Предложения по стратегии развития охотничьего хозяйства

Категории: Статьи
28.04.2019
Факт прямого обращения Минприроды России к профессиональному сообществу, несмотря на объективно сложившуюся высокую степень взаимного недоверия, в целом объективно воспринят как положительный сигнал, это видно по первой реакции охотничьих СМИ.



Если есть запрос на предложения и срок предоставления предложений, значит должна быть рабочая группа, обрабатывающая и анализирующая эти предложения. Что это за рабочая группа? Каков ее кадровый и технический потенциал? Исходя из этого, первое (и самое важное) предложение к Минприроды РФ: обнародовать состав рабочей группы, если она создана, или объявить о формировании этой группы. Для качественного системного анализа и значительной технической работы потребуются немалые интеллектуальные ресурсы: участие ведущих научных учреждений, ученых, экспертов, практиков охотничьего хозяйства, общественных организаций и охотничьих СМИ. Представляя журнал «Магия настоящего САФАРИ» и интернет-проект «Ассоциация профессиональных охотников», являющийся профессиональным сообществом биологов-охотоведов и практиков охотничьего хозяйства, мы хотели бы сформулировать ряд принципиальных положений, которые, надеемся, будут учтены в работе над стратегией. В порядке вопросов, направленных Минприроды главам субъектов РФ, приводим тезисное изложение наших предложений (ссылки на статьи, опубликованные в журнале и на сайте интернет-проекта даны для более детального анализа).

1.     Сохранение биоразнообразия. Вряд ли это должно являться главной целью стратегии развития охотничьего хозяйства страны. Одной из задач – да, главной целью – нет. По нашему мнению, изначально приоритеты были расставлены ошибочно, что и отразилось в тексте 209-ФЗ «Об охоте…». Обратите внимание на определение первой статьи указанного закона: «охотничье хозяйство – сфера деятельности по сохранению и использованию охотничьих ресурсов и среды их обитания, по созданию охотничьей инфраструктуры, оказанию услуг в данной сфере, а также по закупке, производству и продаже продукции охоты». В законодательно закрепленном определении охотничьего хозяйства производство продукции охоты стоит на последнем месте. Сохранение биологического разнообразия как принцип, просто не работает. В экономической системе отношений это положительный эффект стабильного экономического механизма, который нужно выстраивать концептуально.

Если бы в законодательно закрепленном определении охотничьего хозяйства на первом месте стояло производство продукции и оказание услуг с учетом принципа устойчивого использования охотничьих ресурсов (ст.2. 209-ФЗ), то логика построения стратегии развития охотничьего хозяйства в ключе поставленных вопросов выстраивалась бы проще. Кроме этого при разработке концепции неминуемо возникнут проблемы понятийного (терминологического) аппарата (см. публикацию Е. Целыховой «К вопросу о состоянии понятийного (терминологического) аппарата». В процессе работы над стратегией предстоит ответить на вопрос: охотничье хозяйство – это полноценная отрасль?

В стратегии развития охотничьего хозяйства тему сохранения биологического разнообразия необходимо проработать с точки зрения безопасного заселения чужеродными видами (см. статью: С. Кузнецова «Стратегический вопрос: биологическая безопасность России»).

Принятие законов, направленных на чрезмерную криминализацию незаконной охоты и расширение перечня видов, занесенных в Красные книги, не способствует, а вредит принципу сохранения биоразнообразия (см. статьи: А. Пушкин «Письмо ВНИИОЗ о совершенствовании законодательства в отрасли охотничьего природопользования»; Н. Краев «О чрезмерной криминализации незаконной охоты и оборота продукции»; С. Миньков «Здравствуй, черный рынок»).

Цели и задачи экономического регулирования охраны и использования объектов животного мира, продекларированные ст. 50 ФЗ от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире», в охотничьем хозяйстве не реализованы. Нет стабильной экономической основы охраны охотничьих ресурсов. Значительные платежи от аукционов на право заключения охотхозяйственных соглашений, а также сборов за пользование объектами животного мира уходят в федеральный бюджет и не возвращаются на необходимые цели. Целенаправленное использование средств, получаемых от реализации конфискованных орудий незаконной добычи объектов животного мира, в том числе транспортных средств, оружия и продукции, также продекларировано в ст. 51 этого закона, но механизма нет с того самого 1995 года.



