Зоошиза объявила нам войну

Категории: Статьи
20.05.2021
В преддверии осенних выборов в Госдуму РФ зоозащитникам потребовалось что-то такое, чем они смогли бы перекрыть в информационном пространстве весь тот кошмар и ужас, который породил 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными», превративший население России с января 2020 г. в подножный корм для бродячих собак. И они решили напасть на испытательно-тренировочную станцию «Фирсановка» – так началась история с продолжением, в которой подвергся нападению автор нашего журнала – Максим Парфирьев.

Прежде чем описать ход событий, нужно сказать буквально два слова об их участниках. Существует международное безлидерное движение Animal Liberation Front, или A.L.F. (по-русски ФОЖ – фронт освобождения животных). В большинстве стран A.L.F. запрещен как несущий внутригосударственную террористическую угрозу. По оценкам ФБР, A.L.F. находится на 2 месте в мире по количеству совершенных акций террористической направленности. При этом по каким-то неведомым причинам данная организация на территории РФ к запрещенным не относится. А их приверженцы в России называются «зоозащитниками», и у них есть свои страницы в соцсетях, в частности «Хэлпни.ру».
Так вот на этой самой странице 12 марта текущего года появилось воззвание к совершению незаконной акции. По сути это был пост экстремистского содержания, призывающий несведущих граждан к нападению на ИТС «Фирсановка» под предлогом некоего «освобождения животных», которых (в частности, медведя) якобы каждый день охотники с помощью своих собак разрывают на куски.
Почему они избрали своей целью именно «Фирсановку», нам не известно. Возможно, потому, что это охотничья база одного из старейших охотничье-рыболовных обществ с более чем полуторавековой историей (МСОО МООиР), и дебош на ней не остался бы незамеченным.
Естественно, в «Фирсановке» никто к такому развитию событий готов не был. И вот 14 марта в «Фирсановку» организованной автоколонной с забитыми снегом номерами прибыли так называемые «хелперы». В основном молодые парни с закрытыми масками лицами, одетые в «милитари». Управлял ими человек с нагрудной экшен-камерой и пистолетом на поясе. Безо всякого разрешения они двинулись толпой в сторону поляны с медведем, на которой в то время проводились состязания карело-финских лаек. От представителей силовых структур их отличали разве что разнузданность в поведении, брань и мат – походя они оскорбляли всех присутствовавших на ИТС. Сорвали флажковое ограждение, запрещающее проход посторонних лиц к месту испытания лаек, работавших по подсадному медведю, и принялись оскорблять экспертов, проводивших судейство. Угрозы, ругань, мат лились из их поганых глоток непрерывным потоком в сторону уважаемых в охотничьем сообществе людей преклонного возраста. Нарушая всю мыслимую технику безопасности, эта толпа поперлась на поляну к медведю, который мог запросто их покалечить. Два работника станции попытались их вежливо выпроводить в безопасное место, на что в адрес этих работников посыпались оскорбления с угрозами.
Вторым актом гнусного спектакля стала ария толпы крикливого бабья. Крик, вопли, оскорбления – и все это снималось на камеру. «Хелперы» требовали несусветных глупостей – предоставить им документы на животных, отдать им медведя и прочих животных, находящихся на ИТС «Фирсановка».
Охотники, находившиеся на станции, начали звонить и отправлять СМСки всем знакомым. Попросили приехать Максима, и дальше он поведет рассказ от первого лица.
Тревожный звонок раздался, когда я занимался решением семейно-бытовых проблем. Пришлось все бросать и ехать на станцию. По дороге запустил стрим (прямую трансляцию) в одну из наших открытых групп и начал с рассказа о том, кто такие зоозащитники, чего добиваются. Меня особенно беспокоит тот факт, что их сильно поддерживают СМИ, включая федеральные телеканалы.
На ИТС прибыл, когда зоозащитников уже вытесняли за ворота станции. Увидел большое скопление людей, хаотично припаркованных автомобилей, среди которых был полицейский УАЗ «Патриот». Припарковался, вышел из автомобиля, продолжая вести стрим, несколько раз громко спросил у зоозащитников, кто из них старший. Ответа не последовало – их лидер, некий Василий (его имя я узнал позже – он появился в новостной программе на «России 1»), не решился признаться на камеру в том, что является организатором акции. На поясе у него я заметил пистолет в кобуре, визуально похожий на травматический двуствольный комплекс «ОСА».
