Все не так, как кажется на первый взгляд. Часть 3. «Зеленые»

Категории: Статьи
28.06.2019
Если ты хочешь помочь сохранению дикой природы, прочти это


Существует общественное мнение, что именно «зеленые» являются самыми последовательными борцами за улучшение экологической ситуации во всем мире. Так ли это на самом деле? Какие цели, кроме экологических, преследуют «зеленые»? Думается, тут есть, о чем поговорить.



А все ли «зеленые» одного «цвета»?

Под термином «зеленые» в наше время понимают общественные группы, выступающие за улучшение экологической ситуации на планете. Это безусловно нужное дело, поскольку не только в капиталистическом обществе предприниматели экономят на способах очистки отходов производства, но и в строившем коммунизм СССР отношение промышленного и добывающего сектора к природе было ничуть не лучше, если не в разы хуже – достаточно вспомнить ужасающее загрязнение рек сливами сточных вод с предприятий или безобразное загрязнение природы в районах нефтедобычи.

Понятно, что любой нормальный человек не может не поддерживать деятельность «зеленых», направленную на совершенствование экологической безопасности человечества. Однако, как показала жизнь, у «зеленых» есть и другая цель – собственное обогащение под лозунгами борьбы за экологию, для чего они не гнушаются совершать соответствующие акции, вполне сознательно участвуя в конкурентной борьбе промышленных корпораций, а также в геополитических «играх» на стороне более платежеспособного государства.



А может быть, это голословные обвинения?

Для ответа на поставленный так вопрос давайте обратимся к фактам. Говорить о том, насколько продиктованы соображениями экологического порядка атаки активистов «Гринпис» на платформу «Приразломная» или иные подобные акции, мы не будем, поскольку результат неочевиден, если не иметь в виду дешевый пиар. Но известны вполне себе результативные акции «зеленых», о последствиях которых они стараются не распространяться. Например, закрытие промысла тюленей в России.

В марте 2008 года Лайма Вайкуле на арендованном ей якобы за собственный счет вертолете привезла на побережье Белого моря Артемия Троицкого (будучи оппозиционером ныне проживает в Прибалтике), Андрея Макаревича и еще нескольких деятелей российской культуры. Результатом этой акции стал запрет на промысел тюленя в России, что очень красиво выглядит со стороны, а «зелеными» было провозглашено как настоящая победа сил добра над силами зла. Теперь давайте посмотрим на последствия этого запрета трезвым взглядом российского патриота. Запрет оставил без работы тысячи жителей Поморья. Дело в том, что рыболовство в регионе никогда не было особенно добычливым, а в последние годы этот промысел совершенно сошел на нет из-за нерентабельности. Другой работы в поселках практически нет. То есть одним махом местные добытчики, переработчики, скорняки, закройщики, швеи остались без работы. Это взгляд на проблему с социальной точки зрения. Если взглянуть с точки зрения экологии, то нужно отметить, что в годы Великой Отечественной войны, например, в Поморье добывали порядка 300 000 особей тюленя, и это не подрывало численности популяции. Накануне запрета на добычу квота составляла 40 000 особей. При этом, по устным сообщениям капитана дизельэлектрохода «Михаил Сомов» Юрия Настеко и членов команды (Алексей Макаров и Игорь Зуборев) сопровождавшего судно вертолета МИ-8, количество тюленей в период выкармливания бельков на льдинах просто зашкаливало (точного учета морзверя в регионе не проводили много лет) – на льду от них было черно! Естественно, запрет на добычу тюленя привел к неконтролируемому росту поголовья этих животных и, соответственно, к резкому снижению и без того небогатых запасов рыбы, в результате чего тюлени стали гибнуть от голода. То есть тюлени все равно гибнут, разве что не от рук человека. Ну, и наконец, посмотрим на проблему с экономической точки зрения. Добычу тюленя в морях Северного Ледовитого океана осуществляла не только Россия, но и Норвегия, а в Северной Атлантике – Канада. Добыча Норвегии несколько превосходила объем добычи в России, а в Канаде вообще добывалось тюленя до 350 000 особей ежегодно. После запрета добычи тюленя в России международная квота ПЕРЕШЛА ЭТИМ СТРАНАМ.

Так что же это была за зоозащитная акция такая?

