Открытое правительство, ау!

Категории: Статьи
17.11.2020
- Имею ли я право?
-Да, имеете!
- А могу ли я тогда...
- Нет, не можете.
Старинный советский анекдот

В этом тексте я хочу поразмышлять об одном событии, которое случилось в бурном 2014 году и на фоне украинских событий было практически не замечено почтеннейшей публикой, а в дальнейшем вообще прочно забыто. Так что это было?

Речь пойдет об успешной общественной инициативе движения «Право на оружие», которую тогдашнее правительство замяло, на мой взгляд, постыдно, аморально и противозаконно! Немного по истории вопроса...
Еще в 2012 году, будучи в должности премьер-министра, Владимир Путин проявил инициативу в деле развития демократии, предложив на основе интернет-технологий наладить более тесную связь государства и общества через институт «Открытое правительство», когда каждый гражданин на специальном интернет-портале мог предложить на рассмотрение Правительства России любое улучшение, а другие граждане путем электронного голосования решили бы, стоит это вводить или нет. Инициатива должна была набрать не менее ста тысяч голосов «за», чтобы правительство представило ее на обсуждение в Госдуме с возможной подготовкой и принятием соответствующего закона. Вот что об этом тогда писали СМИ: «Путин напомнил, что суть законопроекта заключается в том, что Госдума будет обязана рассматривать предложения граждан, набравшие 100 тысяч авторизованных подписей в Интернете. «Мы создаем реально действующий механизм российской общественной инициативы», – подчеркнул Путин».
Сказано – сделано! Создали ведомство по делам «Открытого правительства», потом интернет-портал «Российская общественная инициатива», или РОИ, приняли соответствующий закон, в котором, однако, уже была существенная поправочка, по которой на обсуждение в Госдуму допускались только инициативы, одобренные экспертной комиссией ведомства по делам «Открытого правительства», независимо от числа набранных на сайте голосов!
Далее произошло следующее... Движение «Право на оружие», тщательно соблюдая все необходимые процедуры, выставило на ресурсе РОИ проект закона под названием «Мой дом – моя крепость», по которому предлагалось убрать практически все нынешние законодательные ограничения по защите гражданами личного жилья от незаконно-преступного проникновения посторонних лиц. Ибо в настоящее время почти все, кто защищал от преступников свое жилье, подвергаются правовому преследованию и судебному разбирательству в обязательном порядке, что нередко приводит самооборонщиков в тюрьму по обоснованиям, которые выглядят в глазах граждан абсолютно несправедливыми. Свои 100 000 подписей «Мой дом – моя крепость» набрал в кратчайшие сроки, став одной из первых инициатив, достигших такого результата! Потом – еще интереснее. Экспертная комиссия ведомства по делам «Открытого правительства» тоже одобрила данный законопроект, несмотря на отрицательные отзывы, которые по нему дали тогдашние Минюст и МВД! Все сторонники инициативы начали радостно предвкушать и гадать, когда же «Мой дом – моя крепость» поставят на обсуждение в Госдуме? Каковы будут результаты этого обсуждения, какие последствия? Ну а дальше – мощно, аж во всю ивановскую грянула… тишина. Мертвая и необъяснимая. Потом пошли волны событий этого бурного года, которые вовсе похоронили под собой этот вопрос, как и множество других, не менее животрепещущих...
Когда я решил покопаться в этой истории, то первым делом попытался разыскать тексты отрицательных отзывов на инициативу от Минюста и МВД. И не нашел их в открытом доступе! Помогли товарищи по движению «Право на оружие», которые присутствовали на заседании экспертной комиссии «Открытого правительства», давшей свое добро. На этом заседании всем участникам предоставили для ознакомления печатные тексты отзывов Минюста и МВД. Соратники прислали мне сканы этих документов, которые у них сохранились. Читать эти министерские «цидулки» целиком тяжко, все равно, что опилки жевать, поэтому я приведу из них небольшие выдержки. Те, в которых самый сок, самое то, ради чего их вообще накропали.
Вот первая выдержка, она из отзыва Минюста:

