Раковая опухоль «зоозащиты»

Категории: Статьи
10.08.2017
ОТ РЕДАКЦИИ: Мы продолжаем публикацию, подготовленную по материалам Максима Парфирьева и напоминаем читателям, что его петицию может поддержать каждый российский охотник (см. листовку на стр.   …).



Давайте зададимся наивным вопросом: как может быть такое, что интересы «зоозащитников» Минприроды РФ учитывает, а интересы народов России – нет?

Мы начали проводить свой анализ того, что и с чем пересекается и может быть связано.



Прежде всего, хотим всем напомнить, что охота – это традиции, т.е. накопленный тысячелетиями опыт народов нашей страны, и охотой правильно считать целый пласт культуры. Поэтому все изменения и поправки в законы об охоте – это прикосновение к очень тонкой материи, касающейся нашего культурного наследия. Мановением пера можно загубить судьбы людей. Добропорядочных граждан, любящих свою страну и чтящих свои традиции, неуместными поправками в законах можно превратить в правонарушителей, то есть противопоставить их государству «за здорово живешь».

Пример – запрет зимней охоты на медведя на берлоге, которая является традиционной охотой среди народов России, как раз в тот момент, когда численность медведя у нас в стране стремительно растет. Этот запрет фактически вычеркнул из жизни охотников-медвежатников. То есть тех, кто на практике знает, что такое оклад медведя, кто знает, какой медведь конкретно лежит в берлоге, кто мог бы передавать свои знания следующим поколениям, продолжая традицию. А опыт этот уже востребован, поскольку бурый медведь стал серьезной проблемой для жизни и здоровья человека во многих регионах России.  

Для охоты на берложного медведя используются два типа зверовых лаек: берложницы и медвежатницы. Первые – легкопозывистые лайки, с которыми отыскивают берлоги (лайки с очень редкими качествами, ведение линии которых находится в прямой зависимости от берложьих охот). Вторые – бойцовые лайки-медвежатницы, с которыми можно брать медведя. Этот тип лаек также обладает редкими качествами. Другими словами, далеко не из каждой лайки можно получить хорошую бойцовую лайку-медвежатницу и тем более берложницу. Благодаря существованию испытательно-тренировочных станций (ИТС), на сегодняшний день мы можем вести племенную работу по бойцовским лайкам-медвежатницам, но по берложницам – нет.



Кому это надо?

Следующий логичный вопрос: как же и кем были отменены берложьи охоты? Ответ на него особо и не скрывают. Существует некая организация под названием IFAW (International Fund for Animal Welfare), или Международный фонд за благополучие животных. Организация эта не зарегистрирована в нашей стране, не состоит на учете в налоговом органе. Активным представителем IFAW в России, пытающимся разрушить наши охотничьи традиции, является Мария Воронцова. На сайте IFAW, на странице М.Н. Воронцовой указано, что это именно она инициировала кампанию, которая привела к запрету зимней охоты на медведей на берлоге.

«Комсомольская правда» в 2011 году сообщила: «В 2009 году сторонниками IFAW было собрано более 40 000 подписей против зимней охоты на берлоге. Министерство природных ресурсов было проинформировано О ПОЗИЦИИ РОССИЯН по данному виду охоты…»

То есть, выходит так, что судьбу традиционных охот в России за все народы, населяющие нашу страну, за все население России решили какие-то 40 000 подписей непонятно от кого!!!

Только вдумайтесь в суть произошедшего: представительство иностранной организации собирает подписи (не исключено, что среди них было немало фиктивных) и смехотворным их количеством фатально влияет на наши традиции, культуру, наследие! Разве это не есть грубое вмешательство иностранцев во внутренние дела России?!

А что же это за IFAW такой? Возглавляет эту организацию Аззедин Даунс. Любопытно познакомиться с опытом его работы до IFAW: руководитель представительства USAID (United States Agency for International Development) в Марокко. Затем – USAID – центральный орган государственного управления Соединенных Штатов Америки в области оказания помощи за рубежом.

На сайте lenta.ru за 19 сентября 2012 г. нами найдена новость о том, что деятельность USAID в России запрещена с 01 октября 2012 года. На сайте USAID есть такая информация: «Как отметила представитель Госдепа Виктория Нуланд, США гордятся тем, чего USAID достигло в России за последние 20 лет. Все программы агентства будут «ответственно» завершены или переданы другим организациям… Хотя физическое присутствие USAID в России подойдет к концу, мы по­прежнему привержены поддержке демократии, прав человека и развития жизнеспособного гражданского общества в России и с нетерпением ждем продолжения сотрудничества с российскими НКО».

