из официальных источников, потери от незаконной добычи охотничьих животных превышают легальный уровень их добычи на 2 миллиарда рублей ежегодно! Вместе с общим прогрессом техническая оснащенность браконьеров возрастает, позволяя им безнаказанно продолжать незаконную охоту. На фоне критического отставания органов охотнадзора это влечет за собой истощение запасов охотничьих ресурсов. А причину, корни этой проблемы также во многом стоит искать в неуклюжем законодательстве. Исправить такое положение до сих пор никак не удается.

И все-таки самая главная проблема, источник всех бед не в этом!



Проблема

Общеизвестно, что в довершение всего на фоне прохладного, мягко говоря, отношения к охотничьему хозяйству руководителей нашей страны охота постоянно подвергается нападкам «зеленых», зоорадикалов, ярых защитников природы и прочих, которые не упускают возможности воспользоваться ситуацией. Их усилиями, и весьма успешно, широко формируется негативное отношение к охоте и охотникам. Им это легко удается, так как большая часть населения в деталях вопроса не разбирается и охотно верит на слово любым болтунам. Именно поэтому группы девушек или молодых людей, не говоря уже о разного рода «ученых», легко убеждают обывателей и домохозяек, что «бедных зверюшек» надо защищать, в том числе и от «кровожадных» и «алчных» охотников. А если при этом еще демонстрируется несколько фотографий с умильными мордашками молодняка вкупе с неудачными, а порой нелепыми снимками наших коллег-охотников с пятнами крови, кучами битой дичи, окровавленными тушками зверей или птиц – все, считай, дело сделано. Всякий неподготовленный и непосвященный обыватель отдаст свой голос против охоты! Так или примерно так формируется сегодня в отношении охоты широкое общественное мнение.

В результате доброе отношение к этому занятию как к полезному и нужному в народном хозяйстве, бытовавшее еще лет 50 назад, оказалось утеряно. Польза охоты и охотничьего хозяйства, не вызывавшая сомнений в прежние времена, забыта, охотничья отрасль народного хозяйства таковой фактически не признается. В обществе и в правящих кругах, в правительстве страны сформировано отношение к охоте как к «забаве толстосумов, баловству и убийству ради удовольствия». Это и есть на сегодня проблема номер один!



Попытки бороться

Конечно, мы – сознательные охотники, любители и профессионалы, включая немногочисленных чиновников от охоты – как-то пытаемся на эту ситуацию влиять. Выступаем на страницах охотничьей периодики, на охотничьих каналах ТВ, в интернете и даже изредка на разных заседаниях и слушаниях: в парламенте, в Госдуме и тому подобное. Но, увы, к сожалению, наши голоса звучат очень слабо и нерешительно! Ах, как слабо, друзья мои и коллеги, сознательные охотники!

Не нужно доказывать, что публикации в соцсетях и охотничьей прессе безрезультатны, выступления на охотничьих форумах и даже в законодательных органах – тоже. Небольшой горстке энтузиастов, которые сейчас еще работают в органах государственного управления охотничьим хозяйством или законодательной власти, с большим трудом удается как-то поддерживать жизнь в этом умирающем теле. Но их все меньше, и делать это им, при отсутствии поддержки, с каждым годом все труднее. К тому же кузница по подготовке кадров – охотоведов-биологов – практически разрушена.

Закономерный итог: народ не с нами, нас, охотников, не слышат! Напротив, с каждым днем все больше и все настойчивей предпринимаются попытки охоту как-то ограничить, сократить, а то и вовсе запретить. При этом ее противники категорически не приемлют нашу аргументацию в пользу охоты, они не хотят об этом даже слушать. День за днем, час за часом мы неизбежно проигрываем эту идеологическую борьбу. Латаем сиюминутно дыры, спасая, выравнивая ситуацию на отдельных участках, по-прежнему, будучи не в состоянии решить главные и важнейшие проблемы.

На все обращения в правительство с предложением совершенствования и развития охотничьего хозяйства в лучшем случае отвечают: нет денег. Но деньги не главное! Хотя и достаточно необходимое условие. Главное для благополучия охотничьей отрасли, повторюсь еще раз, – правильное законодательство. Которое должно определить, в первую очередь, обязанности, права и гарантии для охотников и охотпользователей. Но это отдельная тема для другой статьи.