«Судам надлежит иметь в виду, что обороняющееся лицо из-за душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность посягательства и, как следствие, избрать несоразмерные способ и средства защиты.
Действия оборонявшегося лица нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны, если причиненный вред хотя и оказался большим, чем вред предотвращенный, но при причинении вреда не было допущено явного несоответствия мер защиты характеру и опасности посягательства.
Вместе с тем нельзя согласиться с предложением, содержащимся в общественной инициативе, о признании правомерности необходимой обороны при совершении любых действий в отношении лица, посягающего на неприкосновенность жилища. Признание правомерности любых действий безгранично расширит институт необходимой обороны. Таким образом, необходимая оборона ничем не будет отличаться от преступления».
Зам. министра юстиции Аристов

Присмотримся к этому тексту повнимательнее. Первый абзац прекрасен! Конечно же, когда человек обороняет свой дом от врывающихся в него бандитов и насильников, ему и возмутительно, и страшно, и хочется как можно скорее устранить возникшую опасность любым способом, так что какие уж тут «соразмерности», пусть об этом думают нападающие подонки, если способны думать вообще! Смысл второго абзаца откровенно иезуитский: вы конечно можете обороняться у себя дома, но должны думать в процессе драки с нападающим о «недопущении явного несоответствия мер защиты характеру и опасности посягательства». То есть, по мнению г-на Аристова, обороняющийся должен сначала выяснить, каков характер и насколько велика опасность посягательства со стороны вломившегося к нему в дом бандита, и только потом применить меры обороны, которые не будут избыточными. Видимо, понимая абсурдность этого, заместитель министра юстиции не стал вдаваться в подробности и объяснять методику выявления опасности посягательства для соотнесения его с мерами защиты.
Казуистика последнего абзаца для выискивающих его логическую связь с первым абзацем мозголомна, но правоохранители и, главное, судьи понимали, понимают и будут понимать его четко и однозначно: если обороняющийся в своем доме нанес увечье нападавшему, то его действия следует рассматривать как преступление. Ибо необходимая оборона, по нашим нынешним законам, ничем не отличается от преступления!
Напоминаю, что текст этого минюстовского отзыва так и не выложен в публичный доступ.
Теперь приглядимся к цитате из отзыва МВД, которого тоже нет в открытом доступе:

«Таким образом, предложенные общественной инициативой изменения в законодательство относятся к частному случаю необходимой обороны, уже предусмотренному нормами части первой статьи 37 УК, являющейся общей по своей сути.
Вместе с тем, само по себе место нападения, а именно – место проживания лица, не может рассматриваться как условие, допускающее возможность причинения посягающему лицу в ходе обороны вреда, в том числе явно не соответствующего характеру и степени общественной опасности посягательства».
Статс-секретарь – заместитель министра внутренних дел Зубов.