По словам тех же вертолетчиков, они уже не впервые сталкиваются с атакой на тюлений промысел в России. В 1995 году Игорь Зуборев работал на МИ-2, и ему пришлось наблюдать, как группа «зеленых» рвалась на место промысла с целью учинить скандал. Главной у «зеленых» в этой авантюре была Мария Воронцова. С одним из привлеченных к акции фотокорреспондентов Игорю удалось поговорить, и тот без особых стеснений рассказал, что ему хорошо заплатили за съемку и вообще акция проплачена из-за рубежа с целью запретить в России промысел тюленей. Тогда, в 1995 году дело закончилось тем, что «зеленым» удалось только поднять шум на месте промысла. В 2008 году они своего добились.

Притчей во языцех стал оглушительный скандал конца 70-х годов, когда французские журналисты доказали, что протесты местного отделения «Гринпис» против строительства во Франции АЭС оплачивались из американского кармана, а сами действия протестантов были согласованы с правительством США, продвигавшим на европейский рынок свои энергетические компании.

Американское экологическое общество под неповторимо «зеленым» названием «Служба ядерной информации и ресурсов США» (NIRS) еще в 1997 г. учредило гранты от 500 до 2000 долларов для всех «подвергающихся репрессиям» экологических организаций. Эти гранты выдавались только за антиядерные программы, только проведенные в форме «активных» действий типа пикетов и перекрытия дорог, и только на территории Восточной Европы и СНГ! Любому здравомыслящему человеку не может быть непонятно, что это означает – американские ядерные организации впрямую и открыто финансируют подрывную деятельность якобы «защитников природы».

Во время бомбардировок Сербии использовались снаряды с урановыми наполнителями и графитовыми бомбами. То же самое применялось американцами при бомбардировках иракских нефтяных объектов. В обоих этих случаях «зеленые» скромно смолчали.

Зато возглавили борьбу против фреоновых холодильников, объявив их главными губителями озонового слоя Земли. В прессе и на телевиденье против использования фреона вдруг стали выступать «научные эксперты и видные экологи»… Сегодня уже не секрет, что вся эта кампания была инициирована одним крупным западноевропейским производителем бытовых приборов, который, перейдя на выпуск холодильников без фреона, вдруг обнаружил, что его продукция неконкурентоспособна. Очень некстати для этой кампании выяснилось, что одно извержение вулкана выбрасывает в атмосферу фреона больше, чем было изготовлено всем человечеством, и что озоновая дыра над Антарктидой вообще не зависит от человеческого фактора.

Так что это не голословные обвинения. Крупные организации «зеленых» становятся отличным прикрытием для разведывательной и диверсионной деятельности, для подавления конкурентов, для вмешательства во внутренние дела суверенных государств.



Кто такие «зоозащитники»?

Одно из направлений деятельности «зеленых» – охрана животного мира планеты, и прежде всего редких, исчезающих видов фауны. Это можно объяснить прагматическими соображениями. Но не только. Человечество эволюционирует, в том числе и в морально-психологическом отношении, в обществе самопроизвольно формируются потребность в гуманном отношении к живым существам. Считавшиеся еще в первой половине прошлого века допустимыми геноцид в отношении тех или иных народов или расизм уже в середине ХХ столетия, то есть на протяжении жизни одного поколения, были признаны большинством населения планеты преступными. А к концу тысячелетия у большинства людей в продвинутых странах появилась потребность в гуманном отношении и к животным – как домашним, так и диким. Сторонники последнего стали называть себя «зоозащитниками». Как во всяком движении, в среде «зоозащитников» оформилось радикальное крыло, так называемые «зоорадикалы», являющиеся противниками любого использования человеком животных – как в питании, так и в различных сферах деятельности.



Были ли у нынешних зоозащитников предшественники?

