Путоранский тупик

Категории: Статьи
04.09.2017

Путоранский тупик,

или как зарегистрированное в Латвии малоизвестное интернет-издание «Медуза» надеется лишить Путоранский заповедник реального финансирования.

Анатолий Можаров


Сергей Горшков, в прошлом охотник и любитель рыбалки, а сегодня выдающийся фотограф дикой природы, несколько лет назад отправился на плато Путоран, чтобы отснять местный подвид снежных баранов. Наверное, нет необходимости напоминать, что это краснокнижный подвид, который якобы охраняется государством. На месте высадки Сергей сразу же обнаружил сравнительно недавние места разделки добытых браконьерами баранов. Вертолетчики, военные, геологи и кто там еще летает на вертолетах, добывают краснокнижного путоранского барана… на мясо! Нужно ли говорить, что охраняет (и охраняет весьма условно) путоранских баранов лишь одно – труднодоступность плато для пеших и водных путешественников, но не для вертолетчиков.


Насколько большой ущерб наносят браконьеры популяции этого самого зверя? Наверное, не очень большой. Хотя, кто его знает, может быть, и очень даже большой. Сегодня никто не способен ответить на этот вопрос даже приблизительно. Когда в первой половине двухтысячных мы беседовали на берегу Норилки с тогдашним директором Путоранского заповедника Владимиром Лариным, он оценил имеющуюся популяцию словами: «Баранов стало много». Согласитесь, «много», «полно», «тьма» – это все не самые точные числительные. В 79-е годы прошлого века численность баранов на плато Путорана оценивалась в 1500 голов, к началу XXI века уже в 6500 годов (заповедник занимает только часть территории плато, и в нем предположительно обитает порядка 800 особей).

Ни тогда, ни сейчас никому это не известно, поскольку численность путоранского барана как в пределах территории заповедника, так и за его пределами (а бараны обитают не только в заповеднике) никто уже десятки лет не учитывал – нет на это средств.

Тем более нет у заповедника средств на охрану путоранских баранов от браконьеров, волков и прочих хищников. У заповедника нет средств и на то, чтобы проводить мониторинг физиологического состояния этих копытных. Ведь для мониторинга нужно не только отстрелять краснокнижных зверей (что предусмотрено законодательством - «Правила добывания объектов животного мира, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации…» (утв. постановлением Правительства РФ от 6 января 1997 г. N 13)», в соответствие с пунктом 2 которых «Добывание объектов животного мира, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации, за исключением водных биологических ресурсов, допускается в исключительных случаях в целях сохранения объектов животного мира, осуществления мониторинга состояния их популяций…»), но и сделать целый ряд биохимических, микробиологических и генетических анализов в сертифицированных лабораториях, и это тоже стоит денег.

Отстрел в научных целях, о которых я только что сказал, все равно будет рано или поздно проведен сотрудниками заповедника. Максимум, что по силам сотрудникам заповедника, это провести обмер и взвесить животных. Об анализах придется забыть. Взвесить и обмерить – такая оценка животного выглядит адекватной для позапрошлого века, но никак не для XXI. Тем не менее, животных отстреляют и проведут, мягко говоря, не особо информативную «научную экспертизу».

Клуб горных охотников конечно же знал о проблемах с охраной барана, поэтому идея финансовой помощи заповеднику «Путоранский» была воспринята с энтузиазмом и в результате был разработан проект, в соответствии с которым заповеднику будет выделена значительная сумма, которая поможет и провести учет численности, и наладить охрану животных. Почти 30 000 000 рублей – это настолько большие средства, что только лицемер способен назвать их «платой за охоту». Таких дорогих охот в природе не существует. Это действительно забота об охране зверей. Не мифической, как сейчас, а вполне реальной. Эти же средства дадут возможность провести анализы добытых животных по полной программе. Единственное, на что претендует клуб, это на то, чтобы отстрел провели не сотрудники заповедника, а члены клуба. И даже не в заповеднике, а за его пределами. Проект рассчитан на три года, его основные задачи: оценка численности, плотности населения и территориального размещения снежных баранов, определение границ очагов обитания отдельных изолированных групп животных, проведение генетических исследований с изъятием (добычей) 6 особей из популяции.

В соответствии с «Административным регламентом Федеральной службы по надзору в сфере природопользования предоставления государственной услуги по выдаче разрешений на добывание объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу Российской Федерации (утв. приказом Министерства природных ресурсов РФ от 18 февраля 2013 г. N 60), ФГБУ «Заповедники Таймыра» направило весь комплект необходимых документов, предусмотренных регламентом, на рассмотрение в МПР РФ для принятия окончательного решения по реализации данного проекта. В этот же пакет

входят и экспертные заключения ученых, специализирующихся на исследовании снежных баранов, которые в частности подтверждают, что планируемая добыча животных в научных целях не противоречит существующим законам Российской Федерации, научным целям и задачам, что проект в целом призван оптимизировать научно-исследовательскую и природоохранную деятельность ФГБУ «Заповедники Таймыра» как в Путоранском заповеднике, так и на прилегающих к нему территориях.

Но как же не устроить истерию по такому вопиющему факту – охотники собираются профинансировать работу заповедника на долгие годы, что не в силах сделать ни государство, ни вопящий громче всех по этому поводу грин – прости, Господи, – пис!