Первый абзац отечески-снисходителен и ласково увещевает: «Ребята, ну чего вы вдруг решили ломиться в открытую дверь, если все, на чем вы настаиваете, уже давно заложено в законе? Вот вам статья УК, вот соответствующая ее часть. Учите «матчасть» и будет вам «счастье». Второй же абзац явно для своих, четкий как приказ по армии: «... место проживания – это не условие, допускающее возможности причинения посягающему лицу вреда... не соответствующему характеру и степени общественной(!) опасности посягательства». То есть, обороняя свой дом от бандитов, каждый обязан позаботиться о том, чтобы вред, причиненный этим подонкам, соответствовал общественной опасности посягательства. Но бандиты напали на меня, а не на общество, опасность грозит только мне и моей семье здесь и сейчас, причем здесь общество?! Ну это тебе потом суд разъяснит, как сумеет, если не бандиты тебя убьют, а ты их. И суды разъясняют, как умеют, в результате чего идут самообороняющиеся рядами и колоннами за колючку.
Вот только судьи ли виноваты? Тоже стоит приглядеться... Тот самый первый, прекрасный абзац из минюстовского отзыва – прямая цитата одного из не менее прекрасных и уже бесчисленных постановлений-разъяснений Верховного суда, касающихся самообороны граждан от преступных посягательств. Вот только все эти постановления-разъяснения носят сугубо рекомендательный характер, они для судей необязательны! Ибо нынешние судьи, как бы независимы и имеют право судить, исходя из закона и личных (!) убеждений. Так что каждый судья вполне может сказать всем и вся: «Законы святы, но толковать их здесь доверили мне и моим личным убеждениям». Общественность постоянно и слезно упрекает наши суды в том, что в их работе практически нет оправдательных приговоров. А недавно какой-то глава какого-то следственного ведомства удовлетворенно заявил, будто качество работы следователей так высоко, что до суда доводятся только добротно и бесспорно доказательные дела. И все адвокаты России в один голос заявляют, что если дело не удается прекратить на стадии следствия, то в суде доказать уже ничего не удастся, приговор заготовлен и проштампован заранее, его не избежать.
Так неужели в самом деле у нас лучшие в мире следаки? И все наши зэки однозначно виновны? Не знаю… Точнее – не верю! А вот такой информации верю: всякий оправдательный приговор – это брак в работе следователей и оперативников, влекущий жесткие оргвыводы и наказания, против чего есть у следователей с оперативниками одна мощнейшая управа на судей – они могут в случае оправдательного приговора возбудить в отношении судьи расследование по подозрению в коррупции! Вот и получается, что не рука руку моет, а рука руку всегда сломать может! Ну и зачем им друг друга ломать? Пусть лучше хрустят кости у тех, кто угодил в шестеренки СИСТЕМЫ, у тех, кто не сумел понять и вовремя убояться настоящих, но скрытых законов ее существования.
В этом месте я повторю то, что не раз уже говорил в своих публикациях. Местные начальники полиции и судьи должны быть выборными, ибо истинная независимость судебных органов состоит в их полной зависимости от тех граждан, которые доверят им судопроизводство в отношении себя. И граждане в этом случае пусть либо включают мозги, либо хавают то, что сами себе избрали. И еще – все подследственные по делам с признаками самообороны должны иметь право на суд присяжных!
А теперь снова, в который уже раз, занудно напомню, что обоих этих министерских отзывов нет в свободном доступе, и порассуждаю об этом безо всяких тормозов, фантазийно и художественно!
На мой взгляд, авторы этих отзывов составили их так небрежно-запутано не потому, что хотели заморочить почтеннейшую публику, а именно в расчете, что в широкие массы это не пойдет. Что эти «цидулки» станут чем-то вроде документов для сугубо служебного пользования. Вот их и написали на «птичьем» языке, который понятен только своим, то есть служивым высшего звена государственной власти. Известно ведь, что всякая устойчивая человеческая группа рано или поздно вырабатывает собственный язык для опознания своих и общения с ними. Ярчайший тому пример – язык преступного мира! Вот на него я и переведу, по силе моих возможностей, ту суть, которую я, как мне кажется, разглядел в этих непубличных отзывах из Минюста и МВД.
Вот как это для меня прозвучало: «Братан, ты не вкурил? Рамсы попутал? В блудняк вписался? Мужиков да фраеров с ворами равняешь! Быстро просекай фишку и бегом замазывай свой косяк! Или ответишь по понятиям... В натуре!!!». «Братан» просек и замазал. Просто не стал готовить одобренную инициативу, как положено по закону и в соответствии с пожеланиями президента, к обсуждению в Госдуме, а тихо положил ее в дальний-дальний угол, даже не позаботившись придумать для инициаторов какую-нибудь «отмазку» по оправданию этого свинства.
Теперь постараюсь объяснить, почему в моем воображении возникли именно такие толкования и параллели. Дело в том, что оба министерских отзыва были направлены в сугубо персональный адрес, то есть лично на имя заместителя председателя комитета по делам «Открытого правительства» в ранге министра. А председателем этого комитета тогда был аж премьер-министр Д.А. Медведев, самый яростный противник всех прав на гражданское оружие и самозащиту с его помощью. И именно под самым его носом, в его любимейшем комитете случился вот эдакий конфуз! В 2018 году приказом того же Медведева данный комитет был ликвидирован. А незадачливый «братан», то есть бывший министр по делам «Открытого правительства», Михаил Абызов, сейчас прочно сидит под следствием за хищение миллиардов рублей.
Да уж, постоянно убеждаюсь, да и не я один, а множество людей по всему миру, что, когда хоплофобия проникает и рулит госвластью, то разлагает и опохабливает всех и вся вокруг себя. Впрочем, хоплофобия – это всего лишь частный признак носителей вырожденческой (дегенеративной!) психологии. Ведь еще Зигмунд Фрейд когда-то заявил: «Боязнь оружия есть признак отсталого сексуального и умственного развития». А подобная отсталость характерна прежде всего для вырожденцев. Это я уж от себя добавлю!
Автор статьи: Михаил Гольдреер
Фото: Фото из архива автора