Да, строгие законы, ограничивающие вивисекцию и устанавливающие жесткие правила забоя скота, были приняты в Германии в 1933 году, сразу после прихода к власти нацистов. Это дало повод преследовать евреев, как мучителей животных, из-за кошерного способа забоя скота. Было также запрещено держать животных в цирке. Вскоре Герман Геринг объявил по радио об «окончании невыносимых пыток и страданий животных во время экспериментов» и пригрозил заключением в концентрационные лагеря тех, кто считает животных «неодушевленной собственностью». Затем последовал целый ряд новых зоозащитных постановлений. Так в 1935 году были внесены изменения в закон об охоте, выразившиеся в жестком контроле над охотниками. В 1938 году нацисты запретили варить живьем ракообразных. И в том же году были выписаны предписания для старших офицеров СС о переходе на вегетарианскую диету, а в образовательных учреждениях был введен тридцатидвухчасовой курс «Защита животных».

По этой причине доктор Ганс Натхсхайм, изучавший действие нервнопаралитических препаратов на заключенных концлагерей – детях и взрослых, а также на кроликах, эксперименты на последних был вынужден проводить тайно.



А как современные зоозащитники ведут себя по отношению к людям?

Ненависть современных зоозащитников к людям поражает. Достаточно зайти на страничку Юрия Корецких (Альянс защитников животных) в соцсетях, чтобы убедиться в разнузданном человеконенавистничестве и паскудном отношении к своим оппонентам. Судя по комментариям, они готовы убивать не только охотников, но и их родственников и детей. Подобные заявления, вообще говоря, являются уголовным преступлением в соответствии как минимум тремя статьями УК РФ 205.2 (Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма…); 295 (Призывы к совершению действий, угрожающих общественному порядку…) и 282 (Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства…).

Но зоозащитники демонстрируют свою античеловеческую сущность не только в отношении своих оппонентов, но и в отношении своих же адептов. Так пятнадцать человек из экогруппы «Атши» однажды перекрыли улицу в Сочи, образовав цепочку с использованием наручников. Остановились все машины, кроме грузовика, у которого отказали тормоза. В результате у одной молодой активистки оторвало кисть руки. Пока откатывали грузовик и перерубали цепь, прошло слишком много времени. И только тогда из толпы зевак вышел человек, признавшийся, что ключ от наручников все это время был у него в кармане. Оказывается, «правилом хорошего тона» среди подобных «экологических» организаций считается ни при каких обстоятельствах не прекращать акцию – хранитель ключей не должен открывать себя даже в случае ЧП: готовность «зеленых» к самопожертвованию должны видеть все.



Что за организация Альянс защитников животных?

Альянс защитников животных (АЗЖ) – «зоозащитная» организация, которую возглавляет Юрий Корецких. Этому деятелю не чуждо портить чужое имущество, применяя в том числе поджоги и призывая повторять все это за ним людей с неокрепшим умом. Он называет свой террор «акциями прямого действия». Он не признает закон и общественный порядок. По фотографиям из его страниц в соцсетях можно сделать вывод о его приверженности к экстремизму, а также оскорблению чувств верующих в чистом виде, которое исходит как от самого Корецких, так и от организации, которую он возглавляет.

Альянс защитников животных (АЗЖ) – «зеркало» запрещенной в ряде стран организации Фронт освобождения животных (ФОЖ).



Разве зоозащитники не спасают животных от мучений?

Трудно назвать это спасением. Например, упомянутый выше Фронт освобождения животных, ФОЖ (Animal Liberation Front, ALF) практикует «прямые действия» для освобождения животных, находящихся в неволе.

Активисты ФОЖ «освобождают» животных из научных лабораторий и звероферм. В Москве свои первые акции по «освобождению» животных ФОЖ провел 21 апреля 2004 года. Его активисты проникли в виварий Первой медицинской академии им. Анохина РАМН, сломав двери и испортив оборудование. Из его помещения было вынесено 119 лягушек, предназначенных для опытов. Как следует из опубликованного заявления, все лягушки были вывезены за пределы города и отпущены на свободу. В качестве доказательства на сайте группы поддержки ФОЖ была размещена видеозапись. В том же году 8 мая из вивария биологического факультета МГУ исчезли 110 крыс и 5 кроликов. При этом был сорван целый ряд научных экспериментов. А главное, что, по словам заведующего кафедрой Высшей нервной деятельности МГУ Валерия Шульговского, акция ФОЖ в виварии МГУ была бессмысленна: «Животные не выживут в природе, они даже боятся покидать клетку. И главное, на этих крысах мы разрабатывали средства против алкоголизма. Эти крысы не могут пить чистую воду – только разбавленную спиртом». «Освобожденные» животные через несколько дней наверняка погибли, поскольку не приспособлены к жизни вне лаборатории.