Вас не удивляет, что организацию IFAW, имеющую такое необъяснимое влияние на Министерство природных ресурсов РФ, возглавляет бывший сотрудник организации USAID, деятельность которой запрещена в России? Нас уже не удивляет. Да, прямой связи между USAID и Минприроды не видно, но она очень даже видна через организацию IFAW. Достаточно ввести в интернет-поисковик «Минприроды IFAW», как сразу появится информация о сотрудничестве этих двух организаций, размещенная как на сайте МПР РФ, так и на сайте IFAW. Может быть, это и есть ответ на вопрос: как может быть такое, что интересы «зоозащитников» Минприроды России учитывает, а интересы народов России – нет? Как может быть такое, чтобы представитель НКО протащил через Минприроды России в обход общественного мнения и без должного обсуждения закон, запрещающий исконные охоты народов России на берложного медведя?

Сегодня очевидно, что это было только началом. Сотрудничество IFAW с Минприроды России продолжается, и в 2016-2017 годах Минприроды России создает проект закона о жестоком обращении с животными, ставящий под удар охоту как таковую. И у нас нет никакого сомнения в том, что на содержание данного законопроекта было оказано влияние извне, со стороны представителей организаций иностранных государств. Чем этот закон грозит нам, охотникам? Нам, по сути дела, предлагается отречься от своих традиций, от наших корней! Наш охотничий уклад попросту хотят сломать о колено у нас на глазах!

«Зоозащитники» во всеуслышание бравируют, кричат на каждом углу о каком-то миллионе подписчиков их петиции на РОИ № 23Ф25691. Мы проверили эту информацию, и это оказалось очередным их враньем. Пока готовилась эта статья, петиция № 23Ф25691 не смогла собрать нужное количество голосов, даже при поддержке со стороны СМИ «за» проголосовало смехотворное количество человек – 2550 голосов (это всего лишь 2,5% от необходимого количества голосов!).

До последнего момента охотники не верили в серьезность хорошо спланированной диверсии, и их активность возросла лишь к закрытию голосования. И это при том, что имеют место быть проблемы с регистрацией на портале Госуслуг для охотников старшего поколения. Они хотят проголосовать против «зоозощитной» петиции, но для многих это на данный момент является проблемой – об этом можно узнать почти на каждом охотничьем форуме. На сегодняшний день большая часть охотников не использует интернет вообще, с трудом принимают и отправляют SMS-сообщения, причем речь идет о наиболее уважаемых охотниках преклонного возраста, авторитет которых достоин того, чтобы их мнение было учтено в обязательном порядке. Из этого следует, что голосование было спланированной акцией в расчете именно на то, что охотники не смогут и не успеют отреагировать.



Проблема ИТС

Предлагаемая Минприроды России редакция законопроекта «Об ответственном обращении с животными» губительна для охотничьего собаководства. Обсуждать вопросы, связанные с охотничьим собаководством, могут лишь специалисты, коими никто из представителей «зоозащитников» не является. Более того, не каждый охотник и даже не каждый охотник, охотящийся с собакой, может аргументированно дискутировать по вопросу ИТС.

На ИТС тренируют собак, подготавливая их к реальным охотам, знакомя их с тем, что им не известно и что их ожидает на практике. На ИТС охотники общаются, обмениваются опытом, в том числе охотники из разных регионов и даже стран. На ИТС эксперты проводят оценку работы собак как в индивидуальном порядке, так и в режиме графиков состязаний.

Без предоставления собаке возможности контакта с живым зверем невозможно проверить ее ловкость, смелость, злобу и реакцию на зверя в общем. Невозможно проверить ловкость собаки, если зверь будет электронным или находиться за стеклом. Какой будет подготовка собаки, если она не будет в курсе того, что зверь может и будет отвечать агрессией на агрессию!? Охота – серьезное занятие. Теоретической части, не подкрепленной практическими навыками, тут просто недостаточно! Лишь теоретически подготовленная собака будет обречена на ранение или даже смерть.