Между тем существуют многочисленные свидетельства и доказательства, что грамотное ведение охотничьего хозяйства и охоты приносит несомненную пользу делу сбережения природы. В частности, например, охота трофейная. Примеров множество. Правда, в основном, это примеры из-за рубежа. Лучше всего об этом говорится в письме Всемирного союза охраны природы (IUCN, организация, аффилированная с ООН, состоящая из ученых и специалистов, представляющих более 200 государственных и 900 неправительственных организаций), выступившего в поддержку аукциона по продаже права на охоту на черного носорога в Намибии на ежегодном конгрессе клуба «Сафари» в Далласе (США) в январе 2014 г.: «Мы понимаем, что сразу трудно поверить в то, что охота, хотя бы даже и на находящиеся под угрозой исчезновения виды, может быть полезным инструментом для охраны дикой природы, борьбы с браконьерством и для улучшения мест обитания диких животных. Мы также понимаем, что сама идея охоты вызывает отвращение у многих людей. Однако в мире, который требует разумных решений, направленных на сохранение дикой природы, трофейная охота, при хорошей организации, часто становится одним из наиболее эффективных и доступных нам инструментов защиты диких животных». Добавлю, что правильная трофейная охота возможна только при условии развитого охотничьего хозяйства в целом.

Так же и у нас в России численность животных в любом высокоорганизованном охотничьем хозяйстве значительно выше, чем в прилегающих к нему районах. Причем животных не только охотничьих. Ведь для того, чтобы иметь высокую численность, скажем, копытных, охотхозяйство вынуждено сберегать не только их самих, но и угодья, среду их обитания. Сберегать от пожаров, вырубки лесов, свалок мусора, варварского дикого туризма, загрязнения лесов и водоемов, промышленного вмешательства и так далее. Но все подобные аргументы, увы, остаются за рамками разумного диалога. А кризис отношения к охоте в нашем обществе нарастает и будет нарастать, если нам, охотникам, не принять экстренных и решительных мер. Нам с вами! Потому, что больше надеяться не на кого.



Причина неудач

Корень всех проблем, как уже было сказано, в том, что у охотничьего движения практически нет положительного имиджа в обществе, нет общественной поддержки. Без поддержки общественности не принесет результата даже обращение к самому крупному административному ресурсу. Дело в том, что среди чиновников, в том числе большого ранга много охотников, но они не рискуют в этом признаваться, чтобы не потерять свой рейтинг либо перед вышестоящим руководством, либо перед лицом все той же общественности – своими потенциальными избирателями. В подтверждение – недавний пример с притравочными станциями. В процессе принятия решения законотворцы даже не выслушали мнение специалистов. Я имею в виду охотоведов, кинологов, ученых. Проблему обсуждали «по понятиям» депутаты и сенаторы, значительная часть которых, кстати, являлась охотниками, но любителями. Так вот и они в результате сдали свои позиции, очевидно, в угоду мнению большинства, то есть в погоне за тем же общественным рейтингом. В итоге, как мы знаем, было принято популярное в обществе, но, увы, совершенно бессмысленное решение об ограничении контактной притравки охотничьих собак.

Ситуация настолько запущенна, что все неохотничьи издания, центральное телевидение, радио, крупные выставки фотографии или, скажем, живописи отказываются принимать материалы, где бы охота подавалась в положительном ключе. Вспомните, что показывают по телевизору, в основном в новостях, касательно охоты и охотников. Как задержали каких-то браконьеров, в основном из числа высокопоставленных лиц, как где-то убили редкого зверя, как в результате рейда изъято у подвыпивших граждан «бомжеватого» вида некое количество сетей, ружей, капканов, рыбы или икры и так далее, как некто в состоянии алкогольного опьянения открыл стрельбу из охотничьего ружья и прочее. И все это автоматически связывается с обликом современного охотника! Таким образом происходит губительная подмена понятий: охотник = браконьер.

И сегодня мы с горечью вынуждены признать, что нужный момент упущен и так вот сразу, по нашему желанию, в медийное пространство уже не войти, за исключением профильных изданий, рассчитанных на узкую целевую аудиторию. Мы можем сколько угодно публиковать проблемные статьи и сколько угодно совершенствовать сами издания, хоть на бумаге, хоть в интернете – все будет бесполезно! Необходимо отчетливо понять: наши рассуждения и жалобы друг другу на тяжкую действительность не дают желаемого результата и не могут его дать.



Кто виноват и что делать?

Теперь настало время задать традиционный для России вопрос: кто виноват и что же нам делать?

