Вот тебе, бабушка, и «Дальневосточный гектар»

Категории: Статьи
04.12.2017
Внимая скупым строкам официальной статистики из сообщений СМИ, можно легко заметить, что в последние декады российских лет, Дальний Восток, который Владимир Ильич Ленин, называл «нашенским», лишился почти четверти людского населения.

Человек ищет, где лучше – говорит народная мудрость, и с этим извечным поиском ничего не поделаешь. Хотя в прошлом Дальний Восток был как раз тем регионом, которые всегда притягивают людей, мечтающих обзавестись своим куском земли, чтобы заселиться навсегда, освоить и хранить его вечно.



Почти четыреста лет назад Дальний Восток стал частью России. Наши великие землепроходцы «приискивали новые землицы» не столько для империи, сколько в поисках лучшей жизни – себе и родным. Дошли до краев, вступили на берега Великого океана, находили красивые места, селились, обосновывались, обживались. Все эти столетия сюда ехал народ, распространяя русское влияние на «дальнюю окраину», стали формироваться уже местные династии ловких и умелых людей, которым эти привольные и богатые края пришлись по душе. Особо следует выделить охотников. Промысловики, добытчики, заготовители, разбрелись по всей доступной землице, за века выстроился особый промысловый уклад и образ жизни. Традиции, правила, нормы складывались в течение многих десятилетий. История развития дальних окраин всегда была непростой, но вот пришли постсоветские времена, государство с болью и кровью сменило общественно-политическую формацию, и потомкам героев-пионеров стало вдруг неуютно в местах, где они родились и жили.

Печальную картину представляют собой пустыри, образовавшиеся на месте процветавших в недалеком прошлом населенных пунктов, скорбью веет от заброшенных кладбищ, колючим элеутерококком и густой полынью с полчищами клещей встречают забредшего путника ранее обжитые места. На фоне распухания регионально-столичных Хабаровска и Владивостока, углубляющейся «китаизации» Благовещенска, все больше пустеют районы за пределами тех территорий, где можно что-то выгодно продать или стащить. Дальневосточные села не процветают, а справные хутора и фермы также редки, как волоски на скулах удэге.

Почему умелые и полезные для государства люди не пригодились новому российскому государству?

Оказалось все банально: школа, больница, работа – три основных якоря, обеспечивающих прочную связь с родными весями, перестали функционировать. К этому можно добавить ненадежные коммуникации с «центрами цивилизации». Не секрет, что условия проживания в дальневосточных «нашенских» местах очень значительно отличаются от условий западной и даже средней полосы России. Как с юмором говорят дальневосточники – и дома пониже, и асфальт пожиже. Поэтому для местных жителей вполне оправданы были и существенные преференции, канувшие в Лету, – «северные» к зарплате, раз в три года бесплатный проезд к местам отдыха, более ранние сроки выхода на пенсию и прочее.

В общем, отток населения приобрел фатальный характер…

Многократно разрабатывались федеральные стратегии и планы развития региона, дотации и преференции, потом инновации и инвестиции. Но наше дело разбираться в этой статье, куда все ушло. Скажем так – в «гудок». И выхода из стагнации не видели даже власти. Как вдруг, словно по волшебству, возникли многомиллиардные инвестиционные проекты, для реализации которых потребовались и соответствующие людские ресурсы. Вот тогда и заработал государственный закон по выделению дальневосточного гектара – «ДВ-га».

Сегодня каждый желающий может войти на сайт https://надальнийвосток.рф/ и подать заявку. Конечно здорово, что любой теперь способен осуществить свою, возможно, казавшуюся несбыточной мечту и приблизиться по-настоящему к Дальнему Востоку.

Честно говоря, производит впечатление невиданная оперативность действий по раздаче дальневосточной земли! Но, к сожалению, пока все делается по принципу «Вали кулем, потом разберем»!

Получено к настоящему времени больше ста тысяч заявок, пятая часть из которых уже удовлетворена. И, как у нас водится, за непродуманными призывами расхватывать пустые земли не видно реальных людей и их интересов. Но мы сейчас речь ведем о том, что хорошо и не понаслышке знаем. И эта речь – об уже имеющихся и потенциальных конфликтах охотничьего хозяйства и новоявленных землевладельцев.