2. Привлечение инвестиций и создание рабочих мест в отрасли. Увеличение товарного выхода продукции охотничьего хозяйства. Развитие охотничьего туризма. Это три тесно связанных вопроса, которые не стоит разделять. Инвестирование – размещение капитала в охотничьем хозяйстве с целью получения прибыли предполагает увеличение товарного выхода продукции, развитие сферы услуг (в том числе туристических) и создание рабочих мест. Стратегию развития охотничьего хозяйства необходимо увязать со стратегией продовольственной безопасности государства (см. публикации: Н. Лопан «Охотничье хозяйство и национальная безопасность»; А. Пушкин «К вопросу о развитии рынка пищевой продукции охоты и охотничьего хозяйства»). Имеет смысл проработки варианта увязки с «Концепцией устойчивого развития сельских территорий».

2.1. Увеличение капитализации отрасли. Требуется уточнение терминологии. Что под этим подразумевается: капитал отрасли и его увеличение, стоимость, результативность? К примеру, под капитализацией предприятия понимается необходимая деятельность для создания или поддержания экономической устойчивости предприятия и дальнейшего роста его финансовой эффективности.

Экономическая устойчивость предприятий в охотничьем хозяйстве тесно завязана на средства производства – возобновляемые природные ресурсы (охотничьи ресурсы) и на потенциального потребителя услуг (охотника).

2.2. Основной потребитель – охотник. С точки зрения наращивания числа потребителей нет серьезных маркетинговых исследований и даже просто социологических исследований с большим охватом. Не понятно, есть ли тенденция «старения» охотников, в связи с чем трудно оценивать возможный потенциал потребителей на перспективу. Необходимы исследования, которые стратегией должны быть как-то обозначены (для примера см. публикацию Г.Г. Рогачева «Охотники и рыболовы России»). На низкую численность потребителя отрицательно влияет несколько факторов, основные из которых: снижение доступности охоты, разжигание антиохотничьей истерии и откровенно чрезмерная жесткость законодательства об оружии.

Доступность охоты – это отдельный, завершающий вопрос из списка. Нарастание антиохотничьей истерии имеет тенденцию во всем мире, и это связано с ментальными особенностями восприятия современными жителями урбанизированных территорий мира дикой природы. Данный перекос может отразиться на всех отраслях, связанных с эксплуатацией объектов животного мира и сельскохозяйственных животных. Стратегия развития охотничьего хозяйства должна учитывать эти негативные тенденции.

Относительно третьего фактора можно привести только один пример. В соответствии со ст. 13, 26 ФЗ «Об оружии» лицензия на право приобретения охотничьего оружия не выдается, либо разрешение на право хранения охотничьего оружия аннулируется в случае повторного привлечения в течение года к административной ответственности за совершение административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность или установленный порядок управления. Это главы 19 и 20 КоАП РФ, включающие, в том числе, такие экзотические правонарушения, как умышленный срыв печати и пломбы, нарушение единства измерений, нарушения наименования географических объектов и прочее. Фактически охотника могут лишить права хранения охотничьего оружия за однократное распитие пива в общественном месте и повторно за курение в общественном месте. То есть за незначительное административное правонарушение, подразумевающее незначительный денежный штраф или предупреждение, фактически следует повторное, более жесткое наказание – ограничение права, которое следом влечет третье наказание – существенное ограничение специального права на охоту. Другими словами, известный с античных времен принцип non bis in idem, запрещающий повторное преследование и наказание за одно и то же деяние законодательством об оружии полностью игнорируется! 

3.     Охотничьи ресурсы – средство производства. В охотничьем хозяйстве охотничьи животные – это предмет реальной капитализации при интенсивном ведении охотничьего хозяйства и дичеразведении. Стратегия развития охотничьего хозяйства должна содержать конкретные меры поддержки дичеразведения в охотничьем хозяйстве.