Виноваты сами охотники: своим бездействием на публичной арене, отсутствием единого фронта, единой консолидированной позиции, собственными внутренними распрями и ссорами, а также поведением на охоте, привычками, которые многие называют «традициями» или «национальными особенностями», и даже внешним видом, непродуманными публикациями фотографий и «рассказов об охоте» и тому подобное. Потому что именно так и формируется общее к ним (к нам) отношение.

Для того, чтобы исправить ситуацию, чтобы в правящих кругах на проблему обратили внимание, чтобы снова стали прислушиваться к мнению охотоведов-биологов, надо, прежде всего, принять срочные и консолидированные меры к формированию положительного отношения общества к охоте, как она того заслуживает. Эту работу следует начинать немедленно, проводить настойчиво и последовательно, возможно, даже агрессивно. Нам, охотникам, настало время выходить на широкую арену. И не только в своих журналах, на охотничьих каналах и собраниях. И, главное, не с публикациями об охотничьих достижениях, трофеях и охотах, иллюстрированными традиционными фото с убитыми животными. Не всегда, кстати, приятными для глаз даже наших коллег-охотников.

Напротив, нам надо больше собирать и публиковать положительный охотничий опыт. Именно такие сюжеты нашими усилиями должны стать обязательными на охотничьих телеканалах, в выпусках новостей, на страницах популярных газет и, конечно, в соцсетях. Они, сюжеты, должны рассказывать об охране охотничьих животных, о борьбе охотников с браконьерами, об организации подкормки в трудное время бескормицы, о борьбе охотников со свалками, лесными пожарами, палами сухой травы, вырубкой леса на токах и зонах покоя животных, об устройстве искусственных гнездовий, о передовом опыте разведения дичи и закупке животных для расселения, их выпуске и распространении в новых местах, о реальных объемах биотехнии, о спасении животных в трудное для них время, например паводков или пожаров, приемах и достижениях в области дичеразведения и многое, многое другое.

В таких материалах необходимо обязательно пропагандировать развитие культуры охоты: дичеразведения, спорта, охотничьего собаководства, охоты с ловчими птицами и собаками, трофейной охоты; рассказывать об охотничьих коллекциях, о моделях стильной охотничьей одежды и снаряжения, о специальном охотничьем стиле, если хотите, об охотничьей моде, и, наконец, создаваемых при этом новых рабочих местах, как правило, в тех районах, где работу найти особенно непросто. Практически каждое охотничье хозяйство, охотобщество в той или иной мере занимается этой нужной и полезной работой, но никто из них этим отчего-то не гордится и широко об этом не рассказывает, разве только в виде ведомственных отчетов. Посмотрите наши охотничьи телеканалы: они больше внимания уделяют приемам проведения и итогам охот, количеству отстрелянной дичи и трофейным рекордам, в лучшем случае.

Публикуя любые материалы об охоте, следует не упускать из виду и постоянно думать о формировании положительного облика охотника – и тут все имеет значение: внешний вид, одежда, поведение, эстетика снимков, видеосюжетов. Думать, как это будет выглядеть, необходимо всякий раз, когда снимаешь охотничий сюжет, и тем более, когда публикуешь отснятые снимки – неважно, где, в журнале или на собственной странице в социальной сети. Всякий раз надо помнить, что их увидят не только друзья, но и люди непосвященные, а главное, враги охоты. И уж будьте уверены, последние не преминут воспользоваться вашей ошибкой или небрежностью. Поэтому любые охотничьи публикации должны быть безукоризненными и эстетически приятными.

Особого внимания заслуживает подробное обсуждение в обществе проблемы браконьерства. Дело в том, что, так уж получается, браконьерство для людей непосвященных прочно ассоциируется с охотой. Настолько прочно, что большинство из них не видят различия, автоматически считая всех браконьеров охотниками и наоборот. И дело охотников – самым решительным образом отмежеваться от браконьеров, как на словах, повсеместно заявляя об этом, так и на деле. Настоящие, сознательные, ответственные, думающие охотники должны первыми путем самоограничения и дисциплины показывать, как далеки они от этого, сколь неприемлемы для них варварство и жадность на охоте. Все должны знать: между охотником и браконьером – НЕТ знака равенства! Потому что для настоящего охотника главным, в сущности, является возможность осуществления самого процесса охоты, а не размер и количество добычи. И если сегодня пожадничать и взять от природы лишнее, то завтра уже можно остаться без охоты вообще. Именно по этой причине охотники как никто другой заинтересованы в сохранении числа животных и сбережении среды их обитания. Не будет этой природной среды, не будет животных – не станет и нашей охоты!