Возникающие с передачей земли в собственность противоречия затрагивают интересы разных групп населения Дальнего Востока, включая представителей коренных малочисленных народов, многих других пользователей природными ресурсами, представителей общественных и государственных природоохранных организаций и прочих и требуют, во избежание конфликтных ситуаций, незамедлительного решения как на краевом, так и на федеральном уровне.

Наиболее острые вопросы, требующие первостепенного ответа, на наш взгляд, следующие.

1.     Изъятие части угодий существующих хозяйств де-факто в частное пользование ставит под сомнение легитимность выданных ранее охотпользователям договоров и лицензий на право пользования объектами животного мира, относящимися к объектам охоты. При этом за площадь угодий в существующих границах при заключении охотхозяйственных соглашений люди уже перечислили в бюджет немалые деньги. Решение этого вопроса крайне необходимо, так как отсутствие соответствующего нормативного акта вызовет массовые судебные разбирательства о возврате средств. Ответчиками в таком случае неизбежно окажутся министерства природных ресурсов, с которыми эти договора заключены и которыми таковые нарушены. Необходимо также приостановить действие нормативных документов, определяющих взаимоотношения властей с хозяйствами, срок арендных договоров которых истекает, что предполагает заключение охотхозяйственных соглашений, так как их площадь и границы до окончания выделения «ДВ-га» будут неизбежно меняться. А как и насколько, пока не знает никто. В этой связи необходим мониторинг с фиксацией происходящих изменений и соответствующей коррекцией с использованием ГИС, с учетом «буферных зон», прилежащих к участкам переселенцев, поскольку охота в непосредственной близости от жилья станет невозможной.

2.     Необходим нормативный документ, регламентирующий размеры пользования ресурсами объектов охоты, так как численность таковых прямо зависит от площади хозяйства, и сокращение этой площади при изъятии в частную собственность, неизбежно будет требовать коррекции квот и лимитов добычи.

3.     Немаловажным является вопрос легитимности дорогостоящих материалов межхозяйственного и внутрихозяйственного охотустройства, первые из которых утверждены главами субъектов федерации. Но больше вопросов возникает с использованием материалов внутрихозяйственного охотустройства, на которые охотпользователи затратили значительные (а для некоторых – критически большие) средства. Все эти материалы теряют смысл и силу, и по мере происходящих изменений требуют ежегодной ревизии, а по окончании эпопеи с выделением «ДВ-га» – полной переработки. Тем не менее, порядок мониторинга и внесения изменений в действующие документы необходим уже сейчас.

4.     Для исправления конфликта интересов потенциальных владельцев «ДВ-га» и охотпользователей принимается решение о той неофициальной квоте, которые могут сохранять охотничьи хозяйства. Нигде не зафиксировано официально, но проталкивается якобы «рекомендация сверху» – сделать так, чтобы разрешить выделение «ДВ-га» на 95% площади охотничьих хозяйств. И возникает очередной вопрос: как быть с существующими уже на их территории «зонами покоя» (воспроизводственными участками), на которых охота запрещена? С теми, которые по современным рекомендациям должны составлять до 10% площади этих хозяйств? С уверенностью можно сказать, что нет особых проблем только у охотничьих хозяйств, на территории которых не действуют ограничения по выделению «ДВ-га». Это те, где отсутствует лесной фонд, то есть это заброшенные или действующие сельхозугодья, места у дорог и промышленной инфраструктуры и тому подобное. Получается, что полноценных и высококачественных угодий для производства охоты вскоре не останется вообще. Как быть с этим?

5.     На территории охотничьих хозяйств существует инфраструктура (остановочные пункты, базы, объекты биотехнического назначения – подкормочные поля, солонцы, кормушки и прочее). А в угодьях, где ведется промысловая охота, имеются оборудованные стационарными ловушками путики. Точечное выделение «ДВ-га» неизбежно приведет к разрушению этой инфраструктуры. Кто и как будет компенсировать затраты охотпользователям и людям (включая коренные народы, тех самых потомков Дерсу и Улукиткана, воспетых в книгах-сагах и, что немаловажно, горячо любимых людьми до сих пор даже в сетевом сообществе современности). Пострадавшие есть, а кто и как будет компенсировать их убытки – и прямые материальные, и культурно-этнические, и моральные? И будет ли вообще – большой вопрос, также требующий ответа уже сейчас. Можно стопроцентно сказать, что при незнании перспектив теряется смысл вложений в развитие охотничьего хозяйства Дальнего Востока.

