Волчья напасть и охота на вабу

Категории: Статьи
28.06.2019
От редакции: Не секрет, что в большинстве охотничьих хозяйств России и ряда стран Восточной Европы большой проблемой являются браконьеры и волки. Сегодня речь о волках, и следует признать, что весьма результативно с этим хищником научились бороться в Беларуси. Статья Леонида Михайловича Новикова, одного из первых белорусских охотников, профессионально освоивших охоту на вабу, написанная больше полутора десятков лет назад, сохранилась в архиве главного редактора нашего журнала. А публикуем мы ее сегодня потому, что своей актуальности она нисколько не потеряла.



Волку посвящено много рассказов, книг, фильмов и научных трудов. Это неспроста. Из года в год волк методично наносит сокрушительный удар и хозяйственной деятельности людей, и даже покушается на жизнь человека. Недаром в мифологии разных народов это один из самых грозных адептов темных сил.

В большинстве случаев урон, наносимый человеку волками, мы оцениваем по их разбойным нападениям на домашний скот. На самом же деле это только вершина айсберга, как говорится. То, что он творит в охотугодьях, просто сложно учесть, но, если верить специалистам, один волк в среднем за год уничтожает 2-3 тонны мяса. Причем глагол «уничтожает» здесь не случаен – далеко не всех убитых им животных волк съедает. В отличие от одичавших собак или гибридов-волкособов, он очень осторожен, если не сказать труслив, и достаточно малейшего намека на опасность, чтобы волк никогда уже не приблизился к убитой им дичи. А уж во время обучения охоте прибылых стая режет все живое вовсе не потому, что хищники голодны – просто отрабатывают навыки.

Популярные в «зеленой» тусовке разговоры о том, что волк – это санитар леса, очень и очень притянуты за уши. Конечно же этот зверь не упустит случая задавить больное животное или сожрать павшее, но основа его питания в теплое время года – детеныши самых разнообразных животных, в том числе птиц, а зимой – тех, кто оказался в сложных условиях из-за особенностей погоды. Мне пришлось однажды наблюдать растерзанный волками табун косуль. По следам было понятно, что волки методично делали один загон за другим, пока не уничтожили всех животных. Несколько ночей мы просидели на лабазе в двухстах метрах от убитых копытных в надежде, что волки явятся за добычей. Но этого не произошло. Зато неподалеку они ухитрились задрать лося и еще двух косуль, которых тоже бросили.

Лет тридцать назад у нас в Беларуси было очень много волков, и последствия их разбойных действий очень огорчали охотников. Мы регулярно проводили облавные охоты, но их невысокая эффективность и сезонная ограниченность заставили меня искать более надежный способ сокращения численности серых разбойников.

Изучение вопроса в специальной литературе позволило сделать однозначный вывод: лучший способ в любых условиях местности и в любой сезон года – это охота на вабу.

Особое внимание я обращал на книги, написанные зоологами, которые жили бок о бок с волчьей стаей в заповедниках и имели возможность наблюдать особенности их жизни в дикой природе. Эти люди научились «общаться» с волками на их «языке», изучив особенности волчьего воя и других звуковых сигналов. Анализируя подобную информацию, я пришел к выводу, что для охоты на вабу необходимо создать специальный «музыкальный» инструмент.

Я человек мастеровой, являюсь ювелиром и гравером самой высокой квалификации, что признают даже мои зарубежные коллеги, а потому за изготовление оригинальной вабы взялся сам.

Прежде всего, было понятно, что инструмент должен иметь возможность «настраиваться», то есть менять конфигурацию (до тех пор, пока практика охоты не позволит остановиться на оптимальных параметрах). Соответственно, нужно было выбрать подходящий материал. В результате была сделана конусовидная труба из листовой латуни (толщина листа 0,8-1 мм). Шов запаял серебряным припоем и начал расковывать трубу на холодную на специально выточенной оправе грушевидной формы. Латунь расковывается легко, и прямостенный «рупор» вскоре превратился в нечто похожее по форме на стекло керосиновой лампы (такая форма максимально близка к форме волчьей глотки).

Теперь стояла задача определиться с оптимальными параметрами. Для этого я использовал оказавшуюся в моем распоряжении сонограмму с графически вычерченным диапазоном частот волчьего воя. При помощи друга звукооператора, имеющего соответствующую аппаратуру, начал вабить, используя эталонные магнитофонные записи волчьего воя.