Разумеется, такие акции не встречают поддержки у правоохранительных органов разных стран, и ФБР, например, признает ALF представляющим террористическую угрозу. В ряде стран эта организация запрещена.



Как зоозащитники относятся к христианской вере?

На сайте «зоозащитников» в разделе «Часто задаваемые вопросы» под № 24 есть пост, в котором написано следующее: «К сожалению, антропоцентризм, провозглашавший господство человека над всеми другими созданиями и имевший в течение многих веков поддержку в лице христианской церкви, привел человечество к глубокому экологическому и моральному кризисам». Очевидно, что это высказывание содержит признаки, которые можно расценивать как оскорбление чувств верующих, что подпадает под статью 148 УК РФ.



По каким направлениям зоозащитники ведут свою деятельность?

Самое известное направление деятельности зоозащитников – акции, поскольку информация о них попадает на страницы многотиражек и в новостные сюжеты телеканалов. Однако не меньшую активность они проявляют и в плане «вербовки» высокопоставленных чиновников, депутатов Госдумы и региональных депутатов с целью продвижения тех или иных нормативных актов.

Мы уже упоминали о Марии Воронцовой, которая представляет в России IFAW (International Fund for Animal Welfare), или Международный фонд за благополучие животных. Организация эта не зарегистрирована в нашей стране, не состоит на учете в налоговом органе. На сайте IFAW, на странице М.Н. Воронцовой указано, что это именно она инициировала кампанию, которая привела к запрету традиционной русской зимней охоты на медведей на берлоге. И это при том, что численность бурого медведя в стране неуклонно растет. Собрав сорок тысяч подписей под петицией против зимней охоты на берлоге, IFAW проинформировал МПР РФ о ПОЗИЦИИ РОССИЯН по данному виду охоты. Вдумайтесь в суть произошедшего: представительство иностранной организации собрало смехотворно ничтожное количество подписей (не исключено, что среди них было немало фиктивных) и фатально повлияло на наши традиции, культуру, наследие! Разве это не есть грубое вмешательство иностранцев во внутренние дела России?!

Если копнуть немного глубже, то окажется, что IFAW в ту пору возглавлял некий Аззедин Даунс, до того руководивший одной из структур USAID (UnitedStatesAgencyforInternationalDevelopment). А USAID – это центральный орган государственного управления Соединенных Штатов Америки в области ОКАЗАНИЯ ПОМОЩИ ЗА РУБЕЖОМ, и его деятельность в России запрещена с 1 октября 2012 года.

Другими словами, представитель НКО протащил через Минприроды России в обход общественного мнения и без должного обсуждения закон, запрещающий исконные охоты народов России на берложного медведя.



Стоит ли отказываться от животной пищи?

Причины, по которым люди отказываются от животной пищи и становятся вегетарианцами, различны. Одни считают, что это здоровое питание, и едят только растения ради хорошего самочувствия. Это их выбор, пусть он пойдет им на пользу. Другие – зоорадикалы – питаются растениями из идейных соображений, им претит использование в пищу «братьев наших меньших»: если вы едите мед, то вы за колонизацию и рабство пчел!

Так, например, Татьяна Павлова, основательница Центра защиты прав животных «Вита», выступала против «убийства» и любой «эксплуатации» животных во всех сферах использования их человеком – животноводство, звероводство, коневодство, спорт, цирк, медицина, фармакология, образование, охота, породное разведение животных и даже их содержание. Павлова не принимала также и лекарства «неэтичного» происхождения – все они испытываются на животных. Даже перед смертью она отказалась от капельницы.

На сегодняшний день лидером «зоозащитного» движения «Вита» является Ирина Новожилова, веган с 25-летним стажем (согласно данным с сайта организации). Адепты «Виты» утверждают: нельзя есть «трупы убитых животных», только этические вегетарианцы (веганы) являются избранной частью человечества. А вот по этому поводу у нас возникают серьезные сомнения.

