Троян

Категории: Статьи
21.07.2020
В последние годы в России тема личной самозащиты от преступных посягательств приобретает все большую остроту и актуальность. В разнообразных СМИ и интернет-ресурсах чуть не каждый день появляются все новые материалы и рассуждения на эту тему, которые яростно комментируются читателями, число которых по данной тематике растет как на дрожжах. По моему скромному мнению, людей, равнодушных к вопросам права на самооборону, возможности владеть и пользоваться для этой цели наиболее эффективным инструментом, то есть пистолетами и револьверами, уже просто не осталось. Споры идут самые жестокие, практически это виртуальные драки. И, утверждаю безапелляционно, решающую роль в пробуждении такого интереса сыграла деятельность всероссийского движения «Право на оружие», возникшего в 2011 году.
Сам я – активист этого движения и тоже нередко публикую статьи в его пользу. А затем внимательно отслеживаю реакцию читателей в интернете. И в последнее время обнаружил постоянную, очень диковинную группу комментаторов. Эти комментаторы появляются не только после моих текстов, а везде, где обсуждаются права на самооборону и возможность разрешения личного оружия самообороны.
Из их постов очень быстро выясняется, что это однозначно мужчины в годах, с хорошим юридическим образованием и солидным стажем службы в судебных или правоохранительных структурах. Удивили они меня вот чем. Сначала они делают заявления о том, что они тоже за право на оружие самообороны, но разрешать это надо постепенно и осмотрительно, причем только после того, как будут кардинально пересмотрены все законы и акты о праве на самооборону в сторону его полной либерализации, чтобы суды могли быть однозначно на стороне обороняющегося, а не как сейчас – кто пострадал при нападении, тот и потерпевший, хоть он как раз и напал с бандитскими целями. Вроде бы, логично… Но вот после этих заявлений-рассуждений начинаются чудеса! Эти же самые люди тут же присоединяются к хору противников права на оружие и атакуют его сторонников не менее яростно, чем самые упертые оппоненты. Причем их главное раздражение вызывает движение «Право на оружие» и те, кто его поддерживает своими постами.
Аргументы они используют абсолютно те же, что и противники движения: мол, все это движение – сборище закомплексованных слабаков, мечтающих о стволе в кармане для компенсации психологической ущербности, что ими рулят будущие оружейные «олигархи», мечтающие о прибылях, и, не дай бог, если государственное руководство начнет слушать предложения «Право на оружие». А далее по ходу споров выкладывается или поддерживается весь затасканный и давно уже ставший несостоятельным набор хоплофобской аргументации. Причем ни разу не было в таких спорах, чтобы они одернули (хотя бы слегка) самых тупых хоплофобов. Даже когда те нападают на то, что было высказано «мужчинами в годах» в предварительных заявлениях по поводу своей приверженности праву на оружие и самооборону. Особенно яро они обвиняют «Право на оружие» в том, что оно хочет просто добиться свободной продажи короткоствола без изменения законов о самообороне. А если им указывают на инициативы движения по продвижению в российское законодательство принципов «Мой дом – моя крепость» и «Не обязан отступать», а также на правозащитную деятельность по поддержке преследуемых самооборонщиков, то эта информация просто молча игнорируется, как будто ее и не было.
Сразу скажу, я не считаю этих людей организованной группой троллей, которую создали власти для раскола и обезвреживания сторонников права на оружие. Просто потому, что уже давно разочаровался в дееспособности большинства властных структур, особенно в информационной сфере, что, кстати, у меня вызывает искреннюю скорбь... Но мне очень интересно, на чьей стороне окажутся такие вот виртуальные «бойцы», когда вопрос о праве на личную вооруженную самооборону станет в порядок дня на законодательно-государственном уровне? Чьим «трояном» они станут, в чьих рядах? Напоминаю, что ежегодно по России за самооборону осуждаются на реальные сроки в среднем около трех тысяч человек...
Автор статьи: Михаил Гльдреер