Для того чтобы охотники грамотно и сознательно подходили к этому, необходима их подготовка на специальных курсах, где в программу обучения будут включены все вышеперечисленные вопросы. Обучение должно включать в себя, кроме теоретических занятий, практическую подготовку: обучение стрельбе, полевую практику в угодьях, участие в реальной работе по биотехнии в охотничьих хозяйствах. Заканчиваться такое обучение должно непременным и строгим, а не формальным, экзаменом по охотминимуму. Кроме приобретения реальных знаний, такая практика сделает вступление в ряды охотников не слишком простым, а значит, заставит задуматься тех, кто решил приобрести охотничий билет и оружие ради забавы или для иной необходимости. А тем, кто уже приобрел, добавит ответственности, чтобы их однажды не потерять.

Есть еще один, на мой взгляд, очень важный момент. Чаще всего нас, охотников, обвиняют в склонности к убийству животных ради удовольствия. Мы должны внятно и однозначно заявить, что это не так. Все настоящие охотники против убийства! Гибель животного удовольствия нам вовсе не доставляет. Напротив, так же огорчает нас, как и любого другого нормального человека. Но, увы, это неизбежно. Наша охотничья страсть настолько сильна, что мы не в силах от нее отказаться, даже несмотря на отрицательные эмоции. Несколько перефразируя известное высказывание Хосе Ортеги-и Гассета, мы говорим вместе с ним: «…Человек охотится не для того, чтобы убивать, наоборот, он вынужден иногда убивать, чтобы иметь возможность охотиться!»

В качестве подтверждения можно вспомнить следующий грустный факт. Когда последние остатки великих североамериканских племен индейцев были согнаны в резервации, они постоянно просили выпускать из загонов предоставленный им для пропитания домашний скот, чтобы они могли преследовать его на лошадях, охотясь на него так же, как они когда-то охотились на бизонов. Эта печальная картина ясно показывает, что не мясо и не удовольствие от убийства, но приобретаемый в ходе преследования и добычи опыт сам по себе очень много значил для существования и духовного содержания культуры народа. Воспоминания о прежних охотах были настолько живы в их памяти, что ничто, даже нищета и утраты, не могли сломить их желание снова ощутить вкус той незабываемой реальности, которую мы, охотники, так глубоко и лично воспринимаем!

А еще надо бы постараться доходчиво донести до нашего обывателя такую могучую вещь, как эстетика охоты, используя для этого все доступные нам элементы убеждения: выставки, фото, живопись, фильмы, художественную литературу, разнообразные телевизионные и радиопередачи, личные впечатления и открытые дискуссии. Где мы утверждаем, что охота – это красиво!

Чтобы реализовать такую программу, надо, очевидно, всеми силами пробиваться в медийное пространство, в прессу и на телевидение. Если не удается это сделать путем убеждения или «по знакомству», то за деньги! Нам нужно собирать и концентрировать необходимые средства, чтобы публиковать свои сюжеты в первую очередь в неохотничьих изданиях и демонстрировать на телеканалах. А, возможно, даже нанимать профессионалов из PR-агентств для создания качественного и профессионального контента. Потому что только развернутая пиар-кампания в поддержку охоты позволит сформировать позитивное отношение к охоте у широкой публики.

Как я уже писал выше, если мы хотим сохранить охоту – и с ее помощью популяции диких животных и среду их обитания, – нам совершенно необходимо заполучить поддержку широкой общественности, подавляющее большинство которой, как вы понимаете, охотой не занимается. Мы должны «преподать» охоту той части наших граждан, что к ней не имеют никакого отношения. Условно говоря, вся наша агитация должна быть рассчитана на домохозяек.

За рубежом есть подобные примеры. Совет дикой природы штата Колорадо запустил интересную и эффективную рекламную кампанию, которая рассказывает жителям штата о том, что им дает охота, и которая могла бы стать образцом для подражания в нашей стране. Сердце этой кампании – серия телевизионных рекламных роликов «Обними охотника!». Легкие, забавные ролики прекрасно выполняют задачу передать позитивное послание об охоте тем, кто ей не занимается.

В одном из роликов, например, турист поднимается по тропе на высокую гору. На вершине стоит охотник в охотничьей экипировке и осматривает окрестности в бинокль. Голос за кадром говорит: «Жители Колорадо по праву гордятся красотой природы и животным миром своего штата. И мы должны поблагодарить охотников и рыболовов за их вклад в охрану природы. Если ты любишь Колорадо и хочешь сохранить красоту его природы, подойди и обними охотника!» Турист подходит к изумленному охотнику и обнимает его.