Увы, далеко не сразу все заработало. Получая, казалось бы, подходящий результат, мы выезжали в угодья и пробовали вабить. Но волки упорно не отзывались. Коллеги, посвященные в мои изыскания, постепенно переходили от сочувствия к ироничному подтруниванию. Тем не менее, до отчаянья дело не дошло – в один прекрасный (в самом деле прекрасный!) момент серые отозвались! У меня было ощущение, что в мою «трубу-лампу» вселился джин с музыкальным образованием. Волки отзывались повсеместно. И тем не менее первые «переговоры» с серыми выявили неприятный дефект трубы – в «голосе» вабы явно ощущались «металлические» нотки из-за вибрации тонкостенной трубы. Я обкрутил трубу кожаной лентой, посаженной на клей «Момент», и она сразу заиграла по-новому – более мягко, басовито.

Со временем стало понятно, что провабить можно и вовсе без трубы, но при этом качество и дальность звука существенно снижаются. Не проблема таким образом в июле-августе перекликаться с сеголетками и переярками, которые отвечают даже на совсем некачественную вабу. А вот вызвать на вабу матерую – совсем другое дело, нужен качественный инструмент.

Охотился я в основном в Чаусском районе Могилевской области, где волков в то время было тьма тьмущая и за год они съедали до 400 (!) телят. Единственным способом «обороны» здесь была засада возле телятника, что редко давало положительный результат. Поначалу я здесь только определял с помощью вабы места логовов, а уже по этой наводке местные охотники устраивали облавы с флажками. Делали это даже летом. Когда такие охоты возглавлял опытный егерь Николай Петрович Алексеенко, они оказывались результативными. Однако с падением численности волка, эффект от облавных охот стал заметно снижаться. Охотиться с флажками становилось все сложнее и сложнее, а волки становились все осторожнее и осторожнее. Вот тогда и настало время торжества моей трубы, которая давала возможность вытащить волков из глухомани и крепей.

На самом деле все было совсем непросто. Мы много ездили и ходили пешком в поисках хищников, расспрашивали население, искали следы. А, получив необходимую информацию, строили хитроумные планы или банальные лабазы, которые в значительной мере облегчают стрельбу по волку на дальних дистанциях.

Для охоты на вабу лучшим оружием я считаю нарезное – оно весьма эффективно. Я начинал вабить волка с карабином SakoL61, оборудованным прицелом Kahles6х42 – это был подарок моих австрийских друзей. Затем переел на ManlicherClassicс прицелом Kahles 3х12-56.

Хотя охота на вабу проводится в основном вечером или ранним утром, ночные выходы зверя также нередки. Иногда, провабив с вечера у логова и получив ответ, точно знаешь, что волк выйдет, и приходится ждать его порой больше двух часов, хотя чаще всего он (или она) выходят через 10-20 минут. Бывали случаи, когда волк появлялся через 1-2 минуты, хотя бывает и так, что он охотно отвечает на вабу, а выходить не выходит.

Самая успешная охота бывает в очень глухих местах, поскольку там волк обычно выходит засветло, и его легко добыть.

Если есть время и возможность, желательно соорудить лабаз, что увеличивает шансы и делает охоту более комфортной. В этом смысле оптимальны американские конструкции из легкосплавного металла, которые просто вывеивают на подходящем дереве.

Кроме карабина с оптикой и вабильной трубы на лабаз я беру подствольную фару для ночной стрельбы (на волка не грех поохотиться и с тепловизором или ПНВ), дальномер, бинокль (или бинокль-дальномер). Ничто из охотничьей экипировки не должно издавать даже незначительных звуков, поэтому всю ее следует протестировать поштучно, заранее находя «слабое звено».

На лабаз нужно приезжать (приходить) заранее, чтобы подготовиться не спеша и чтобы шум, возникающий во время подготовки, закончился еще днем, а не в сумерки, когда он особенно далеко бывает слышен.

Вабить я начинаю в разное время – в зависимости от времени года. Но всегда в сумерки. Иногда охочусь и в лунные ночи, особенно в начале зимы. Чаще всего это случается, когда после первой вабы охоты волк не вышел, а лунный свет дает возможность охоту продолжать.

Охоту на вабу можно вести практически круглый год, хотя во время волчьего гона (особенно в его пиковый период) она нерезультативна. Не стоит пытаться охотиться в дождь, снегопад, сильный ветер – волки в такую пору неохотно отвечают.

В общем, охота на вабу, как и любая другая, требует серьезного подхода и в ней не бывает мелочей.

Моя любимая пора для таких охот – начало мая, когда волки уже обустроились на логовах и ревностно охраняют свою территорию. В это время они обязательно выйдут посмотреть, кто там нарушил границы их земли. Чаше всего это делает матерый. В более позднее время, когда волчата подрастут, волк может выйти с волчицей, если же он в этот момент охотится, то выходит одна волчица. Иногда с переярками, если они есть.