Пересказывать состоявшийся диалог с зоозащитниками долго и бессмысленно. Отмечу лишь, что, по-моему, среди всей этой зоозащитной массовки были как радикально настроенные фанатики, так и люди несведущие, по всей видимости, совсем недавно вовлеченные в их ряды. Только одна из зоозащитниц вдруг слетела с катушек и выкрикнула: «Я бы на законодательном уровне травила таких, как вы!» После чего Василий пригрозил мне: «Мы с тобой обязательно встретимся. Не под камерами! Жди!». Через некоторое время по команде Василия все расселись по машинам и организованной автоколонной уехали.
17 марта должен был состояться круглый стол в Общественной палате России по проблемам, вызванным 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными», а накануне мне пришла СМС от некоего Михаила Усманова, который преследует меня уже года три, вызывая на кулачный бой. Это его любимое занятие – всех несогласных с зоозащитой он вызывает на такой бой, куда или не приезжает, или приезжает с группой 5-7 человек. Этот странный человек живет вроде бы в Калуге и зарегистрирован на сайте знакомств для оказания интимных услуг. Кто знает, возможно, через этот сайт жизненный путь и привел Мишу к защите прав животных. Текст СМС был таким: «Мы знаем, где вы будете завтра».
Круглый стол в Общественной палате 17 марта вел модератор Елена Шаройкина.
В полупустом зале присутствовало большое число зоозащитников и заметно меньше половины противников 498-ФЗ, среди которых были мои знакомые Александр Кулагин,
Михаил Деев, Сергей Селиванов, Кирьянов Антон, Светлана и Евгений Ильинские и другие. У меня лично сложилось впечатление, что такая расстановка сил была изначально спланирована, а зоозащитникам откровенно подыгрывали представители Общественной палаты. Как только выходили выступать мои единомышленники, зоозащитники устраивали в зале шум-гам, выкрикивали с мест в том числе и оскорбления в адрес выступавших. Среди зоозащитников был инвалид, по всей видимости, страдающий ДЦП, который запомнился тем, что злобно оскорблял противников 498-ФЗ. Даже Олег Сирота, член Общественной палаты, столкнулся с хамством так называемой зоозащиты.
Мой доклад, пожалуй, был самым скандальным. Модератор даже не озвучила его название. Выступление сопровождалось постоянными выкриками из зала. В самом начале я сказал, что у 498-ФЗ есть голос, и поднес к микрофону телефон с аудиозаписью криков детей, на которых нападают бродячие собаки. Зоозащита сразу же впала в истерику. Было такое впечатление, что из них начали вылезать бесы! Когда я обратился к известному факту, что собака – это плотоядное животное отряда хищных семейства псовых, а бродячая собака – синантропный хищник инвазивного вида, зал буквально взвыл. Я даже подумал, не оборотни ли тут собрались.
В общем, доклад удалось озвучить процентов на 15, не больше. Вместо того, чтобы дать мне выступить, модератор бросила в мой адрес, что я, видите ли, выступаю уже 2 часа. Пришлось вернуться в зал. Большому количеству наших сторонников слово предоставлено так и не было.
Зоозащитникам выступать никто не мешал, и выступали они столько времени, сколько хотели. При этом договорились до того, что назвали собак «членами социума», поставили выше подвига Александра Матросова поступок пожилой женщины, вынесшей из горящего приюта собак и кошек. Певица Ольга Орлова на мой вопрос, чья жизнь ценнее – человека или животного, ушла от ответа. Юрий Корецких из «Альянса Защитников Животных» показывал какие-то графики с какими-то цифрами, взятыми непонятно откуда. Никаких документов, подкрепляющих цифры, он не упомянул.
Подытоживая результаты круглого стола, мы пришли к выводу, что был разыгран спектакль, чтобы продавить зоозащитную позицию и сохранить людоедский 498-ФЗ.
По окончании круглого стола мы с коллегами отправились к метро, и я решил зайти в магазин купить чипсов. Со мной зашли еще двое или трое. На выходе из магазина я стал открывать пакет чипсов и в этот миг меня будто кто-то ударил дважды по глазам. Это были выстрелы в упор из газового пистолета. От резкого запаха я начал задыхаться. Лицо, голова, руки горели огнем. С закрытыми глазами я вернулся в магазин и попросил у продавцов воды. Услышал, как крикнула Светлана: «Что это было? В меня попали! Это же кислота!» Жгло в самом деле так, будто на лицо выплеснули серную кислоту. Можете представить, что я при этих словах испытал. Достал смартфон. Казалось, что держу в руке кусок раскаленного металла. Женя помог через 112 вызвать «скорую» и полицию. Огромное спасибо бригаде скорой помощи № 35213! Они были вежливы и очень обходительны. Тогда я и узнал, что это был газ, и мне досталось больше всех. Лицо горело, носоглотка распухла. Закапать препарат в глаза получилось только с третьего раза – как только закидывал голову назад, начинал задыхаться. После оказания первой помощи нас отвезли в Боткинскую больницу. После процедур – в отдел полиции и домой.