Всем известен целый ряд видов единоборств: спортивные, боевые и смешанные, где есть понятие контакта с партнером (спарринг-партнерство), без которого существование единоборств невозможно. Некорректно характеризовать эти единоборства как пропаганду жестокости, когда человек бьет человека (пусть даже по взаимному согласию), причиняет ему боль и страдания, калечит, известны даже случаи со смертельным исходом. Унижение личности через превосходство над проигравшим – так можно трактовать исход каждого поединка и на этом основании требовать их запрета. Подготовка охотничьей собаки – такое же спарринг-партнерство, без которого невозможно получить рабочую собаку. Контакт со зверем на тренировках ей необходим.

Охотничье собаководство с его племенной деятельностью – это процесс непрерывной аналитической работы, остановка которой будет означать фатальный исход для целого ряда пород. Кто понесет ответственность за то, что произойдет в дальнейшем с охотничьим собаководством в случае принятия губительного для него закона без учета мнения уполномоченных представителей охотничьего сообщества?

Охотничье сообщество – это большой ресурс для поддержания и развития как наших традиций, так и определенных видов бизнеса в России, разрушение которого нанесет вред экономике нашей страны и может сделать миллионы граждан нашего государства несчастными.

Мы не осуждаем традиции других стран, т. к. считаем, что это – внутреннее дело каждого народа. На протяжении многих веков мы живем бок о бок с другими народами, и охотничье собаководство есть один из аспектов, объединяющих наши культуры, укрепляющих дружественные связи. Попытки установить свои порядки в том, в чем абсолютно не разбираются «зоозащитники», безусловно, несут угрозу и вред нашему государству. А «зоозащитники» не разбираются в кинологии, среди них нет специалистов! Для специалистов их суждения – даже не тема для разговоров! Единственное, что отчетливо просматривается в действиях «зоозащитников», это лоббистские, финансовые и коррупционные схемы, стратегически направленные на дестабилизацию ситуации в стране.



Чего добиваются «зоозашитники»

Яростная атака «зоозащитников» на охотничье собаководство – это удар по охоте как таковой. Да, начинают они с малого, но давайте разберемся в сути их действий, посмотрим в корень проблемы.

И с первого же взгляда становится очевидной аналогия с «цветными революциями». Те, кто столетиями точит зуб на ресурсы нашей страны, давно поняли, что силой Россию не возьмешь. Что лучший способ попользоваться нахаляву природными ресурсами нашей, да и любой другой страны, это начать под благовидными предлогами кампанию по «раскрутке» недовольства населения руководством государства. После чего на волне этого недовольства хорошо подготовленный отряд «быков» при поддержке интеллектуально ограниченного «пушечного мяса» может легко совершить «революционный переворот». А на должности нового руководства страны-жертвы у организаторов «цветной революции» уже есть продажные личности из «местных», готовые за «тридцать миллиардов серебряников» пойти на что угодно, вплоть до геноцида собственного народа. Далеко ходить за примерами не нужно.

Истинная цель «зоозащитников» –абсолютно та же! Очевидно, что их задача – настроить охотников против руководства нашей страны. Как уже сказано, их силы ограничены – 2-3 тысячи подписей было собрано под их петицией, которые не имеют решающего голоса. Но, если их трактовка закона пройдет через Госдуму, то они сумеют добиться недовольства более чем полутора миллионов охотников России. Да, да, именно целой армии охотников!

«Росохотрыболовсоюз» начал свою деятельность в 1958 году, объединив 71 общество охотников с общей численностью членов 592 тыс. человек. В настоящее время Ассоциация является крупнейшей общественной организацией охотников и рыболовов, включающей 79 региональных общественных объединений, Центральный совет Военно-охотничьего общества, ВФСО «Динамо». На сегодняшний день Ассоциация объединяет свыше 23 тыс. первичных коллективов, насчитывающих 1 677 000 членов.

Почему мнение каких-то 2-3 тысяч человек для МПР РФ и всего нашего государства в целом важнее мнения более чем полутора миллионов россиян?!

Численность охотников в нашей стране такова, что ей может позавидовать любая иностранная армия, включая армии лидирующих мировых держав (за исключением, пожалуй, Китая). Охота, туризм, рыбалка – все это составляет целую индустрию, в которой указанные направления тесно переплетаются. Благодаря этому существуют и имеют возможность развиваться малый и средний бизнес, тем самым развивая экономику нашего государства. Помимо спроса на продукцию (экипировку, снаряжение, аксессуары и др.) имеет место благоприятная почва для развития инфраструктуры близ охотничьих угодий и, как следствие, рабочие места местным жителям. Охотники, приобретая отечественное охотничье оружие и патроны к ним, повышают рентабельность оборонной промышленности России. Но все это «умелые руки» могут направить в дестабилизационное русло!

