Статья для антиохотников

Категории: Статьи
13.01.2021
Настоящую статью я посвящаю тем, кто искренне считает себя антиохотником, а также всем тем, кто своими действиями хотя бы раз причинил вред охоте в нашей стране. По моему глубокому убеждению, антиохотник – это невежда и предатель, действия которого направлены против интересов нашей страны! Антиохотничья риторика есть не что иное, как механизм ослабления обороноспособности нашего государства!
Вот об этом я и буду говорить сегодня.

В интернете без труда можно найти определение тому, что такое антиохотник. В 2017 году в научно-практическом журнале Фонда поддержки развития биосферного хозяйства и аграрного сектора «Сибирский земельный конгресс» «Гуманитарные аспекты охоты и охотничьего хозяйства» 2017/1(4) от 20 февраля 2017 г. Пушкиным Александром Викторовичем (НОУ «Институт природоресурсного и экологического права», ФГБОУ ВО «Вятский государственный университет») были опубликованы определения понятий «антиохотничья деятельность». Определение это звучит так: «Антиохотничья деятельность – публичные выступления, заявления, агитация и пропаганда против охоты как явления или отдельных правомерных ее видов, способов, методов и орудий, умышленное формирование в общественном сознании отрицательного образа охотника, а также деятельность, направленная на дискриминацию охотников по признаку социальной принадлежности или направленная на умышленное физическое противодействие осуществлению законной охоты». Антиохотники, соответственно, это лица (физические и юридические), осуществляющие антиохотничью деятельность.
Годом позже Краев Николай Васильевич (биолог-охотовед, кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник ВНИИОЗ, заедующий кафедрой уголовного права и процесса Московского гуманитарно-экономического института (Кировский филиал) дал сокращенную версию определения «антиохотник»: «Антиохотники – это лица и организации, выступающие против охоты в целом или против отдельных ее видов. Антиохотничье движение – это деятельность, направленная на дискриминацию охотников или на умышленное противодействие осуществлению законной охоты».
Поскольку сами антиохотники определение «антиохотник» не оспаривают, то, пожалуй, я его прокомментирую. Из определения мы видим, что под него не могут попасть просто неохотники, то есть те, кто не испытывает потребности заниматься охотой. Что же касается антиохотников, то это люди, противостоящие охотникам, то есть те, кто готов совершить или совершает те или иные действия, направленные против охоты и охотников, будь то публичное выступление в устной или письменной форме, либо физическое действие, наносящее прямой вред охотничьей деятельности, одному или группе охотников.
Кто же такие, эти антиохотники, которые, собственно, и являются объектами рассмотрения в этой статье?
Я выделил бы несколько категорий антиохотников по той степени вреда, который они способны нанести охотничьей деятельности.
- Плохо информированные люди с предикативным мышлением и развитым чувством сострадания к миру живых существ. Таких людей в обществе подавляющее большинство. По мере увеличения информированности в области природосберегающей функции охоты и экологической образованности они нередко отказываются от «антиохотничества».

- Люди с преобладающим над логикой чувством сострадания к миру живых существ, не воспринимающие никаких доводов. Это фанатичная группа является, так сказать, «науськанной сворой», используемой «зоо-штурмфюрерами» для атак и диверсий против охотничьей деятельности.
- Беспринципные люди, участвующие в антиохотничьем терроре из-за личной выгоды, зависти или других низменных потребностей;
- «Зоо-штурмфюреры», или самая опасная категория антиохотников, управляющих деятельностью трех перечисленных выше групп и по сути ведущих подрывную деятельность внутри нашего государства. Они вырабатывают или транслируют от еще более циничных «зоо-фюреров» антиохотничью идеологию, организуют и проводят акции, организуют и проводят информационные диверсии (в том числе хейтерство) на информационных ресурсах и в соцсетях.
Особенно драматична ситуация, когда люди из этих групп оказываются не простыми смертными, а входят во власть, и могут принимать социально значимые решения.

Что можно со всем этим знанием делать? Задача номер один – сделать все возможное, чтобы сместить «центр тяжести» в нашу пользу, то есть сделать этих людей если не активными сторонниками охоты, то хотя бы позитивно воспринимающими природосберегающую сущность охоты. Для этого необходимо активное экологическое просвещение населения. Именно неохотничьего населения страны! Для чего охотникам необходимо осознать тот факт, что соответствующая информация должна выходить за пределы охотничьих изданий! Нам необходимо изыскать средства для того, чтобы создавать в общественном сознании позитивный образ охотника и охоты! Книги, телесериалы с положительным героем-охотником, который время от времени объясняет со страниц или экрана телевизора аудитории пользу охотничьей деятельности – это то, без чего не добиться желаемого результата. У меня на памяти пока только три примера подобных инвестиций – это ожидаемый всеми нами фильм Сергея Ястржембского «Надежды выстрел», великолепные издания альбомов Вадима Горбатова издательством «Вече» и в долгосрочной перспективе проекты Клуба горных охотников по восстановлению популяций горных копытных в местах, где они водились, но потом исчезли. К сожалению, этого очень мало! Тем более, что не приходится рассчитывать на самый широкий охват аудитории.
С фанатиками и беспринципными людьми взаимодействовать бесполезно, поскольку первых «не вылечить», а вторые сами переметнутся, когда это будет им выгодно. Кроме того, это не настолько обширные группы, чтобы тратить на них время и средства.
А вот с четвертой группой, точнее с разнообразными индивидуумами, относящимися к «зоо-фюрерам», необходимо бороться всеми законными способами.
Автор статьи: Максим Парфирьев