С точки зрения субъективной капитализации есть методики кадастровой оценки, но мы приведем очень простой пример, который можно транслировать на масштаб всей федерации. В соответствии с Налоговым кодексом РФ установлен сбор за пользование объектами животного мира, который поступает в федеральный бюджет. Таким образом, территорию любого охотничьего хозяйства можно оценить по простому показателю: сумме уплаченных сборов на единицу площади охотничьих угодий.

Для сравнительного анализа нами взяты две территории в Шатровском районе Курганской области. Выбор сделан, исходя из близости территорий, схожести условий и доступности статистики. Одна территория передана в долгосрочное пользование восемь лет назад, другая является общедоступным охотничьим угодьем. Исходя из структуры и качества угодий, обе территории сопоставимы для сравнения, с преимуществом Терсюкского ОДОУ по площади. В прежние годы Терсюкское ОДОУ имело квоту добычи косули в два-три раза большую, чем Ирюмское охотничье хозяйство, но квота добычи лося в Терсюкском ОДОУ была в два раза меньше, чем в Ирюмском охотничьем хозяйстве. С точки зрения суммы сборов в этом плане есть преимущество у ОДОУ. Потенциал территорий по кабану, боровой дичи и пушным видам примерно одинаковый. 



Ирюмское охотничье хозяйство         Терсюкское ОДОУ

28,9 тыс.га       49,1 тыс.га

Выдано лицензий/сумма сбора  Выдано лицензий/сумма сбора



Виды

(ставка сбора в руб.)





Косуля взрослая (450)         19/8550      10/4500

Косуля сеголетки (225)       18/4050      2/450

Кабан взрослый (450)43/19350    4/1800

Кабан сеголеток (225)46/10 350   17/3825

Лось взрослый (1500)5/7500        0

Лось сеголеток (750)  1/7500

Глухарь (100)     11/1100      2/200

Тетерев (20)       67/1340      2/40

Бобр (60)   14/840        0

Куница (60)        13/780        0

Барсук (60)         3/60  0

Итого уплачено сборов       54790         10815



Рублей на 1000 га.      1895,8        220,3





Для анализа по Ирюмскому охотничьему хозяйству использованы данные фактической выдачи лицензий в сезон охоты 2018-2019 гг., по Терсюкскому ОДОУ использованы открытые данные Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области за аналогичный период. По результатам сравнительного анализа закрепленная территория принесла доход в государственный бюджет (сбор за пользование объектами животного мира) в 8,6 раз больше, чем аналогичное по качеству ОДОУ. Такая огромная разница в этом примере обусловлена полным отсутствием какого-либо разумного управления на общедоступных охотничьих угодьях, включая механизмы привлечения граждан к работам по охране, воспроизводству и рациональному использованию охотничьих ресурсов. Подчеркиваем, что это самый простой показатель, не касающийся стоимости произведенных товаров и услуг.

Информацию для размышления в этом направлении можно почерпнуть из публикации В. Гиновича «Охотничье хозяйство в России: стратегия выживания»

4. Совершенствование системы пользования охотничьими угодьями. В первую очередь требуется проведение комплексной оценки социально-экономической роли охотничьего хозяйства. Согласны с предлагаемой М. Кречмаром идеей охотхозяйственного зонирования территории Российской Федерации. Но зонирование – это один из результатов комплексной оценки.

Есть серьезная проблема в иной сфере – конфликты интересов лесного и охотничьего хозяйства, а также сельского и охотничьего хозяйства (см. публикации: С. Матвейчук «Документы лесного планирования и охотничье хозяйство»; С. Кузнецова «Конфликт современного природопользования: ущемление интересов охотничьего хозяйства в угоду интересам лесного хозяйства»). Попытки лесного ведомства подмять и подчинить своим интересам интересы охотничьего хозяйства на первом этапе были отбиты, но эта проблема существует даже в европейских странах. Стратегия развития охотничьего хозяйства должна оградить отрасль от возможного рецидива.