Думаю, что и у нас многие организации и предприниматели, производители товаров и услуг, связанных с охотой, с готовностью бы взялись за увеличение числа охотников и даже пытаются это делать, но, несмотря на все усилия, их программы охватывают лишь относительно небольшое число людей. Так вот, нам на самом деле нужна большая, эффективная, профессиональная рекламная кампания, которая расскажет широкой публике об охоте и о том, что она дает нашим гражданам и делу сохранения дикой природы.

У нас в стране, по крайней мере, до настоящего времени никто и никогда не выступал с таким конкретным предложением, с реализацией подобной задачи. И даже не пробовал запустить интересную и эффективную рекламную кампанию, которая рассказала бы жителям нашей страны о том, что им дает охота, как охотники сохраняют природу и животных, насколько полезна и привлекательна продукция здоровой охоты, сколько охота дает рабочих мест в отдаленных районах и так далее. Сердцем такой кампании могла бы стать, например, серия рекламных роликов, подобных описанному выше, с условным названием «Благодаря охотникам!».

Да, я представляю, что в нашей действительности это будет недешево сделать. И у нас нет другого выхода, как только попробовать собрать эти деньги с наших единомышленников и начинать понемногу с первых, небольших сюжетов. Несколько дешевле все то же самое можно проделать на радио, в интернете, а затем – на рекламных щитах или в виде «заказных» материалов в неохотничьей прессе. Но где бы и как ни проводилась такая кампания, самая главная мысль, которую она должна доносить до слушателей: «Охотники – главные защитники природы!». Потому что, как это ни парадоксально звучит для непосвященного, именно мы, охотники, кровно заинтересованы в высокой численности диких животных и сохранении среды их обитания, иначе нам просто не на кого будет охотиться! А, следовательно, правильная, высокоорганизованная охота – самая эффективная и окупаемая (!) форма охраны живой природы – как самих животных, так и среды их обитания.

После того, как мы сделаем первый шаг и согласимся, что нам необходим широкий диалог с общественностью, нам, чтобы не быть голословными, надо будет активно и последовательно заняться накоплением и фиксацией реальных, основанных на фактах аргументов, свидетельствующих об усилиях, предпринимаемых охотничьим сообществом в деле сохранения дикой природы. И это будет подготовкой к самому важному, к тому, чего мы еще никогда не делали, – эффективному привлечению к этой дискуссии широкой общественности. Только так мы сможем добиться общественной поддержки, жизненно важной для будущего нашей российской охоты. Потому что мы можем сколько угодно выступать на наших собраниях и в охотничьей прессе, но возникающий от этого эффект – не более, чем от шума воды. Примерно такую картину мы и наблюдаем сегодня.

Мы охотники, заранее проигрываем разного рода зоорадикалам по одной простой причине: мы даже не вступаем в схватку! Ведь на самом деле большинство людей не имеют четко определенного мнения по этому вопросу, и, если с ними поговорить убедительно, оказывается, большинство готово поддержать охоту. И сегодня дело обстоит таким образом, что, если не суметь объяснить широкой публике на понятном ей языке, почему так нужно и важно то, что мы делаем, наши противники своего добьются, и охоту действительно, могут закрыть. Мы видим реальные рекламные ролики наших оппонентов, убеждающие людей, у которых благие намерения преобладают над осведомленностью, в том, что медведи и даже волки нуждаются в охране, что каких-то животных надо срочно спасти, перечислив деньги на специальный счет, а последний тигр вот-вот навеки исчезнет вместе с девственными лесами дальневосточной тайги. И при этом умалчивается, например, что для обеспечения существования тигров нужно, прежде всего, две вещи: достаточное жизненное пространство и пропитание, т. е. высокая численность охотничьих животных! Соответственно, необходимо развитое охотничье хозяйство с высокой численностью копытных и низкой плотностью населения, а также сведенной к минимуму его хозяйственной деятельностью. А как это увязать с политикой заселения Дальневосточного края, например, путем раздачи бесплатных гектаров и попустительством вырубки лесов на экспорт? Ну и так далее. На нашей стороне факты, и мы должны донести их до широкой публики. Словом, мы, охотники, должны оставить привычные нам охотничьи собрания и перейти к публичным дискуссиям – в среду враждебную и бросающую нам вызов. Вместо публикации очередной статьи в охотничьей газете – обратиться по радио к десяткам тысяч людей, к тем, кто в автомобиле ежедневно возвращается с работы!