6.     Непродуманное выделение «ДВ-га» неизбежно приведет к противоречиям с утвержденной «Стратегией сохранения популяции амурского тигра», ибо создает угрозу заселения людьми ключевых биотопов размножения редкого хищника, за судьбой популяции которого следит мировое сообщество, а наша страна взяла на себя соответствующие обязательства. Между прочим, тигров должно быть шестьсот, они должны регулярно и хорошо питаться, то есть в угодьях должно быть достаточно копытных. И этих зверей никто не предупреждал о том, что начинается массовое переселение людей в том числе и в их угодья. Аналогичная ситуация с дальневосточным леопардом и другими редкими видами, с наличием мест обитания которых выделение «ДВ-га» вступает в полное противоречие. Пока никто не собирается обеспечивать ни охрану переселенцев, ни охрану хищников от переселенцев, которые наверняка постараются обезопасить себя сами на своей территории.

7.     До сих пор не определены права и обязанности арендаторов-поселенцев и правовые вопросы взаимоотношений между лесниками, лесозаготовителями и охотпользователями. А потому неизбежны конфликты по вопросам прокладки и использования линейных объектов, включая дороги. Ведь переселенцы без транспорта и дорог не смогут жить.

Мы затронули только некоторые проблемы, ставшие сегодняшней реальностью. Более двадцати тысяч людей являются владельцами «ДВ-га», и впятеро больше тех, кто в процессе оформления. А сколько еще возникнет желающих? Этот закон ведь действует до 2035 года!

Нам известны далеко не все проблемы. Руководители многих охотхозяйств видят их куда больше и находятся сейчас в растерянности, что вовсе не способствует эффективному охотхозяйственному производству. Никто не знает, что будет с их уже закрепленными угодьями – их никто об этом не информирует. А те, кто раздает «ДВ-га», мнения охотпользователей не спрашивают. При этом, словно в театре абсурда, контролирующие органы продолжают требовать порядка на территории охотхозяйств, требуют и получают информацию об охране животных и их местообитаний, о налогах, об услугах и многом другом, чем озабочено наше государство. И можно уверенно сказать, что за состояние госохотфонда охотпользователи ответят по полной, независимо от того, кто и сколько внедрился в их «жизненное пространство». Хотя, казалось бы, правомочность и тех, и других документов гарантирована одной администрацией субъекта. То бишь, государством. Парадоксы сплошные, а поле для нарушений безбрежное!

Пока мы знаем одно, что на низовом уровне, вдали от победных реляций инициаторов и исполнителей закона о «ДВ-га», многое вызывает значительное неприятие, агрессию и общую негативную реакцию множества людей.

Этой статьей мы хотим обратить внимание нашей законодательной и исполнительной ветвей власти на существующие сложности, приводящие к конфликту интересов. И хочется надеяться, что все недочеты являются лишь легко устранимыми «болезнями роста», все разрешится практикой, будут созданы нормативы, которые учтут «косяки» и разрешат противоречия, что будет способствовать успешному исполнению нового закона. Хочется верить и в то, что он не даст окончательно развалить то хорошее, что было создано и сохранилось в охотничьем хозяйстве Дальнего Востока.

Мы хотим мирной жизни, щедрой и здоровой природы, процветания людей, тем более, что охота, рыбалка – это не только один из стимулов, способствующих привлечению новых жителей, а еще и важный рекреационный ресурс, способствующий здоровью населения и воспитанию молодежи.

Мы ждем переселенцев, ведь дальневосточники – гостеприимный народ, и край этот нашенский. Но не колония!

Автор статьи: Бочарников В.Н., д.б.н., профессор; Дунишенко Ю.М., Заслуженный работник охотничьего хозяйства РФ

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.