Летом – до 15 июля – волки ведут более скрытный образ жизни, а после 15 июля начинают сами выть по ночам, который поддерживают сеголетки и переярки. В это время охота на вабу очень результативна. Неплохой она может быть и осенью – до начала зимы, хотя в это время волки как правило уходят со своих обычных мест, их приходится искать по округе методом пробных ваб (при этом всегда следует быть готовым к выстрелу).

Зимой перед гоном и после него волков обнаружить сложно не только потому, что они плохо отзываются, а еще и потому, что много снега, что существенно затрудняет поиски.

Разумеется, результативность охоты на вабу пропорциональна количеству волков в округе, и в одном и том же месте может меняться год от года.

Чаще всего я ваблю за раз трижды (то есть делаю 3 колена вабы с перерывом в 1-2 секунды на передых). Каждое колено ваблю по 10-25 секунд. С одного места вабить можно не больше четырех раз с интервалами 15-20 минут (ни в коем случае не чаще). В среднем на это уходит час-полтора.

На логовах луче всего вабить с вечера голосом волка, и, если ответа не последовало, то голосом волчицы.

Ваба сначала должна быть не очень громкой на тот случай, если волки окажутся где-то рядом.

Иногда вой волков можно услышать в светлое время суток. Это означает, что в их семье случилось какое-то несчастье, например, погибли матерый или матерая от пуль охотников или под колесами автомобиля. Такой ситуацией необходимо воспользоваться для вызова оставшихся членов стаи. Если вам повезло отстрелять матерых, нужно обязательно в ближайшие дни пробовать вызывать молодых.

Голос волчицы, на первый взгляд, более звучный, высокий. Но на самом деле низкий голос волка разносится на большее расстояние. Всегда нужно учитывать, кстати, акустическую проводимость воздуха, которая может меняться довольно заметно.

Охота на вабу нельзя назвать простой и доступной всем и каждому, но в то же время она наименее затратна как в материальном плане, так и в плане физических усилий. А главное – позволяет добывать волка в таких местах, где прочие охоты практически невозможны или крайне сложны.

В лесных массивах я охотился на лесных дорогах в лунные ночи. Волк предпочитает идти на вабу по хорошей дороге, а после вабы в лесу они начинают рыскать по дорогам, возле которых и нужно делать лабазы для их отстрела.

При охоте у логова лабаз лучше делать на одиноко стоящем дереве, чтобы был круговой обзор. Дело в том, что волк, уже ушедший на охоту, может вернуться на звуки вабы и подойти к охотнику со спины. Можно и просто ошибиться с определением местонахождения логова, и тогда волки появятся не с той стороны, откуда их ждешь. В любом случае круговой обзор полезен.

Все движения на лабазе необходимо делать плавно, поскольку именно движение прежде всего демаскирует стрелка.

Охота на вабу с гладкоствольным оружием также может быть эффективной, если охотиться вдвоем-вчетвером: вабильщик только вабит, а стрелки только стреляют. В этом случае вабильщик располагается дальше стрелков метров на 100-150 по отношению к логову. Кстати, для стрелков лабазы тоже желательны.

И все-таки охота в одиночку более результативна, во всяком случае я добываю где-то 4-6 волков в год. Во многих случаях мне удавалось выбить весь выводок за несколько дней, хотя нередко было и так, что сразу же после первого выстрела волки уходили в крепи и уже не отвечали на вабу. Во многом это зависит от состава семьи – чем больше в ней молодых, тем они позывистее. Матерые одиночки чаще всего идут на вабу молча, но все же идут, то есть внимание стрелка не должно ослабевать ни на секунду.

Если вы вабите по светлому, то не спешите покидать лабаз, едва дождавшись темноты. Особенно в лунную ночь. Нередко волки ждут как раз темноты, чтобы выйти.

Пожалуй, самой впечатляющей охотой была та, во время которой мне удалось выманить более двадцати волков из двух мест в одно, где они подняли жуткий вой и устроили разборки стая на стаю. Как-то в начале зимы на вабу одновременно вышел целый выводок из четырнадцати волков. Это впечатлило, но, что вполне понятно, отстрелять всех не удалось – лишь двое серых стали моей добычей. Несколько раз приходилось отстреливать гибридов волка и собаки – они охотно отвечали и выходили.

В заключение хочется сказать, что научить охоте на вабу с помощью статьи невозможно, нужна большая практика. Учиться вабить нужно серьезно, с помощью магнитофона. Переписать на него урок можно с подходящего сайта в интернете. В противном случае вы наверняка будете только распугивать волков. А научившись, начинайте тренироваться и луче всего это делать, проверяя местность на наличие волков.

Волк – достойный противник, и победа над ним – лучший способ самоутверждения для любого охотника.

Автор статьи: Леонид Новиков
Фото: Фото автора и из архива редакции

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.