На протяжении почти двух недель при каждом умывании жгло лицо и руки – настолько едкой была эта дрянь. Поскольку появились проблемы со зрением, сопровождающиеся раздражением глаз, пришлось носить солнцезащитные очки.
Думаю, что к нападению могут быть причастны лишь две зоозащитные организации: «Альянс Защитников Животных» и «Хэлпни.ру», так как угрозы поступали от представителей обеих. На следующий день узнал, что модератор Елена Шаройкина сделала заявление, будто данное событие никак не связано с круглым столом в Общественной палате. Даже саркастически улыбнуться на такое заявление не было сил.
Происшествие сразу же осветило не менее полусотни информационных агентств и СМИ. Причем в одних меня назвали «общественным деятелем» и «защитником прав охотников», а примерно в половине – «известным догхантером». Как вы понимаете, никаким догхантером я не являюсь, поскольку я охотник и заводчик собак, и представиться СМИ так не мог. Значит кто-то из представителей СМИ знал о том, что произойдет заранее, либо сам принимал участие в этой откровенно террористической акции. Позже мы выяснили имена двух сотрудников СМИ, состоящих в вышеуказанных зоозащитных организациях.
Шума было много, ситуация получила резонанс, поскольку это не было бытовым конфликтом или ссорой, это была акция устрашения несогласных. Да еще где – возле Общественной палаты РФ! Другими словами, это была террористическая акция, направленная против общественных деятелей, представляющих интересы большей части нашего общества.
Потом меня пригласили на телепередачу «Прямой эфир с Андреем Малаховым» и на телепередачу «Прав!Да?» на ОРТ. Обе программы, как оказалось, вовсе не прямой эфир, они пойдут в записи (если пойдут). Как там чего нарежут – неизвестно. Увидим позже.
Благодаря профессионализму оперативников МВД 08 апреля 2021 г. был задержан стрелявший. Им оказался 30-летний зоозащитник по имени Роман. На следующий день состоялась очная ставка, где я опознал нападавшего, а нападавший не отрицал факта нападения. Из его эмоциональных и путанных объяснений стало понятно, что выстрелил он в меня за то, что я с трибуны Общественной палаты РФ сказал, что человеческая жизнь ценнее жизни собаки. Вряд ли такие его слова можно считать раскаяньем: «Если бы вернуть время вспять, я бы взял не двухствольный, а четырехствольный пистолет».
Все зоозащитное сообщество не только не осуждает действия Романа, зоозащитники всячески оскорбляют меня в соцсетях, радуются тому, что мне было очень больно, жалеют, что меня не убили, и решают, как помочь Роману избежать наказания. Честно говоря, меня все еще удивляет людоедская злобность этих существ, которых не поворачивается язык назвать людьми. Если у нас, в охотничьем сообществе, осуждаются любые негативные деяния, идущие вразрез с понятиями правильной охоты, то у зоозащитников ненависть к людям просто зашкаливает. И это в их среде не случайное отклонение от нормы, это как раз норма.
Зоозащита – это уже не потенциальная, а вполне реальная террористическая угроза обществу! Мне кажется странным, что таких очевидных вещей не видит (или не желает видеть?) наша законодательная власть.
История с ИТС «Фирсановка» не окончена. Зоозащитники остались недовольны ответом из природоохранной прокуратуры о том, что нарушений по содержанию зверей на ИТС «Фирсановка» не выявлено. Они продолжают массированно забрасывать своими писульками природоохранную прокуратуру и другие инстанции. Со стороны охотников также растет волна недовольства. Так, например, охотник и видеоблогер Владимир на своем ютуб-канале разместил наше видеообращение, где я комментирую происшедшее. К моменту написания данной статьи за несколько дней этот ролик посмотрели более 54 000 охотников. И это еще немного по меркам нашего огромного охотничьего сообщества. Ежедневно я получаю десятки звонков и писем от охотников со всей России, возмущенных такой агрессией со стороны «зеленых».
По факту нападения зоозащитников на ИТС «Фирсановка» нами готовится к подаче заявление с просьбой возбудить уголовное дело по статье 162 УК РФ «Разбой».
Ясно одно – если в ближайшее время правоохранительные органы не займутся решением вопросов по нейтрализации зоозащитных организаций (последователей международного безлидерного движения Animal Liberation Front), то очевидно, что зоозащитники пойдут на повышение ставок, и тогда ценой умалчивания их деятельности могут стать человеческие жизни.
Не прощаемся. По мере развития ситуации мы будем информировать читателей журнала.
Автор статьи: Максим Парфирьев, Владимир Овчинников
Фото: Максим Парфирьев, Владимир Овчинников