СТРАСТИ ПО РУССКОМУ ЛЕСУ. Или мысли после Лесного форума в Госдуме

Категории: Статьи
31.12.2018
«Русский человек очень любит лес, но вспоминает об этом, только проливая слезы, сидя на пне последнего спиленного им дерева»

Д.Н. Мамин-Сибиряк



Лесной форум проводился в Государственной Думе 14 сентября. Это было итоговое заседание, которому предшествовали региональные конференции заинтересованных организаций. В Думе был прямой диалог представителей исполнительной и законодательной ветвей власти.



Исполнительную ветвь представлял заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ, руководитель Федерального агентства лесного хозяйства И.В. Валентик, а законодательную – Председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Н.П. Николаев.

Первое, что бросилось в глаза, за четверть века существования нашего государства в новой форме (Российской Федерации) такое широкое обсуждение лесных проблем произошло впервые. Лесное ведомство все эти годы, как спящая царевна, пребывало в летаргическом сне, пока его не «поцеловал королевич». Пожалуй, точнее можно сказать языком «родных осин» – пока в одно место не клюнул жареный петух. Ради объективности нужно сказать, что чиновники и депутаты не спали, а усиленно занимались кабинетным и законодательным реформированием. В 2006 году был принят новый Лесной кодекс. Его, видимо, очень ждали чиновники с «низким уровнем социальной ответственности». Со следующего года начались коррупционные скандалы в Мослесхозе, в результате которых последовательно теряли должности и руководитель, и два его заместителя. Леса охранной зоны Москвы сокращались в пользу строителей элитного жилья. Национальный парк «Лосиный Остров» постоянно несет потери леса и территории. Даже в черте города зеленые островки постоянно уменьшаются. Ах, если бы вопиющие преступления по отношению к лесу были бы только в Москве и ее округе! К сожалению, лес несет невосполнимые потери на всей территории нашей страны. Средства массовой информации периодически сообщают о незаконных рубках и даже незаконном вывозе леса за пределы России. Объем нелегальной лесосеки примерно равен объемам законной вырубки.

Вообще, Лесной Кодекс нарушается везде и постоянно. Сегодня у России нет сил, а, может быть, и государственной воли бороться с грубыми нарушениями в лесопользовании. Несмотря на огромные запасы природного газа, около 15% частных хозяйств отапливаются дровами. На эти нужды уходит около 10 млн. кубометров леса.

Местные маломощные предприятия, занимающиеся заготовкой дров для частного сектора, рубят лес там, откуда его проще вывезти. Сплошь и рядом это охранные зоны по берегам рек и озер. В некоторых сибирских регионах на дрова идут и зрелые кедровники, что в советское время было законодательно запрещено. А до 1917 года кедровники береглись, как плодовые деревья. Бессилие органов ухода за лесами ярче всего проявляется в полном отсутствии борьбы с насекомыми-вредителями леса. Более того, сегодня даже нет отдельной графы в статистических отчетах о потерях леса от их деятельности. В центре европейской части России жук-типограф загубил не менее 70% зрелых ельников. При этом страна, претендующая на звание великой, не только не предотвратила этой катастрофы, но даже не смогла вовремя утилизировать погибшие деревья. Ведь в первый год после гибели еловая древесина полностью сохраняет свои свойства. Из нее можно производить не только пиломатериалы для строительства и мебели, но и делать музыкальные инструменты. Сегодня большая часть погибших елей упала, образовав в лесу непроходимые завалы. На них можно «полюбоваться» даже в ближайших к Москве лесах. Со времени государственного переворота начала девяностых в лесах Сибири было несколько вспышек массового размножения непарного шелкопряда. Его прожорливые гусеницы сожрали огромное количество главного сибирского дерева – лиственницы. Серьезно пострадали также еловые и пихтовые леса. Потери от насекомых лесная статистика объединяет с потерями от пожаров. Это, по крайней мере, странно.

Пожары, понятное дело, бедствие, приносящее огромные потери не только лесу и его обитателям, но и жилому фонду (лесным деревням и поселкам). В борьбе с ними лесная охрана просто бессильна. Кстати, изредка нас радуют сообщениями, что сократилось количество очагов пожаров, но обычно это означает лишь то, что несколько очагов объединились в один большой. Главная надежда в борьбе с пожарами – осенние дожди и ранний снег, который в некоторых регионах выпадает в августе.

Отсутствие реального управления лесами и контроля за лесопользователями привело к тому, что в стране практически не производится лесовосстановления. Вернее, оно производится в символическом объеме (около 2% от площади рубок). Известно, что лес может и сам восстанавливаться, но на это ему нужно на несколько десятилетий больше по сравнению с искусственным воспроизведением.

Еще одна беда – это сбор сосновой живицы. В советское время подсочку производили только в сосновых лесах за два года до их рубки. Сегодня подсочкой занимаются практически бесконтрольные артельщики. Их методика отличается варварством по отношению к деревьям. Они не только наносят огромные раны деревьям, но и используют агрессивные химические вещества, повышающие интенсивность выделения смолы. Если раньше вздымщики собирали живицу в небольшие жестяные конусы объемом около 50 см3, то сегодня в дерево врезают пластиковый конус объемом около 500 с3. Большинство деревьев после такой процедуры начинают медленно умирать, а у остальных происходит уродливый рост искривленных стволов. Понятное дело, что ни с кого за такую порчу леса спроса нет.

Еще одно горе в лесопользовании – это отсутствие централизованного сбора ягод, грибов, полезных продуктов леса, включая лекарственные травы. В этом секторе раздолье для частных предпринимателей. Пользуясь нищенским положением большинства жителей отдаленных регионов, они по дешевке скупают у них таежные дары, реализуя их в крупных городах за несоизмеримо большие деньги. Народ остро чувствует эту несправедливость, что обостряет социальную напряженность в обществе. Зато в «мудрых» головах некоторых народных избранников уже зреет мысль сделать сбор грибов и ягод платным.

Вряд ли нужно напоминать нашим главным руководителям отрасли, что лес «это наше все» (да простит меня Аполлон Григорьев, сказавший это о Пушкине), что необходимо для жизни – кислород, чистая вода, тепло в доме и радость в душе.
Что касается усовершенствования лесопользования, то собравшиеся в Думе предполагают в скором времени внести очередные изменения в законодательство. Будем его ожидать с надеждой, которая, как известно, умирает последней.

Автор статьи: Владимир Тихомиров
Фото: Владимир Тихомиров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.