В соответствии со ст.12 ФЗ «О животном мире» право пользования животным миром отделено от права пользования землей и другими природными ресурсами. В соответствии с лесным кодексом понятие лес – это и экологическая система, и природный ресурс (ст.5 ЛК). Таким образом, попытки введения платы для охотпользователей за единицу объема лесных ресурсов или за единицу площади лесного участка – это фактически грубое нарушение действующего принципа разделения права пользования различными природными ресурсами (подробнее см. публикацию Н. Лопан «Лесной оброк»).

Достаточно опасная тенденция сохраняется в связи с угрозой распространения АЧС, но не с точки зрения эпизоотической обстановки, а с точки зрения принятия необоснованных управленческих решений, включая требования полного истребления (депопуляции) кабана в охотничьих хозяйствах без оценки убытков и потерь охотпользователей, а также без прогноза иных негативных последствий.

Требуются серьезные изменения в стратегии управления и нормировании добычи. Не выдерживает критики существующая система учета и квотирования добычи охотничьих животных (этой проблеме посвящены публикации: В. Глушков «Охотничьему хозяйству РФ необходим профессиональный мониторинг»; «О внедрении новой системы мониторинга и квотирования в практику государственного мониторинга»; «Незаконная добыча лося: взгляд изнутри»; «Черная дыра в которую утекают ресурсы, труд охотоведов и надежды охотников»). Российское охотничье хозяйство застряло на допотопном уровне нормирования изъятия без учета половозрастной структуры популяции (см. публикацию А. Данилкина «О нормировании добычи сеголетков диких копытных: обращение в Министерство природных ресурсов и экологии РФ»). 

5. Повышение доступности и культуры охоты. Это два разных вопроса. Культура охоты – это скорее производное от уровня ведения охотничьего хозяйства и уровня сферы услуг. Естественно, что это производная зависит от времени и других условий. Вряд ли эти другие условия важнее, но они могут быть обозначены стратегией. К примеру, создание условий и поддержка развития охотничьего собаководства, безусловно, способствует развитию общей культуры охоты. В этом плане необходим приоритет поддержки отечественных пород охотничьих собак так же, как и развитие охоты с подсадными утками и ловчими птицами. Безусловно, обучение начинающих охотников, поддержка развития прикладных охотничьих видов спорта способствуют росту общего уровня культуры охотников.

Вопрос повышения доступности охоты является важным для наращивания количества потребителей товаров и услуг, так как доходность напрямую связана с объемом и скоростью оборота. В этой связи необходима проработка развития массовых и доступных видов охот на пернатую дичь и пушные виды.

При разработке стратегии стоит обратиться к европейскому опыту «Хартии охоты и биоразнообразия», которая была принята в 2007 году. Это очень хорошо продуманный документ, в разработке которого принимали участие Международный союз охраны природы (МСОП), Федерация охотничьих и природоохранных ассоциаций Европейского союза (FACE) и Международный Совет по охране дичи и дикой природы (СIС).

Первый принцип хартии гласит: «Поддерживать многоуровневое управление, которое обеспечивает максимальную полезность для охраны природы и общества». В обосновании, кроме прочего, говорится о необходимости проведения гибкой политики с учетом биологических, экономических и социальных обстоятельств, а также потребности адаптивного менеджмента. В руководящих указаниях к первому принципу говорится о необходимости максимальной гибкости и поощрении формирований и структур, которые смягчают конфликты и объединяют лиц, имеющих охотничьи интересы.

Восьмой принцип Хартии гласит: «Наделять местных заинтересованных лиц полномочиями с возложением на них ответственности». В руководящих указаниях рекомендуется органам власти и менеджерам (управленцам) способствовать наделению правами и обязанностями местных заинтересованных лиц, особенно охотников. Продвигать модели взаимодействия, которые гарантируют равноправное распределение выгод среди групп пользователей. Охотники должны осознавать свою роль в управлении ресурсами и быть деятельными участниками в процессе управления и использования охотничьих ресурсов. Они должны понимать, что имеют возможность взаимодействия с властью и органами управления охотой (более подробно по этой теме смотрите публикацию Н. Лопан «Размышления о местах общего пользования»).

Автор статьи: Николай Лопан, биолог-охотовед

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.