Исследования Клива Бакстера в 60-х годах прошлого века выявили куда более сложную реакцию растений, чем способность реагировать на раздражители, что было известно задолго до этого. В частности, оказалось, что растения не только чувствуют боль, но и запоминают человека, который травмировал их. Так было доказано, что растения обладают памятью. И это означает, что у них есть некое подобие высшей нервной деятельности! А уже недавно ученые из Шотландии, в частности академик Эдинбургского университета Тони Труэвас, пришли к выводу, что растения способны к усвоению и анализу информации, как и животные. Они помнят, что с ними было в прошлом, могут предвидеть угрожающие им катаклизмы и общаться друг с другом, выделяя и поглощая разнообразные химические вещества. Так что идейные вегетарианцы и веганы напрасно считают, что нашли выход из предначертанного нам природой потребления пищи разумной и испытывающей боль. И в случае образования какого-нибудь Общества защиты растений «Авита», вегетарианцы и веганы окажутся всего лишь очередными изгоями общества, у которых «руки по локоть в зеленой крови невинных растений».



Кто заинтересован в том, чтобы животных было больше – «зеленые» или охотники?

Охотник заинтересован в том, чтобы иметь возможность охотиться, то есть он заинтересован в обилии охотничьих животных. Этот интерес не абстрактный: охотник платит охотпользователю деньги за право охоты в его хозяйстве, и охотпользователь материально заинтересован в том, чтобы зверь в его угодьях не переводился. Поэтому зверя в охотхозяйствах кормят, лечат, создают все необходимые условия (в том числе и зоны покоя), чтобы животные плодились и размножались.

Что касается «зеленых фондов» (в дальнейшем – ЗФ), то в их деятельности, которая обычно начинается с благих намерений и волонтерского движения, рано или поздно проявляется меркантильный интерес. Логика их деятельности понятна: они выясняют, численность какого животного оказалась в депрессивном состоянии, и начинают искать средства для создания условий по увеличению его численности. Эти средства – пожертвования – они получают от частных лиц и негосударственных благотворительных организаций. Разумеется, часть средств идет на «накладные расходы», к которым относится содержание административного аппарата ЗФ, проведение акций и прочее. Законов социума никто не отменял, и там, где начинают крутиться деньги, ситуация развивается по хорошо всем известному сценарию. Поначалу большая часть средств расходуется по прямому назначению, но со временем административный аппарат главной своей задачей начинает видеть поиск все большего количества пожертвований, из которых процент расходов по прямому назначению – на увеличение численности угрожаемого вида – становится далеко не самой большой статьей расходов. А поскольку люди и организации готовы жертвовать тогда, когда им жалко животных, ЗФ оказываются заинтересованными в том, чтобы видов, находящихся под угрозой исчезновения, было как можно больше. И в то же время, чтобы численность тех видов, которые уже попали в программы по восстановлению, росла не слишком интенсивно. Как говорится, ничего личного – простая математика.

Вот данные по бюджету «Гринпис» в 1998 году. Организация тратила на собственно экологические кампании чуть больше трети всех своих средств (38%) от общего числа расходов. 21% расходов – инвестирование в различные фонды, 15% – на «нужды администрации», 9% – на невнятную «поддержку акций», 9% – информирование публики о своих заслугах и еще 8% – траты на положительные отзывы в прессе. Чистая же прибыль «Гринпис» за 1998 год составила почти 101 миллион долларов США.

Люди в большинстве случаев проявляют жалось к животным и в принципе готовы им чем-то помочь. А раз так, то это уже определенный электорат, который можно объединить под теми или иными лозунгами. Разумеется, такой электорат интересен политикам, и они начинают финансировать деятельность ЗФ через те или иные благотворительные организации.

Финансирование ЗФ, как уже сказано выше, идет и со стороны корпораций, которые ведут через акции «зеленых» закамуфлированную борьбу с конкурентами.

Мало того, через финансирование негосударственных организаций, которые в свою очередь финансируют ЗФ, в игру вступают правительства отдельных стран. И легко понять, что в этой игре интересов и больших денег место действительно заинтересованных в сохранении и приумножении угрожаемых видов животных оказывается, как было сказано в одном фильме, «у параши».

Автор статьи: Анатолий Можаров, кандидат биологических наук. Максим Парфирьев, президент РОО «Клуб охотничьего собаководства «Акита Матаги Кэн»
Фото: Иллюстрации из архива авторов

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.