И вот какая-то «Медуза» публикует полный абсурдных утверждений памфлет, построенный на догадках, предположениях и абсурдных умозаключениях. Как вам такой выпад в сторону Президента клуба Эдуарда Бендерского: «Другие охотники обвиняли его в коррупционных связях с бывшим замминистра природных ресурсов Владимиром Мельниковым; подтверждений этому «Медузе» обнаружить не удалось»? То есть, если я напишу: «Медуза», по мнению некоторых людей, является профашистским изданием, финансируемым исламскими террористами; подтверждений этому мне обнаружить не удалось», то это будет нормально? При всем том, что это дешевый прием из арсенала нечистоплотных журналюг, он делает свое черное дело – вроде и не соврали, но «осадочек-то остался».

«Медуза» не нашла ничего лучше, чем обратиться к академику ПАНИ Железнову-Чукотскому за комментариями, а тот не нашел ничего лучше, чем сказать очевидную нелепость: «…в 12 лет снежный баран … участвует в социальной жизни стада, и никто кроме него не может знать структуру размещения зимних основных и запасных пастбищ». На основании этого «большой ученый», «по его собственным словам, изучающий баранов в последние 25 лет», делает вывод о недопустимости отстрела шести (по два в год) самцов-перестарков.

Нужно сказать, ПАНИ – это Петровская академия наук и искусств, созданная на общественных началах группой питерцев в период распада СССР. В нормальные академики их никто не принимал, а числиться академиками хотелось – в общем-то простительная слабость. Вот и я буквально вчера, после обеда тоже создал академию с вполне таким солидным названием АНИРЛРибП – Академия наук, искусств и ремесел имен Ломоносова, Репина и братьев Ползуновых, в которой пока сам один и состою академиком. И вот я, Можаров-Нижегородский, хочу спросить Железнова-Чукотского, как академик академика, это какие же такие выжившие из ума двенадцатилетние самцы снежных баранов участвуют в социальной жизни стада, если с молодняком ходят только самки, в том числе и пяти-, и десяти-, и двенадцатилетние? И самки эти просто по определению лучше всяких самцов знают, где какие пастбища есть. И еще вопрос: а каким же таким загадочным образом молодежь других подвидов снежных баранов, регулярно и в достаточно больших объемах добываемых охотниками, узнает, где какие пастбище находятся и не только не деградирует численно, но и прирастает с каждым годом все более? Если академик Железнов-Чукотский после 25 лет изучения баранов способен лишь на те умозаключения, которыми он поделился с «Медузой», то понятно, почему ПАНИ – это потолок его научной карьеры.

Впрочем, нашу редакцию волнуют вовсе не «ученое мнение» Железнова-Чукотского и даже не дешевый прием «Медузы» – использование в публикации нелепых утверждений и недостоверной информации с целью не мытьем, так катаньем добиться своего. Нас волнует то, что стоит за позицией «Гринписа».

Как стало понятно из провокационной статьи «Медузы» и официального заявления финансируемого из зарубежных фондов «Гринписа», они собираются воевать за то, чтобы сложная ситуация с охраной путоранских баранов не изменилась в лучшую сторону. Юрист «Гринписа России» Михаил Крейндлин так и заявил «Медузе»: «Мы собираемся использовать все доступные нам способы, чтобы этого не допустить». А в заявлении «Гринпис» сказано следующее: «Разрешение на отстрел путоранских баранов может стать прецедентом, который разрушит систему охраны краснокнижных видов (выделено мной – А.М). Чтобы не допустить этого Гринпис обратился в Росприроднадзор, Минприроды и к Специальному представителю Президента РФ по природоохранной деятельности, экологии и транспорту Сергею Иванову».

Зачем это нужно зоозащитникам?

Ответ, на первый взгляд, может показаться парадоксальным – им нужно, чтобы несовершенная, практически отсутствующая система «охраны» краснокнижных животных не менялась в лучшую сторону, чтобы все оставалось, как есть, чтобы краснокнижные животные были практически беззащитными перед браконьерами.

Почему, спросите вы. Все дело в порочности действующей у них системы финансирования организаций. Ведь если краснокнижных зверей станет столько, что их незачем будет заносить в Красную книгу, то кто тогда будет жертвовать средства в зоозащитные организации типа «Гринпис»? А если окажется, что ограниченная, рациональная, неистощительная охота приведет только к всплеску численности зверей, поголовье которых до этого зоозащитники никак почему-то не могли заставить увеличиваться, то «Гринпис» вообще может оказаться среди аутсайдеров. Тем более, что целый ряд экспериментов как у нас в стране, так и за рубежом наглядно демонстрирует феноменальные успехи рациональной охоты в стабилизации численности, а затем и в быстром росте популяций животных, демонстрировавших до того крайне угнетенное состояние в условиях «краснокнижной охраны».

Вот, чего боятся зоозащитные организации, и вот, с чем они пытаются бороться, прикрываясь красивыми словами о «недопустимости убийства», но при этом совершенно не беспокоясь о том, что на самом деле происходит в природе с теми животными, которых занесли в Красную книгу.

Автор статьи: Анатолий Можаров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.