Недовольство действиями бывшего «рыбного начальника» страны привело к тому, что в Москве прошла демонстрация рыболовов, потребовавших снять г-на Андрея Крайнего с должности руководителя Росрыболовства. И это было сделано, а все его предложения о введении платой рыбалки похерены. Аналогичной вспышки протеста со стороны охотников добиваются и «зоозащитники». Они тщательно и старательно готовят почву для того, чтобы на демонстрации протеста вышла армия охотников, которая потребует смещения министра природных ресурсов со своего поста, а то и всего Правительства России. Самое печальное во всем этом то, что им удается шаг за шагом приближать ситуацию к социальному взрыву!

Уже много лет, начиная с принятия ФЗ «Об охоте…» и выработкой Министерством природных ресурсов нормативных актов, охотники и охотпользователи страны терпят в буквальном смысле слова издевательство над здравым смыслом и своими столетними традициями. Специализированная охотничья пресса буквально кипит от возмущения тем, что творится в нашей области деятельности и интересов. «Зоозащитники» прекрасно понимают, что остается совсем немного «масла» добавить в этот «вулкан страстей», чтобы безумие выплеснулось наружу. И делают это настойчиво и вполне последовательно.



Даешь «химиотерапию»!

Закон призван защищать и сохранять культуру и традиции народов нашей страны, и мы, охотники, за сохранение наших традиций! С давних времен охотники относились к одной из высших каст, т. к. помимо того, что были добытчиками, они всегда были опорой власти, а в случае необходимости становились и защитниками государства. В Великую Отечественную войну это тоже имело место быть. Охотники были среди партизан, а партизанские движения играли одну из ключевых ролей в освобождении нашей земли от фашизма. Также существовали промысловые охототряды, которые обеспечивали диким мясом и шкурами Красную Армию. Широко известны подвиги охотников в снайперских подразделениях. Большинство наших военачальников, полководцев, которые разбили фашистскую нечисть в Великую Отечественную войну, были охотниками, в том числе и Маршал Победы – Георгий Константинович Жуков!

Так называемых «зоозащитников» нужно было остановить и поставить на место еще вчера, не дав разрастись инструменту изменения наших устоев, подстраивая их под иностранное влияние. Мы пока предлагаем лечить эту раковую опухоль на теле нашего государства без радикального «хирургического» вмешательства.

Подытоживая всевышесказанное, можно резюмировать: так называемые «зоозащитные» организации ведут на территории нашего государства целенаправленную диверсионно-подрывную деятельность, нанося колоссальный вред обществу. Подобно волкам в овечьей шкуре они прикрываются понятием «зоозащита». При этом защита животных для них – это лишь благовидный предлог для решения задач совсем иного рода!

Наша петиция на РОИ № 25Ф36292 – это ответ на то, каким законным способом в рамках правового поля можно остановить так называемых «зоозащитников». Ряд стран смог защитить себя от разрушающей идеологии и деятельности «зоозащитников», и мы можем и должны последовать их примеру.

Защищая наши охотничьи традиции, мы просим восстановить справедливость, а именно:

- устранить влияние иностранных организаций на принятие решений по внутригосударственным вопросам, в том числе связанным с культурой и традициями наших народов, дабы не утерять их, а поддерживать и развивать;

- запретить деятельность НКО, называющих себя «зоозащитниками»;

- ужесточить наказание против тех, кто осуждает, очерняет традиции народов нашей страны;

- отменить все поправки в законы и нормативные акты, предложенные Минприроды, идущие вразрез с сохранением охотничьего уклада народов России;

- отменить решение о запрете зимних охот на медведя (берложьих охот), которое было принято под влиянием и при непосредственном участии IFAW, организации, связанной с запрещенной в России USAID;

- отменить решение о запрете круглогодичной безлицензионной охоты на волка;

- внести понятия «испытательно-тренировочные станции (ИТС)» и все, что с ними связано, как традиционный уклад в охотничьем собаководстве, в том виде, в каком он существует в ФЗ «Об охоте» и в Правилах охоты, дабы защитить охотничьи традиции народов России.



Автор статьи: Максим Парфирьев, президент РОО «Клуб охотничьего собаководства «Акита Матаги Кэн»
Фото: Фото из архива редакции

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.