Наша первоочередная задача на этом пути – сформулировать для охотничьего сообщества разумный, исторически выверенный посыл, сделать всеобщим достоянием убедительные примеры и факты, чтобы наши единомышленники уверенно и не смущаясь участвовали в публичном диалоге.

И делать это надо уже теперь, немедленно! Потому что, как легко можно себе представить, дальше будет только хуже! Значительное количество из имеющихся сегодня в наличии 3-4 миллионов охотников в нашей стране в течение следующих 15-20 лет уйдет из жизни. Существующие сегодня тенденции привлечения новых охотников едва ли смогут обеспечить замещение этих потерь в силу естественной убыли. Процентное соотношение охотников ко всему населению будет продолжать уменьшаться. Будет падать и падать социальная значимость и политическое влияние охотничьего сообщества, а поддержка общественного мнения станет еще более важным фактором.

А дальше не миновать далеко идущих последствий для сохранения дикой природы. Действительно, охотники не единственные, кто выступает за охрану дикой природы, но невозможно отрицать, что они вносят в это реальный и немалый вклад. Начиная с сохранения и восстановления поголовья крупной дичи и сохранения среды обитания диких животных, реальной борьбы против браконьерства, противодействия неуемным аппетитам застройщиков и т.д. Охотники и рыболовы всегда были среди самых заинтересованных сторонников этой деятельности. Это станет очевидным, если представить себе, например, сколько подкормки для диких животных ради поддержания их высокой численности выкладывают охотничьи хозяйства по стране в целом – сотни тысяч тонн. Очевидно, что падение их числа не приведет к процветанию ресурсов дикой природы. И, напротив, увеличение поддержки охотничьей деятельности общественным мнением не замедлит положительно сказаться на состоянии этих ресурсов. А значит, эффективность природоохранной деятельности будет заметно усилена.

В свою очередь, охотники не смогут оказывать на нее положительного влияния без широкой публичной поддержки или хотя бы терпимого к ним отношения. Помимо этого, грамотная политика взимания налогов на производство охотничьего и рыболовного снаряжения, оказание услуг может принести десятки миллионов рублей непосредственно для восстановления поголовья дичи и рыбного воспроизводства. К социально значимым преимуществам охоты, понятным широкой публике, следует также отнести экономическое развитие, поддержку содержания заповедников, заказников и охотничьих угодий, защиту чистоты и воспроизводства среды обитания. Есть, правда, один нюанс. Средства, вырученные от охоты и охотников, должны в абсолютном большинстве своем возвращаться в охотничье хозяйство, то есть должны быть «окрашены», а не растворяться в бюджете.

И еще. Для успешного старта кампании в защиту нашей охоты нам необходимо убедить выступить узнаваемых личностей, способных представлять интересы охотничьего сообщества. Тех, к кому с уважением отнесутся в средствах массовой информации. Так, известный трофейный охотник, в прошлом политик, а теперь режиссер-документалист Сергей Ястржембский за последнее время сделал несколько существенных шагов в этом направлении. Совместно с охотничьим клубом «Сафари» и Клубом горных охотников он провел благотворительный аукцион в пользу работников охотнадзора, пострадавших от рук браконьеров во время исполнения служебных обязанностей, организовал публичную дискуссию между сторонниками и противниками охоты, выступает по радио, на телевидении и снимает фильм «Надежды выстрел» о природоохранном значении трофейной охоты.

Лучше, конечно, если это будут уважаемые борцы за охрану природы, поскольку среди них есть немало охотников, до поры тщательно это скрывающих. Те, кто вышел из этих рядов, да еще сам был охотником, обладают привлекательным для многих обликом. Обликом профессионала, кому не безразлична дикая природа, кто посвятил свою жизнь ее охране и способен к тому же представить заслуги охотников в охране дикой природы как неопровержимый факт, а не просто как чье-либо заинтересованное мнение. К таким персонам у далекой от охоты публики будет больше доверия, чем к тем, кто охотился всю жизнь и теперь является «лицами» охотничьего движения. Ведь за ними не числится никаких заслуг в деле сохранения дикой природы, кроме того, что они работают в охотничьей организации.

Сможем ли мы все это осилить и выполнить? Если нет, то довольно скоро нам придется навсегда поставить в сейф наше охотничье оружие и распродать снаряжение. Но если мы сможем, а я в этом убежден, – тогда, я полагаю, нам надо объединиться и, откинув все сомнения и распри, вместе выполнить намеченное.

Автор статьи: Леонид Сонин

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.